Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Обмани меня

    На примере случая с Милошем Красичем, дисквалифицированным на два матча за нырок в штрафной соперника, Василий Уткин размышляет о роли телевидения в изменении спорта, называет обман частью игры и отмечает, что футболу потребуются собственные методики для решения спорных моментов.

    Милош Красич за свою симуляцию удостоился двухматчевой дисквалификации.
    Милош Красич за свою симуляцию удостоился двухматчевой дисквалификации.
    Krasic Милош Красич за свою симуляцию удостоился двухматчевой дисквалификации. Reuters

    Василий Уткин на примере случая с Милошем Красичем, дисквалифицированным на два матча за нырок в штрафной соперника, размышляет о роли телевидения в изменении спорта, называет обман частью игры и отмечает, что футболу потребуются собственные методики для решения спорных моментов.

    В случае с наказанием Милоша Красича за симуляцию – постфактум, на основании видеозаписи – я не вижу ничего революционного. Не знаю, первый ли это прецедент (думаю, что нет), поворотный ли момент – но разве только в области принятия решений. Резонанс точно ставит случай вне обычного ряда. И тут есть противоречие с эволюционным, как мне кажется, характером процесса.

    Часто говорят, что симуляция и ее масштабы – симптом нашего времени. Это довольно спорный вопрос, а главное, непроверяемый. Факт неоспоримый заключается в другом: сейчас в силу развития телевидения (чтобы не выглядело, будто я хвастаюсь, скажу – в силу технического прогресса) телезритель, а это абсолютное большинство футбольной аудитории, обязательно увидит в процессе трансляции, если кто-то симулировал. Причем даже прекрасно понимая, что арбитр на поле не может видеть всего, телезритель не может пройти мимо того факта, что тем самым итоги матча, а иногда и турнира, дискредитированы.

    Поскольку технический прогресс продолжается, телепоказ совершенствуется, таких случаев со временем будет становиться только больше. Соответственно, случаев, когда самая популярная спортивная игра будет вместо своих главных ценностей – состязательности, открытости, «победа сильнейшему» и прочее – будет де-факто пропагандировать обман. Она потеряет доверие. Ясно, что мириться с этим нельзя.

    Сейчас и здесь не будем говорить о применении видеоповторов в судействе: это гораздо более широкая тема, и в их внедрении, которое, убежден – дело времени, действительно масса технических вопросов. Но вот для того, чтобы постфактум, после игры, можно было наказать обманщика, препятствий никаких нет. Для этого даже правила менять не надо – существует же возможность дисквалифицировать грубиянов? Ну, и все. Это будет.

    Является ли обман частью игры? Это тоже частность. Конечно, является. Финт – разновидность обмана. Когда во время штрафного у мяча стоят сразу два футболиста, которые способны совершенно по-разному исполнить удар – это тоже обман. Обманом больше, обманом меньше – это не те вопросы, которыми задается игрок, когда он стремится к победе. Среднестатистический, во всяком случае. Поэтому я не думаю, что симулянты негодяи – тут вообще нет момента этического выбора. Это не здорово, но это естественно. Нет негодяев; вот, наоборот, те футболисты, которые способны поставить стремление победить честно выше развития своего игрового инстинкта – вот они да, вот они герои. Они ведь, помимо прочего, многим рискуют. Их могут партнеры не понять. Клуб. Тем ценнее случаи fair play.

    Те футболисты, которые способны поставить стремление победить честно выше развития своего игрового инстинкта – вот они да, вот они герои.

    А вообще телевидение радикально меняло спорт. Разный – по-разному. И нормы законов честной игры в том числе. В теннисе раньше было принято, если игрок видел ошибку арбитра в свою пользу, отыграть следующий мяч нарочно в сетку или аут. Со временем это прекратилось; и не из-за падения нравов – из-за телевидения, потому что стало ясно – ошибок на самом деле гораздо больше, и отыгрыш мяча в сетку – не средство борьбы с этим. Стало ясно – сейчас ошибка в одну сторону, потом в другую, разобраться в этом крайне сложно, значит, это просто неважно – в среднем все равно ошибок будет примерно поровну.

    А потом появляется система «ястребиный глаз», и игроки сами получают возможность несколько раз за сет проверить решение судьи.

    А потом еще что-нибудь появится.

    Вот теперь пришло время футбола. Для него теннисный «глаз» не годится, это же не более чем система камер, картинку которых, снятую с разных точек, анализирует компьютер. Вообще, если разобраться – забавно же, когда в теннисе возникает спор, попал мяч или нет, мы не реакльное видео смотрим, а мультик какой-то. И верим ему безоговорочно. Ну, это ладно; в футболе это просто невозможно, потому что эта система может работать исключительно на открытом пространстве. А не в сутолоке у ворот, когда, конечно, всем нам страшно интересно, перешел мяч через линию или нет.

    Я думаю, что довольно очевидно – футболу потребуются собственные методики, чтобы решать свои спорные моменты. Заимствование не подойдет.

    Но с симуляцией бороться уже вполне можно. Ситуация с Красичем просто показывает, что время пришло. А реакция на эту ситуацию, вполне позитивная, укрепляет в этом мнении.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы