Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Было много травм…»

    Спортивный врач рассказывает о специфике работы в футболе и о своей коллекции медалей. Вспоминает, как зашивал щеку Селькину на футбольном поле, и как лечили Горбунова. Поведал о культуре пития, посоветовал игрокам накануне матчей воздерживаться от женщин, а также не согласился с Тумиловичем, который считает, что «хороший врач опохмелит».

    Тадеуш Переход со своими подопечными в сборной
    Тадеуш Переход со своими подопечными в сборной
    PerehodТадеуш Переход со своими подопечными в сборной Иван Уральский

    Спортивный врач рассказывает о специфике работы в футболе и о своей коллекции медалей. Вспоминает, как зашивал щеку Селькину на футбольном поле, и как лечили Горбунова. Поведал о культуре пития, посоветовал игрокам накануне матчей воздерживаться от женщин, а также не согласился с Тумиловичем, который считает, что «хороший врач опохмелит».

    Врач команды — врач семьи

    — Тадеуш Стефанович, как правильно вас величать, ваших коллег: врач или доктор?

    — Вообще, правильнее будет сказать врач. Спортивный врач.

    — Что входит в функции спортивного врача?

    — Во-первых, сохранение здоровья и профилактика травматизма футболистов, тренерского штаба. Также постоянный контроль питания, физического и психологического состояния. Словом, врач наблюдает за спортсменом и должен знать о нем все. Нас интересует не только физическое состояние подопечных, но и то, какими они приходят на работу из дому. Ведь эмоциональное состояние футболиста влияет на игру. Кроме того, мы помогаем и семьям спортсменов. Врач постоянно на телефоне. Считаю, это правильно. Потому что в таком случае спортсмены спокойны, они знаю, что врач команды — это и врач их семьи. Если надо, они могут мне набрать мой номер телефона в любое время дня и ночи, проконсультироваться. Свежий пример. На днях позвонил один футболист в 23:00 — температура 39, сам он находится далеко от Минска. Спросил, что ему делать. Сегодня уже сообщил, что повышенной температуры нет, проходит обследование в поликлинике по месту жительства. Это большое дело. Врач работает не только в команде и на футбольном поле, а все 24 часа в сутки.

    — Врач выступает и в роли психолога. Что делаете, если у подопечного болит душа?

    — Конечно, психология имеет большое значение. С кем-то надо поговорить, успокоить. Другого надо похвалить. Третьего, наоборот, пожестче «обработать». У каждого человека своя психология, и к каждому надо подобрать свой ключик. Этим и тренер занимается, и врач. В «Шахтере» очень хороший коллектив: и по доброте, и по общению.

    О подтянутости Глеба

    — Врачи также получают медали. Сколько наград в вашей коллекции?

    — Честно говоря, точно не скажу. Около десятка точно будет. Недавно Геннадий Невыглас вручал нам серебряные медали чемпионата Беларуси. Через три недели он же участвовал в процедуре награждения «серебром» Кубка Содружества в Санкт-Петербурге. Кроме того с «Белшиной» выигрывали «золото» и «бронзу». С минским «Динамо» не раз становился серебряными призером. Конечно, всегда приятно медали получать.

    — «Белшина» становилась чемпионом в 2001 году. Медицина изменилась за 10 лет?

    — Да. Во-первых, другим стало оснащение. «Шахтер» уделяет большое внимание этому вопросу. За прошлый год мы приобрели хорошую физиотерапевтическую аппаратуру. Причем она компактная, легко транспортируется. Эту технику всегда берем с собой. С ней ездили и в Питер, и в Турцию. Это хорошее подспорье в профилактике травматизма.

    — Атмосфера, микроклимат в командах отличается? Например, в «Белшине», «Динамо», сборной.

    — Отличия существуют. В сборной свои нюансы. Ребята приезжают из разных стран, команд. Они как встречаются, так начинается обмен впечатлениями, каждый друг друга рад видеть. В принципе, то же самое и в клубах после отпуска.

    — Как работается с Берндом Штанге в сборной?

    10 — это норма. Если меньше этой отметки, то еще лучше. Кстати, у Александра Глеба этот показатель 4. Если выше 10, то мы делаем поправки в питании.

    — Прекрасно. Он понимает специфику работы врача. Помогает в приобретении оборудования. Например, недавно приобрели специальные весы с компьютером за три тысячи долларов. Они показывают точный вес спортсмена, объем жира в организме по специальной шкале. До 10 — это норма. Если меньше этой отметки, то еще лучше. Кстати, у Александра Глеба этот показатель 4. Если выше 10, то мы делаем поправки в питании.

    С Берндом в постоянном контакте. Следим за нашими легионерами, кто в каком состоянии. Он помогает мне, я — ему. Харальд Ирмшер изумительный человек. Интеллигент до мозга костей. Очень приятно с ними работать. К счатью, за этап нашей совместной деятельности работы, тьфу-тьфу-тьфу, практически не было серьезных травм.

    Селькину зашили щеку, а Смирных спасали после перелома лобной кости

    — Сейчас от разных специалистов, опытных футболистов часто приходится слышать, что здоровье юных спортсменов нынче не такое, как было, например, в советское время. То бишь, слабая пошла молодежь. Как вы можете прокомментировать?

    — Трудно сравнивать. В советское время я не работал спортивным врачом. С 1995 года практикую, наблюдаю. К каждому надо индивидуально подходить. Потому что отбор спортсмена на ранней стадии должен проходить щепетильно. В России это уже осуществляется на генном уровне. Берут 5-6 летнего мальчика и после обследования могут сказать, к чему он склонен — к плаванию, футболу, биатлону. В области отбора детей по видам спорта медицина далеко шагнула. Еще недавно такого не было. А когда было хуже или лучше, не скажешь. У каждого времени есть свои плюсы и недостатки. За здоровьем очень внимательно надо следить в детском возрасте. Где-то могут иметь место перегрузки, это проходит мимо врачей и дает осложнения. Надо следить за этим.

    — Какие серьезные травмы случались в вашей практике?

    Бывают случаи, когда я не вправе запрещать футболистам играть, особенно в важных матчах. В общем, прямо на поле наложил Селькину четыре шва, и он продолжил играть.

    — Их много было. Когда-то в матче Кубка Беларуси Владимир Селькин получил тяжелую травму — разрыв мягкий тканей щеки. Он категорически не хотел уходить с поля и попросил зашить рану. Его надо было бы заменить, но бывают случаи, когда я не вправе запрещать футболистам играть, особенно в важных матчах. В общем, прямо на поле наложил Володе четыре шва, и он продолжил играть.

    Было много травм  коленных суставов, крестообразных связок. В таких случаях всегда отвозим в клинику. На Кипре серьезное повреждение получил Вася Смирных. У него был закрытый перелом лобной кости. Госпитализировали его в местную клинику. Самое главное — мгновенно выбрать методику оказания быстрой помощи. Врач на поле в кратчайшее время должен определить состояние спортсмен, если надо, то доставить в больницу. Не секрет, что спортивный доктор, образно говоря, ходит по минному полю. Одна ошибка может многого стоить.

    — В 2008 году была тяжелая болезнь у Андрея Горбунова.

    — Очень сложное заболевание было. Играли в Бресте, у Андрея поднялась температура. После предпринятых мер она никак не снижалась. Отправили его в больницу, стали делать биохимический анализ крови. Оказалось, что причина недуг — очень сильная инфекция. Положили его в инфекционную больницу, клуб выделил большие деньги на медикаменты. Буквально за месяц вылечили, подняли на ноги. Андрей — молодец! Он сам необычайно хотел выздороветь — это очень важно. Главное, что своевременно сработал медицинский штаб — направили его в больницу, выяснили причину болезни. И повторюсь, «Динамо» выделило немалые средства на специальные препараты — это дорогого стоит.

    — Сергей Гуренко не раз говорил, что травмы идут от головы: когда о них думаешь, тогда они и приходят. Согласитесь?

    Гуренко редко получал травмы, потому что всегда очень хорошо готовится индивидуально, внимательно относится к здоровью, питанию. Он знает свое здоровье лучше всякого врача.

