Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Сильно лупили пожарные и ОМОН»

    На днях несколько поклонников борисовского клуба вернулись домой после затянувшегося выезда в Тирасполь. Они были задержаны на матче группового раунда Лиги Европы местной милицией и осуждены на трое суток. По версии властей — они нарушали общественный порядок. Однако не все осужденные с этим согласны. В том числе Дмитрий Вергун, не имеющий отношения к фан-движению.

    Не все болельщики БАТЭ — фанаты (фото носит иллюстративный характер)
    Не все болельщики БАТЭ — фанаты (фото носит иллюстративный характер)
    Fans8 Не все болельщики БАТЭ — фанаты (фото носит иллюстративный характер) Иван Уральский

    На днях несколько поклонников борисовского клуба вернулись домой после затянувшегося выезда в Тирасполь. Они были задержаны на матче группового раунда Лиги Европы местной милицией и осуждены на трое суток. По версии властей — они нарушали общественный порядок. Однако не все осужденные с этим согласны. В том числе Дмитрий Вергун, не имеющий отношения к фан-движению.

    — На выезде был во второй раз, первый пришелся на Киев. Поэтому к фанатам не отношусь. Теперь вот съездил в Тирасполь…

    Не могу достоверно рассказать, из-за чего начались проблемы на секторе. Дело в том, что я потерял билет и пошел покупать новый. Вернулся сразу после того забитого гола. Я даже не видел, как горели файеры. Зашел на сектор, когда начался этот «замес». Пытаясь защитить знакомых девочек, упал под сиденье. Каждый, кто пробегал мимо, считал своим долгом ударить меня. Через некоторое время стянули вниз, как мешок картошки, и на руках вынесли с сектора. Вне камер продолжили избиение, причем гораздо более жестокое. Сильно лупили пожарные и ОМОН со словами типа: «Ты, г..но, болеешь за БАТЭ!».

    Затем нас всех вывезли в отделение. Сотрудники милиции что-то долго писали, а потом отправили в изолятор. Я было попытался возмущаться, говорил, что меня должны через три часа отпустить, однако мне сказали закрыть рот, если не хочу остаться на пятнадцать суток.

    У меня, например, трещина в ребре. Сейчас вот лечусь дома.

    Все мы были сильно поломаны. У многих обнаружились серьезные травмы, не говоря уже о ссадинах и синяках. Одному парню даже связки порвали. Однако врача нам вызвали только ближе к середине ночи, вначале не верили, что нам реально плохо. У меня, например, трещина в ребре. Сейчас вот лечусь дома.

    Вечером пришел милиционер. Он сказал подписать документы, признать вину. Якобы суд это зачтет, и мы ограничимся штрафом. Практически все согласились подписать, а на утро нам присудили еще по трое суток. Разговор с судьей сводился к следующему.

    – Как тебя зовут?

    – Дима.

    – Кто по национальности?

    – Белорус.

    – Чем занимаешься?

    – Работаю.

    – Ты арестован на трое суток.

    Причем первым семерым судья дал штраф, всем последующим арест. Нас просто поделили поровну и присудили наказание.

    В изоляторе было, понятное дело, очень плохо, повсюду клопы, стояла невыносимая вонь. Там было только восемь кроватей, а ночью набивалось до двадцати двух человек.

    В изоляторе было, понятное дело, очень плохо, повсюду клопы, стояла невыносимая вонь. Там было только восемь кроватей, а ночью набивалось до двадцати двух человек. Спали по два-три часа, потом будили друг друга. Утром некоторых задержанных из числа местных отпускали, было легче. Ближе к вечеру все повторялось.

    Мы предполагали, что друзья предпримут какие-то меры. Позже стало известно, что члены клуба болельщиков и фанаты собрали неплохую сумму денег, чтобы мы вернулись домой. Причем рассказывали, что, сбрасываясь, никто не жалел денег. Давали по пять, десять долларов, кто-то дал сто гривен. Можно предположить, какая получилась сумма. Однако милиция их оставила себе. Когда узнали об этом, у нас был шок.

    Кстати, один из молдавских милиционеров признался, что после бесчинств, устроенных фанами киевского «Динамо», было дано указание задержать нескольких болельщиков из Борисова.

    Нас освободили за несколько часов раньше положенного. Оказалось, белорусский консул приехал в Тирасполь и пробыл там целый день, пытаясь добиться, чтобы нас выпустили.

    Автобусом мы отправились в Одессу. Там нас встретили местные фанаты, с которыми созвонились представители клуба болельщиков и фанатов БАТЭ. В Одессе нам сняли квартиру, помогли связаться с клубом. На следующий день какой-то человек принес деньги на билеты, так мы и вернулись домой.

    Немого обидно, что за нас не заступился Анатолий Капский. Как мне рассказали потом, после инцидента ему сразу начали звонить, однако руководитель клуба, не разобравшись в ситуации, сказал, что ему такие фанаты не нужны. Но как я связан с теми, кто жег фаеры? А ведь в принципе в клубе могли решить вопрос, если в тот же вечер начали бы созваниваться с приднестровскими властями. Не пришлось бы нам кормить клопов, не пришлось бы моей жене с ребенком волноваться, а маме три ночи сидеть с валерьянкой. У моей супруги двадцать третьего числа был день рождения. Вот какой сделал ей подарок. Вернулся домой, и меня уже вызвали в КГБ по поводу задержания. Пришлось подъехать, пообщаться…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы