Ветер перемен

Локаут — это хорошо. Он не просто нужен, он жизненно необходим. Это не только шанс усмирить пыл тех или иных игроков, возомнивших о себе слишком много, но и реальная возможность исправить ошибки, провести над ними настоящую плодотворную работу.

Для комиссионера НБА Дэвида Стерна (справа) наступили тяжелые деньки.
Для комиссионера НБА Дэвида Стерна (справа) наступили тяжелые деньки.
NbaДля комиссионера НБА Дэвида Стерна (справа) наступили тяжелые деньки. Reuters

Локаут — это хорошо. Он не просто нужен, он жизненно необходим. Это не только шанс усмирить пыл тех или иных игроков, возомнивших о себе слишком много, но и реальная возможность исправить ошибки, провести над ними настоящую плодотворную работу.

Коллективное соглашение, истекшее 30 июня, не было таким уж плохим. Благодаря ему мы получили фиксированный максимум зарплат для новичков, великолепную систему страхования, сдержали аппетиты европейских клубов, пытавшихся нагреться на своих молодых дарованиях, прописывая в детских контрактах нереальные суммы отступных за отъезд именно в сильнейшую лигу мира… Оно много дало, подтолкнуло клубы к поиску новых стратегий развития, но договор не сделал главного — он не поддержал потолок зарплат, он разрушил его.

То, что в НБА называлось salary cap, не имело ничего общего с этим понятием. Я много раз слышал от футбольныхлюдей про то, что в заокеанских видах спорта есть такие вещи и, мол, они работают и эффективно. Однако, эти господа не могли найти аргументов, когда мне приходилось говорить им о том, что больше 80% команд Национальной Баскетбольной Ассоциации находятся за этой границей. Они не понимали, что такое возможно в природе, им было известно лишь одно: лимит зарплат есть, и хоть ты тресни. Так и для нас. «Верхушка» якобы присутствует, но разве можно назвать эту «кепку» потолком, если как минимум четыре из пяти клубов находятся выше нее, а «Нью-Йорк» Айзеи или недавние «Лейкерс» превышают ее едва ли не в два раза? Это филькина грамота, а не ограничение. Оно просто не работает.

То, что в НБА называлось salary cap, не имело ничего общего с этим понятием.

Давайте поставим знак «60» на улице возле какого-то здания, но автомобили там будут проезжать со скоростью 70-80-90, а власть или патрульная служба будут не просто не наказывать за это, а еще и поощрять. Мол, по субботам у нас есть «исключение среднего уровня», поэтому если ваше транспортное средство имеет объем двигателя 1,3, то вы можете ехать 80, а по вторникам у нас «ветеранский минимум» – если вашей машине больше тридцати лет, езжайте с той скоростью, которую потянет ваша старушка. Также не забывайте про «права Берда» – если вы в одном населенном пункте уже отстегнули сумму с тремя нулями в долларовом эквиваленте, то можете гнать хоть 120.

Каким бы абсурдным это ни казалось, но по таким правилам и жила НБА в последние десять лет. Сочетание объективно не работавшего «кэпа» с гарантированным статусом практически всех контрактов и их непомерной длиной привело к тому, что владельцы поголовно за локаут как вид тогда, когда лига наконец-то стала показывать признаки роста всеобщего интереса. Постарались Яо и Азия, Дюрэнт, Гриффин, заговор-объединение (ненависть — тоже внимание), возвращение больших команд с огромных рынков («Лейкерс», «Бостон», «Чикаго», «Нью-Йорк») и всякие приятные проекты, давшие результаты, к которым так стремились Дэвид Стерн, Адам Сильвер и прочие представители руководящих органов. Только вот все это можно смело собрать и выбросить в мусорное ведро, ведь такие положительные аспекты — не больше чем ширма, то, что вряд ли смогло бы убедить владельцев. Они поголовно за закрытие как за рычаг для внедрения изменений прямо в систему, буквально в ее ядро, и каждый из них имел массу собственных веских оснований.

