Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Поддерживали Гоаряна и Радькова»

    Ничего не знали. Такую линию поведения с представителями правоохранительных органов избрали фанаты БАТЭ, которых обвиняют в экстремизме за выходку в матче Лиги чемпионов. Эта позиция самая неприятная для милиционеров, потому что презумпцию невиновности никто не отменял. Не удивительно, про проверку по этому делу продлили на два месяца.

    Фанаты ничего не знают. Поверит ли в это милиция?
    Фанаты ничего не знают. Поверит ли в это милиция?
    Fans4 Фанаты ничего не знают. Поверит ли в это милиция? Иван Уральский

    Ничего не знали. Такую линию поведения с представителями правоохранительных органов избрали фанаты БАТЭ, которых обвиняют в экстремизме за выходку в матче Лиги чемпионов. Эта позиция самая неприятная для милиционеров, потому что презумпцию невиновности никто не отменял. Не удивительно, про проверку по этому делу продлили на два месяца.

    «В наш адрес прозвучало много нелицеприятных слов, в том числе и со стороны руководства клуба, после всей этой истории с цифрами 14 и 88, — рассказал в интервью Goals.by один из лидеров фан-движения БАТЭ. — Правоохранители стали вызывать наших парней, требовать, что они сдали тех, кто виноват якобы в нацистской выходке. Причем этим делом занялась не только милиция, но и КГБ. Ребят тягают чуть ли не каждый день.

    В матче с «Хабнарфьордюром» мы просто поддерживали свою команду. 14 — это номер Радькова, который только восстановился после травмы. Под 88-м номером выступал Оганес Гоарян до того, как его отправили в аренду в «Пюник» (нынешний сезон Гоарян начал под 9-м номером — Goals.by). То, что в этих цифрах есть что-то фашистское или нацистское, мы не знали. Вообще, экстремистские взгляды среди поклонников БАТЭ практически не распространены. По большей части, мы аполитичны.

    В милиции нас очень усердно опрашивают. Говорят, что кто-то должен понести ответственность, потому что так сказало начальство. Просят привести хотя бы тех, кто держал плакаты. Обещают, что им ничего не будет. Уже даже не нужны те, кто рисовал.

    Почему не согласились на требования клуба установить в фан-секторе камеры? Знаете, камер в нашей жизни и так хватает. А что, если я не хочу, чтобы мое лицо было запечатлено? Это мое право. Что касается проверки наших баннеров, то к чему это? Ничего провокационного мы не рисуем, а просто прославляем клуб. Раньше были на баннерах надписи «фирм», но сейчас такое не практикуется. Да, у нас есть баннер «Славяне». Но в нем нет ничего агрессивного. Мы просто говорим о том, что мы славяне.

    Не знаю, как отсутствие фан-сектора отразится на вступлении команды. Во всем мире фаны — это неотъемлемая часть футбола. Они все знают о своем клубе, в том числе и о его трансферной политике. У нас же все это засекречено.

    Мы поддерживаем отношения с игроками, но эту ситуацию не обсуждали. Тем не менее, после матчей футболисты подходят к нашему сектору, хоть мы и молчим».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.