Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    На Рафских развалинах

    Рафа Бенитес продержался в «Интере» около полугода, привез клубу крупное отставание от лидера в серии А, потерпел пару унизительных поражений в Лиге чемпионов и в качестве прощания разразился ультиматумом руководству. Почему один из самых заметных тренеров последних лет так быстро разошелся с сильнейшим клубом Европы?

    Рафаэль Бенитес так и не стал в
    Рафаэль Бенитес так и не стал в "Интере" своим.
    BenitezРафаэль Бенитес так и не стал в «Интере» своим. Reuters

    Рафа Бенитес продержался в «Интере» около полугода, привез клубу крупное отставание от лидера в серии А, потерпел пару унизительных поражений в Лиге чемпионов и в качестве прощания разразился ультиматумом руководству. Почему один из самых заметных тренеров последних лет так быстро разошелся с сильнейшим клубом Европы?

    Естественным будет начать с соображений, которыми вооружилось руководство «Интера» при выборе Бенитеса. Чего хотел президент клуба Массимо Моратти: продолжить накатанный путь Жозе Моуринью или же пойти в новом направлении после долгожданного успешного сезона? Здравый смысл подсказывает первое, а действия владельца намекают на второе. Действия патрона по смене направления были полностью осмысленными или же это привет из второй половины 90-х, когда синьор Моратти, не вдаваясь в подробности, по наитию приглашал и очередного тренера, и очередную партию футболистов? В осмысленное решение затевать перестройку и искать добра от добра, честно говоря, не верится, поэтому вердикт таков: верхушка «Интера» хапнула первого (и, пожалуй, на тот момент единственного) доступного наставника из категории «топ». Ну или формально похожего на «топа» — «Интер» ведь и не копал глубоко.

    Бенитес знал, куда идет? По крайней мере, должен был. Знал, что «Интер» будет физически и психологически выжат после требла? Знал, что все лидеры ездили на чемпионат мира? Знал, что Моуринью на тренировках большей частью работает с мячом в отличие от его, бенитесовской, приверженности к силовым упражнениям? Знал, что на фоне усталости и возраста лидеров этот резкий контраст может привести к эпидемии травм? Знал, что Моуринью в «Интере» — как первая любовь, и запомнился игроками, болельщиками и руководством навсегда? Получил ли Бенитес гарантии на нужные покупки? И как итог: знал, что рискует, на первой пресс-конференции обещая создать свой, не менее успешный «Интер»? Или все-таки повторил действия Моратти, не вдаваясь в подробности и купившись на предложение сильнейшего на тот момент клуба Европы? Похоже, пара Бенитес-Моратти на старте своих отношений стоила друг друга.

    Чего хотел Бенитес, осмотревшись в «Интере» (то, что стоило сделать еще до подписи в контракте)? Он хотел привить новую манеру, с более активными действиями на поле: игра преимущественно первым номером, прессинг, владение мячом, ставка на фланги и вингеров. Иными словами, это описание команды-противоположности «Интера» Моуринью. Португалец подбирал исполнителей под игру на контратаках, выжидательную, с минимальным процентом владения мячом, при которой было совсем не важно, как распределяются роли внутри группы атаки. Например, Бенитесу нужны классические вингеры. То же можно сказать и о форварде, и об атакующем полузащитнике под ним. Моуринью же использовал на краях не вингеров, а двух конвертированных форвардов, Самуэля Это’О и Горана Пандева. Роль нападающего, которую блестяще исполнял Диего Милито, также была иной. По-другому трактуется испанцем и предназначение двух центрально-опорных полузащитников: у Бенитеса они куда более активны и агрессивны в прессинге.

    Есть в недолгом правлении Бенитеса и совсем нелицеприятная сторона. Количество фактических ошибок тренера вразрез идет с его репутацией квалифицированного тактика.

