Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Секта Марадоны

    Виртуозно жонглируя опасными понятиями «гений», «смирение», «авантюризм» и «секта», Станислав Минин выводит формулу силы тренера Марадоны, уверяет, что его успех поможет футболу встряхнуться и познать себя, и заключает, что Марадона – и не тренер пока, а редкая профессия.

    Диего Марадона - это не человек, а целая профессия.
    Диего Марадона - это не человек, а целая профессия.
    Maradona3 Диего Марадона - это не человек, а целая профессия. Getty Images

    Виртуозно жонглируя опасными понятиями «гений», «смирение», «авантюризм» и «секта», Станислав Минин выводит формулу силы тренера Марадоны, уверяет, что его успех поможет футболу встряхнуться и познать себя, и заключает, что Марадона – и не тренер пока, а редкая профессия.

    Пеле считает, что Диего Марадона «не является хорошим тренером, потому что вел неправильный образ жизни, и это не может найти понимание в его команде». Марадона считает, что Пеле «пора возвращаться в музей». В этом ситуативном злословии – две биографии и, как следствие, две правды. Это правда блистательного и респектабельного «короля футбола», история славы которого идеальна, а ее финальная точка – куча-мала на стадионе «Ацтека» и итальянские футболисты, желающие дотронуться до божества после проигранного бразильцам финального матча. И это правда гения, который хотел бы переписать свой миф. Точнее, его концовку. История Пеле – экспонат, с которого нужно сдувать пылинки. История Марадоны – это открытое произведение.

    Руководство сборной стало сублимацией для гения, которого гложет изнутри то, что он считает несправедливостью, а весь мир – падением.

    Совсем недавно я прочел книгу Марадоны, написанную (или, скорее, надиктованную) о себе самом. Это яркий автопортрет большого игрока. Эпохального таланта, который мог совершенствоваться, мог работать над своей формой, мог приспосабливаться к новым условиям, мог идти против течения и вести за собой, но никогда не ломал себя, не переучивался. Оставался собой, Эль Диего. Так вот, чтобы стать хорошим тренером, Марадоне нужно смирение. Смирение перед фактом, что команда – проекция его мысли, а не банда, которую он ведет вперед, размахивая саблей, свистя и улюлюкая.

    И Марадона уже продемонстрировал смирение – перед фактом, что не все его решения и задумки правильны. Он выпустил Николаса Отаменди на позицию правого защитника в матче с Мексикой – вместо Хонаса Гутьерреса, которого в двух матчах кряду неудачно использовал на позиции правого фулбека (или латераля), делая оборону уязвимой, а атаку – перенасыщенной до тесноты и сумбура. Теперь нужен второй шаг – замена Анхеля Ди Марии с его низким КПД и постоянным браком в передачах на того же Хонаса. Использование Ди Марии в качестве инструмента усиления игры, ее изменения.

    Чуть ли не главная проблема Марадоны-тренера – в игре возможностями. Ему досталась команда с колоссальным потенциалом. Поколение в самом соку. И кажется, что Эль Диего использует его иррационально, руководствуясь собственной игровой философией, а не тренерской мудростью, которая приходит с опытом. Он расстреливает обойму. Он делает ставку на мастерство, которое до сих пор решало исход выигранных аргентинцами матчей. Но что, если мастерство – не решит?

    Расстрел обоймы – это не только Ди Мария в основе. Это и Макси Родригес в основе. Если Аргентина ведет в счете, уплотнить центр за счет замен не сложно. А если уступает? Если не может добиться своего? Если нужно не только индивидуальное усиление атаки, но и концептуальная перестройка центра, его «обострение»? Здесь Марадона сам связывает себе руки.

    Игра аргентинцев под началом гения напоминает непропорциональный сэндвич. Две огромные булки, а между ними тоненький ломтик сыра под названием «Маскерано». Выглядят булки, конечно, аппетитно. Но готовить такие бутерброды – авантюризм. Игра команды Марадоны зрелищна, но авантюрна. До сих пор никто не смог наказать за это аргентинцев. Так складывались обстоятельства или же таковы были соперники.

    Кажется очевидным, что авантюризм может выиграть сражение, но не войну, которую выигрывает ум. Это можно считать рациональным раскладом. На основании таких раскладов делаются ответственные, пусть и осторожные прогнозы. Согласно таким раскладам, команда Марадоны должна проиграть сборной Германии.

    Марадона – не тактик. Не стратег. Не тренер по физподготовке. Не конструктор командной игры. Он – мотиватор.

    Непредсказуем лишь гений. Марадона – не тактик. Не стратег. Не тренер по физподготовке. Не конструктор командной игры. Он – мотиватор. Мотивация кажется бессмысленной болтовней, когда вас мотивирует политрук. Мотивация кажется довеском, когда вас мотивирует «просто тренер». А что если вас мотивирует тот, кому вы с детства поклонялись как божеству? Вас когда-нибудь мотивировало божество? Какова сила такой мотивации?

    Сборная Марадоны – это больше, чем футбольная команда. Это почти религиозная община, секта, для которой подвиг – модус вивенди, привычное дело. Ум должен побеждать авантюризм. Ум не обязан побеждать религиозный авантюризм.

    Успех аргентинцев под началом Эль Диего встряхнет футбол. По силе это будет встряска, по силе (не по содержанию, конечно) подобная той, что произвели в 2004 году греки. Они, с их реликтовым либеро, стали для футбола Другим – тем самым Другим, в диалоге с которым постигаешь себя. В диалоге с успехом Марадоны, авантюрным, дерзким, в чем-то мистическим футбол снова сможет себя переосмыслить.

    Ради такой возможности Марадона должен был вступить на тренерский мостик. И этот шанс – уникален. Он либо победит, либо станет еще одним тренером. Харизматичным. С изюминкой. Но – еще одним.

    А пока он не вполне тренер. Он Марадона. Это сверхэлитарная профессия.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы