Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Не Тайсон

    Перед боем с Владимиром Кличко Жан-Марк Мормек говорил: «Я — не Майк Тайсон». Французский боксер не кокетничал. Он реально оценивал свои силы, коих хватило аккурат на четыре раунда в противостоянии с украинским гигантом. Кличко в 50-й раз за карьере одержал досрочную победу. Андрей Баздрев рассказывает, как это было.

    Никто не может остановить братьев Кличко. Жаль, Майк Тайсон повесил перчатки на гвоздь
    Никто не может остановить братьев Кличко. Жаль, Майк Тайсон повесил перчатки на гвоздь
    KlychkoНикто не может остановить братьев Кличко. Жаль, Майк Тайсон повесил перчатки на гвоздь GETTY IMAGES

    Перед боем с Владимиром Кличко Жан-Марк Мормек говорил: «Я — не Майк Тайсон». Французский боксер не кокетничал. Он реально оценивал свои силы, коих хватило аккурат на четыре раунда в противостоянии с украинским гигантом. Кличко в 50-й раз за карьере одержал досрочную победу. Андрей Баздрев рассказывает, как это было.

    Лучи спроецировали над ареной посеребренный профиль Майкла Баффера, вывели его «Let′s get ready to rumble!» – и вот он сам появился, призывая и заклиная силы, столкновение которых, судя по драматической обстановке, грозило разрушить мир (ну или хотя бы ESPRIT arena) до основания. Мормек явился из тени и прошел к рингу тенью, навевая грустные мысли об одиночестве и предопределенности... Кличко мы увидели без серфа, но зато внутри волны, эффектно образовавшей трубу, по которой Владимир (нет, он вовсе не раздвигал воды моря, как Моисей) и двинулся к рингу. Что ж, начиналось все неплохо.

    Страх и ненависть

    Но тогда откуда это странное чувство недосказанности, обманутости, переходящих в тупую бессильную ярость и желание пообещать никогда больше не смотреть бои братьев Кличко — опять? Я даже не про себя говорю — я ждал нокаут, и я его, технически говоря, получил. Крутость Владимира Кличко все еще не знает границ. Но не зацепило.

    Основные мотиваторы, струны, затрагивая которые создатели массового продукта умело направляют на него наше внимание, за многие десятилетия не изменились. Страх, секс, ненависть, правда жизни и некий human touch — милая сердцу вещь — все еще определяют, кого и как внимательно мы будем слушать/читать/смотреть. Не то, чтобы у Кличко совсем ничего не было. Сыграл немного на жалости (к парнишке, выносившем пояс журнала «РИНГ») и национальной гордости (не вмерла Украина!), немного на зависти (к себе и своим миллионам)... Но не зазвучало, т.к. по-настоящему сильных эмоций мы не получили. Ни страха, ни похоти (а, кстати, рингкард-герлз были в порядке), ни ненависти — лишь скука и желание поскорее пойти спать.

    Тинто Брасс

    Может, я ошибаюсь и просто меня сбивает с толку тот факт, что в ночном эфире канала РЕН всегда раньше шли низкопробные эротические фильмы... Но продукт режиссеров из Дюссельдорфа (кстати, место характерное) – тоже получился нифига не Тинто Брасс. Да, высокобюджетно, ярко, много световых эффектов, отличный звук, выверенное шоу — но там, где можно было смело давать «Калигулу», со всем пафосом, жестокостью и порочностью, нам преподнесли снятых в крохотном павильоне на ручную камеру «Одиноких и похотливых», ну или «Эммануэль против Дракулы» – что даже самую малость в смысле художественных достоинств не приблизится даже к сомнительной на мой вкус межгалактической экспедиции Барбареллы в поисках доктора Дюран-Дюрана.

    Мормеку везде мерещилась цифра 50 — и он подсознательно уже сам хотел сделать всю работу за Владимира, чем изрядно чемпиона удивил. Микросотрясения в его голове сами собой случались и звенеть и дребезжать там вдруг начинало еще когда кулак в перчатке Grant′s (небольшая аккуратная рука — смертельное орудие панчера) только начинал движение к цели.

    Быть Жаном-Марком Мормеком

    И мы лишь в очередной раз убедились в том, что соперники Кличко продолжают изучать правила увлекательной игры — get rich or die tryin′, не понимая, что одно от другого должно находиться в совершенно четкой зависимости. Ситуация изменилась, всех волнуют только деньги, и дело не в Мормеке. Он живет в такое время, когда такое поведение и жизненная позиция допустимы. А он лучший и самый известный боксер своей страны, так? 

    Лоран Дотиль, что зарубался по-страшному с Кидом Гэвиланом и Джейком ЛаМоттой — умер в нищете и был похоронен на кладбище для бедных на окраине Бузенваля. Когда ЛаМотта нокаутировал Дотиля в реванше, в 15 раунде, за 13 секунда до конца, уступая по очкам, французский воин сумел это пережить. «Месье Бару, я хотел выиграть эффектно, нокаутом»... Его сердце не выдержало другого — инсценировать в цирке снова и снова последний раунд боя с ЛаМоттой, чтобы прокормить семью — и проигрывать снова и снова, на этот раз не «Бешеному Быку», а клоуну. Самая худшая из казней — и Мормеку она не грозит.

    Несколько минут стыдливых оправданий — и ты дома. А ведь как замечательно он говорил перед боем, когда Владимир Кличко сравнил его в каком-то своем интервью с Тайсоном.

    «Я не Тайсон, хотя это забавный пиар-ход, — заявил Мормек. – У меня нет ни его взрыва, ни качества его удара. Но я верю в свои силы».

    Тайсон и Бельмондо

    Наверное, о том же он сообщил Жану Полю Бельмондо, прибывшему на арену в его поддержку. 

    «Ты не Тайсон, но ты можешь попробовать сыграть Тайсона!» – дал Мормеку ценный совет важный старик.

    И Мормек сыграл. Актерского таланта ему немного не хватило — хотя маятник он изобразил вполне достойно — пока Кличко не раскусил его игру. Француз определенно не силен в покере. И, кстати, трудно заставить соперника поверить в то, что твои удары опасны — если ты их совершенно не бросаешь. Руки намертво приросли к челюсти — это, по его замыслу, должно было дать Мормеку некое неоспоримое преимущество, но на самом деле только сделало картину его поражения еще более безрадостной. 

    ВИДЕО

    Жить с Эдит Пиаф

    Другой соотечественник Жан-Марка Марсель Сердан, дравшийся с тем же «Бешеным» ЛаМоттой с самого первого раунда с выбитым плечом, заботилсяв бою  о своей безопасности куда меньше. Он 10 раундов заколачивал в соперника удары, прежде чем признать, что это был просто не его день. Мормек, наверное, умнее Сердана — он понял все с первого раунда. Правда, ведь Сердан на этом не успокоился — и полетел брать у ЛаМотты реванш — и понадобилась авиакатастрофа над Азорами, чтобы его остановить. Зато Сердан был героем и жил с Эдит Пиаф. Ни то, ни другое Жану-Марку Мормеку не грозит.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.