    В общем, не было в «Интере» полного комплекта исполнителей под схемы Бенитеса. Отсюда и постоянные просьбы испанца о покупках, постепенно превратившиеся в глас вопиющего, который после победы на клубном кубке мира и вовсе публично сорвался до хрипа. Это — следствие глубокого противоречия, на которое поверхностные владелец с тренером поначалу не обратили внимания: Бенитес хотел делать что-то свое, а Моратти, как оказалось потом, намеревался оставить все как есть. Так куда же оба смотрели летом?

    Нежелание «Интера» давать денег на трансферы идет и от стремления соответствовать новым экономическим правилам УЕФА. Клуб вполне имел право рассчитывать на все еще сильный состав, длинную скамейку и очень постепенные умеренно-затратные вливания свежих молодых сил. Новый тренер совершенно был вправе надеяться на покупки с целью придания составу нужной себе и своей схеме формы. Это две справедливые аргументированные позиции, по-своему глубоко логичные и, увы, глубоко взаимоисключающие.

    «Интер» Бенитеса от этого получился помесным. На исполнителей Моуринью наложились схемы Бенитеса, вызвав половинчатые результаты, непонимание у публики и фрустрацию у тренера с руководством. Моратти все надеялся, что наставник исправит дела, а Бенитес до конца мечтал, что патрон к Рождеству преподнесет подарочный трансферный сертификат.

    Тренер нервничал, будучи в этой цепи зависимым звеном: ситуацией управлял тот, кто платит деньги, то есть Моратти. Эффект был отрезвляющий: Бенитес постепенно понял, что нужных ему денег не будет. Сюда же добавилась оплошность его штаба: длинный список травмированных и, как следствие, необходимость перекраивать состав и бросать в бой неопытную молодежь. Это умножилось на контраст между общением Моуринью и Бенитеса с командой — португалец был ближе к футболистам и лучше мотивировал, а потому имел доступ к более тонким настройкам их состояния и игры.

    Есть в недолгом правлении Бенитеса и совсем нелицеприятная сторона. Количество фактических ошибок тренера вразрез идет с его репутацией квалифицированного тактика. Например, он выпустил медленного и давно не игравшего в основе ветерана Марко Матерацци на важнейший матч осени, миланское дерби. Испанец, известный своим точечным подходом к решению проблем, подумал, что против Златана Ибрагимовича непременно нужен высокий защитник для конкуренции в воздухе. Бенитес уделил такое внимание незначительному аспекту игры форварда, но позабыл о его скорости, работе с мячом и молодости. Свой ход тренер отполировал высоко игравшей оборонительной линией, где важна скорость защитников — в итоге Ибра по полной использовал бедного Матерацци, не успевавшего за забросами и, главное, так и не применившего свое преимущество на «втором этаже». Альтернатива Матриксу у тренера, кстати, была. Про Гарета Бэйла и его два суперматча против «Интера» знает вся Европа. А мотивация игроков последнее время держалась, скорее, на их профессионализме, чем на стараниях тренера.

    Бенитес подмочил репутацию и комментариями, ни разу не приняв на себя ответственность за результат. Провалив выездной матч с «Вердером», он нафантазировал, будто в победе «Интер» не нуждался, ведь место в плей-офф уже забронировано. Моратти позже осадил Бенитеса за его выдумку, а «Интер», имевший шанс занять первое место в группе и получить в плей-офф легкого соперника, отделался «Баварией». Повезло: оппонентом мог стать «Челси», «Манчестер Юнайтед», «Реал» или «Барселона». Не первый раз Бенитес делает подобное: в «Ливерпуле» он регулярно пренебрегал внутренним чемпионатом в пользу Лиги чемпионов, выступление в которой дает больше бонусов к репутации.

    В старом романсе поется «мы странно встретились и странно разойдемся». Форма и содержание ультиматума, сделанного Бенитесом после финала клубного чемпионата мира, мало сочетались с рангом выигранного турнира, и, конечно, с дальнейшим будущим в «Интере».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.