Кого-то пугают непомерные контракты. Смотрим в корень: средняя зарплата в НБА 5,8 М (пресловутое «MLE»). Сумма любого годового оклада баскетболиста разбивается на 82 платежа, по одному за каждую игру регулярного чемпионата. Таким образом, прибегнув к элементарной арифметике, мы получаем: 5 800 000 / 82 = почти 71 тысяча долларов. Именно столько «падает» на банковский счет игрока после одного матча в среднем по лиге. Таких у «денежного мешка» по 13-15 человек в заявке, и все это повторяется по три-четыре раза в неделю, месяц за месяцем. Это прописано в соглашении. А какие гарантии получает сам владелец? Разве что рукава от жилетки. Исполнители, заимев такие суммы, о которых многие даже не мечтают, всего за пару-тройку дней могут делать практически все, что хотят. Они лишь обязаны не глотать таблы, не ругать руководство публично, не драться с партнерами, тренерами, судьями и болельщиками и выполнять определенные нормы правил поведения в обществе. В общем, не быть Лэтреллом Спрюэллом. Не так уж и сложно для миллионера или просто взрослого человека. Крутые лимиты, правда? Поэтому они могут торчать в Интернете во время поединка, как Чарли Виллануэва, распинаясь в твиттере, обжираться гамбургерами, как Эдди Карри или Джером Джеймс, забыть о баскетболе, как Бобби Симмонс или прибыть в расположение команды на предсезонную подготовку с двадцатью и более килограммами лишнего веса, как Бэрон Дэвис… И за это тебе никто ничего не сделает. Нет инструментов и рычагов воздействия.

Другим не нравится то, что при всем при этом, оклады еще и гарантированы. Возьмем футбол: попался тебе отвратительный игрок, не имеющий в своем лексиконе слова «профессионализм» или «режим», и ты можешь в любой момент выставить его на трансфер и получить компенсацию, перевести в дублирующий состав и лишить части зарплаты или просто отпустить восвояси, заплатив лишь неустойку, далеко не всегда огромную. Здесь же ты не просто  будешь вынужден выплатить практически всю сумму по договору, если испытаешь жажду того, чтобы помахать ему ручкой, так еще и висеть она будет на твоей платежной ведомости мертвым грузом и вредить процессу комплектования команды на ближайшие несколько сезонов! Не хочешь так? Держи его у себя и плати «налог на роскошь», если все-таки решаешь усиливаться, имея такой балласт под собственным боком.

Третьи недовольны процентами повышения заработной платы при подписании контракта, которые вряд ли уместны в любом соглашении без статуса бонуса. Как нормальный мир работает в этой сфере? Мы дадим такую-то прибавку, если попадем в Лигу чемпионов, выиграем какой-то трофей, сохраним место в элитном дивизионе, или тебе лично удастся добиться обусловленных ниже индивидуальных результатов. В НБА все иначе, здесь эти показатели прибавляются к зарплате сразу же, и лишь в некоторых случаях они несут бонусную основу под собой. Поэтому все эти +8% от года к году не больше чем манипулятор в руках агента: команда А дает моему клиенту десять миллионов в год с последующим повышением на 5% в течение четырех лет. Готовы ли вы, менеджер команды Б, дать нам максимальные 8%, чтобы мой работодатель, являющийся на данный момент свободным агентом, отдыхающим где-то в Карибском море, признался в любви вам, вашей жене, клубу, майке и владельцу? При этом никто не заикается о том, что продуктивность игрока должна расти вместе с прибавкой к зарплате. Это уже зависит от профессионализма. Глупо? Разумеется, но так живет Национальная Баскетбольная Ассоциация, точнее жила. Надеюсь, что жила. 

Четвертым не по душе объединения звезд, для которых достаточно широкий запас в платежке дает все основания для создания групп по интересам, если ты при этом представляешь большой рынок. Ни один владелец маленькой команды, строящей планы по внедрению своего бренда на международные рынки, по максимизации интереса к собственному детищу в родном регионе, по созданию любого плацдарма для развития проекта в будущем, не захочет столкнуться с ситуацией, когда твой лучший игрок, краеугольный камень не только на площадке, но и вне ее пределов, вдруг захочет двинуть под более яркую вывеску, имеющую достаточно свободного места, чтобы создать под ней целый клан. Это оставляет тебя не просто без особенного таланта, но и без прогнозированной прибыли и заставляет спихнуть на свалку истории все те вложения, которые были заранее инвестированы в те или иные программы. Это не только потеря финансов за вчера и сегодня, это лишение значительных сумм еще и за завтра, что в сочетании с потерей зрительского интереса превращает жизнь «френчайза» в жалкое существование, не более.

Игроки просто привыкли к тому, чтобы получать фантастические деньги и практически ничего при этом не гарантировать взамен. 

У пятых система распределения доходов вызывает отвращение. Шестые негодуют при обсуждении жалких сумм премиальных. Седьмые пытаются бастовать против системы телевещания, которая приносит в казну больших клубов с огромных рынков очень серьезные барыши, а командам поменьше оставляет объедки, при этом сам же верховный офис элементарно игнорирует их потребности в массовом зрителе, не предоставляя коллективу возможности побывать на национальном телевидении. Некоторые представители Лиги ни разу за сезон не выходят за пределы локальных ТВ-каналов, а НБА в ответ говорит им железно: вы недостаточно хороши, непривлекательны, или просто ваш баскетбол не будет интереснее сериала. Растите. Восьмых, девятых и десятых не устраивают уже по паре-тройке из предоставленных выше причин, а самых отчаянных, одиннадцатых, выводит из себя сразу все. В любом случае, каждому из владельцев есть, что сказать о коллективном договоре, и эти слова и эпитеты вряд ли можно внести в раздел приятных. Поэтому локаут — это их инструмент, рычаг воздействия, который определяет будущее не столько на год, сколько на целое десятилетие. Может показаться, что их предложения абсурдны, но это только с сегодняшней точки зрения.

Система ценностей изменилась до неузнаваемости, а игроки в свою очередь разжирели до безобразия. Они просто привыкли к тому, чтобы получать фантастические деньги и практически ничего при этом не гарантировать взамен. Нынешние зарплаты непомерны. Сорок пять миллионов долларов в качестве «потолка» кажутся безумием, но давайте посмотрим правде в глаза: эта сумма производит такое впечатление на фоне сегодняшнего положения вещей в платежках команд, а не в реальном мире. Конечно, это будет выглядеть так, если генеральный менеджер дает 50М на 5 лет игроку, который не будет выступать на «Матче всех Звезд», не приведет команду к чемпионству или к победе в дивизионе, а будет просто дополнять уже имеющихся исполнителей. Заметьте, ключевое слово – «дополнять». За десятку в год. Ребята, вы сошли с ума.

Прикинув на глаз, можно с уверенностью сказать, что 80% «взрослых» контрактов в НБА переоценены, а значительная часть из них — еще как! Когда оборонительные центровые получают колоссальные суммы за то, что могут торчать под корзиной, но при этом лишь троих из них язык повернется назвать реально «защитными» (Богут, Ноа, Варежао, Ховард же стал комплексным), то чего еще вы ждете? Владелец понимает, что для того, чтобы быть прибыльным клубом не из Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, необходимо быть конкурентоспособным коллективом. Для того чтобы стать таковым, нужно подписывать солидных и качественных игроков. Агенты, параллельным курсом осознают, что обойма А хочет чего-то достичь, а значит можно выторговать из ее руководства намного больше, чем хочет сам спортсмен или чем элементарно стоят его услуги. Так рождается контракт Рашарда Льюиса.

Цифра 45 — это не «я хочу», это граница, при которой френчайз из ниоткуда может показать крошечную, но прибыль, выйти «в ноль» или попросту минимизировать убытки, имея при этом перспективу для того, чтобы завтра перейти в статус вторых или первых. Люди, которые сидят там за калькуляторами намного умнее нас, и они видят как перспективы рынка на несколько лет вперед, так и реальное положение вещей. И если они считают, что такой потолок поможет клубу улучшить финансовое положение и перестать жить взаймы, то владелец до конца будет стоять за это право. Потому что лишь несколько человек нарисовались здесь, чтобы веселиться и играть в «Манчестер Сити», большинство же пришло зарабатывать, и постарается бороться за условия, помогающие достичь этого.

Мэтт Боннер рассказал о том, что это худшее коллективное соглашение в истории, и профсоюз реально не может его принять. Это якобы оскорбительно. Как бы забавно это ни звучало, но время игроков и их агентов прошло. Они имели более десяти лет для того, чтобы резвиться и ездить на шее у других. Сейчас же свое веское слово взяли владельцы. Именно они потратят считанные «копейки» на содержание арены и инфраструктуры, но не выбросят едва ли сотню миллионов на баскетболистов, каждый из которых может оказаться как новым Кобе Брайантом в аспекте профессионализма, так и Джеромом Джеймсом.

Никто в мире не готов платить баскетболистам даже половину того, что они имеют сейчас.

«Денежные мешки» имеют опыт локаута в НХЛ, когда их коллеги добились тяжелого потолка и снизили расходы, усмирив аппетиты тех, кто также плевался, как сегодняшний профсоюз. Ребята поездили по миру и поняли, что зарабатывать по-настоящему могут лишь там, в Северной Америке, не только вытаскивая деньги из клубной казны, но и пользуясь доходами от рекламы и атрибутики в полной мере. С НБА-шными товарищами дела обстоят намного хуже. У них нет хоккейной России, способной вложить в них деньги, зная, что интерес к этому виду спорта частично отобьет затраты. Никто в мире не готов платить им даже половину того, что они имеют сейчас, и, учитывая все кризисы, завтра и послезавтра ситуация к лучшему не изменится. Поэтому, посидев годик без привычных миллионов, баскетболисты согласятся едва ли не на все условия, потому что поймут, что у них не так много лет как у коллег, гоняющих шайбу, чтобы разбрасываться ими направо и налево. Здесь дабы в сорок быть звездой, нужно иметь в своем паспорте надпись «Майкл Джордан» или «Карим Абдул-Джаббар» с печатью и фотографией. Есть такие?

Я не думаю, что тяжелый потолок установится на уровне 45М, ведь «денежным мешкам» придется пойти на уступки, потому что без них невозможен консенсус как вид. Но я искренне надеюсь, что им хватит веры, мужества и терпения, чтобы поставить звезд и рядовых игроков на место. Национальная Баскетбольная Ассоциация не может существовать в таком виде, в котором она живет сейчас. В ней должны произойти изменения. И если нужно будет подождать год, чтобы двадцать два убыточных клуба получили ресурс для того, чтобы вылезти из долгов, я согласен ждать. Если необходимы столь серьезные меры, чтобы не повторилось новых Дэмпьеров, Фойлов, Аутло, Карри, Симмонсов и прочих, я двумя руками за них.

Коллективный договор прошлого образца обезопасил владельца от проблем с контрактами травмированных игроков, предоставляя им 80%-ное покрытие заработной платы лечащегося баскетболиста от имени страховой компании в случае, если он пропустил больше сорока одного матча регулярного чемпионата кряду, позволив тому же Полу Аллену не боятся давать деньги Грэгу Одену, ведь один из основателей Майкрософт будет платить лишь часть из данной суммы, пока горе-центровой не наденет клубную майку в раздевалке и не выйдет на паркет. Но он ничего не сделал, дабы спасти их от человеческой натуры как фактора.

Я до сих пор помню показательный пример, и я не устаю его повторять. Джеки Батлер пообещал Поповичу, что будет расти и усердно прогрессировать. Грегг, как армейский человек старой закалки, имевший дело с мужиками, держащими свое слово, махнул головой. Бьюфорд подписал центрового, который тут же забил на все. Ар Си был вынужден отдавать его контракт «Хьюстону» с Луисом Сколой в придачу, дабы уйти от убытков. Задайте себе вопрос: что было бы, ежели у «Сперс» сейчас имелся бы не один, а сразу два выдающихся аргентинских баскетболиста? Даже великие и образцово-показательные организации сталкиваются с таким отношением игроков к делу, и они никак не могут защитить себя, потому что спортсмен и агент в этой Лиге — голова, а не непосредственный начальник, как должно быть.

Пришло время изменить вектор, дабы новое поколение элементарно имело будущее.

Пришло время изменить вектор, дабы новое поколение элементарно имело будущее. Нужно сделать так, чтобы особенный драфт-класс-12 приходил в другую НБА, хоть на чуточку, но чище, чем прежде, ведь они в сочетании с нынешними юными звездами и станут каркасом для новой эры, а все мы хотим одного: любая грядущая эпоха обязана быть лучше, чем предыдущая.  

... и если локаут — это лучший выход, такая себе показательная порка, способная сделать завтрашнее утро светлее, то я поддерживаю это стремление банально из-за любви к игре, которую в отличие от рекламных контрактов, нельзя измерить миллионами на банковском счету. Она либо есть, либо как у Маркуса Бэнкса, заявлявшего перед драфтом руководству «Бостона» о том, что его цель — стать манекенщиком, а не чемпионом сильнейшей лиги мира.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.