    — Доля правды в этом есть. Если человек думает о травме, болезни, то рано или поздно это произойдет. В медицинской науке есть такое понятие — ятрогения. Если часто о чем-то думать, это происходит. Сергей Витальевич — хороший тренер, я с ним работал, приятное было сотрудничество. Он сам редко получал травмы, потому что всегда очень хорошо готовится индивидуально, внимательно относится к здоровью, питанию. Он знает свое здоровье лучше всякого врача, поэтому и достиг таких высот в футболе.

    «Пришел ко мне весь фиолетовый»

    — Курьезные случаи случались наверняка случались?

    — По отношению к моей работе случались некоторые оказии. Возможно, кто-то из врачей скажет, что у него курьезов не случалось. Но, я считаю, врач имеет право на ошибку.

    В 1996 году работал в «Динамо»-93. Через несколько дней предстояла ответственная игра с молодавским «Тилигулом» в Молодечно. Сергею Ермоленко около 40 минут делал процедуру. Через какое-то время он ко мне приходит весь фиолетовый. Смотрит на меня — и я весь фиолетовый. К тому же еще глаза болят. Оказалось, я не выключил кварцевую лампу. Поехали в больницу, проверили все. Благо ничего страшного не произошло, но от игры Ермоленко освободили. Этот случай запомнил надолго, так как я, врач, был виноват. Нагоняй, конечно, получил. Это произошло на заре моей работы спортивным врачом.

    Он спокойно помылся, поехал домой. И тут два перелома.

    Был еще один случай в «Динамо»-93. На тренировке Володя Юркевич отразил удар и кричит мне: «Доктор, сделай заморозку». По окончанию занятия спрашиваю: «Как ты? Нормально?». Он говорит, что да. На следующий день сделали снимок — оказывается, у вратаря было два перелома кисти. Для меня это был шок. Ведь он спокойно помылся, поехал домой. И тут два перелома. Врачам, особенно молодым, надо очень внимательно относиться ко всем мелочам. Я тогда пришел в спортивную медицину после работы в клинике, а в спорте нужен другой подход.

    — Нелепые травмы футболисты получали?

    — В Бобруйске был случай. Летняя пора, 28 градусов, жара. Молодой футболист бежал с высунутым языков, и в момент борьбы соперник локтем ударил его в челюсть. Половину языка просто отрезало. Пришлось шить прямо на поле. И по сей день у этого футболиста все нормально. Возможно, будет читать этот материал. Тогда ему 17 лет было.

    — Однажды испанец Сантьяго Канисарес в момент бритья разбил флакон, поранил ногу, и не поехал из-за этого на футбольный форум. В быту часто случаются травмы?

    — Бывает. Но в основном мелкие повреждения или пищевые отравления.

    «Все лекарство и все яд»

    — Геннадий Тумилович говорил, что «хороший доктор всегда опохмелит, приведет в чувства. В каждой команде есть футболисты, которых можно сдавать, и те, которых сдавать никто не рисковал». Что скажете по этому поводу?

    — Золотое правильно врача — работа в тесном контакте с главным тренером. Если наставник заметит, что врач где-то действует втихаря, что-то скрывает, то работы с тренером уже не получится. И то, что говорит Тумилович, будто врач где-то что-то скрывает — Геннадий просто смотрит на это со своей колокольни. Возможно, у него больше опыта в этом деле. У меня таких случаев не было. Геннадия знаю как хорошего футболиста и человека. Но, еще раз повторюсь, врач должен находиться в тесном контакте с главным тренером. Если он не будет знать состояние футболиста, его отношения к делу, то тогда доктору не стоит работать с тренером. Таков мой ответ Тумиловичу.

    — Сейчас часто повторяется о пользе употребления пива после игры. Где та грань между средством для восстановления и алкогольным напитком?

    Пиво из чего делается? Изо ржи. А там присутствуют витамины B1, B6, B12.

    — Существует одна грань. Пиво из чего делается? Изо ржи. А там присутствуют витамины B1, B6, B12. Я был в Германии. Там команды после матчей идут в свой пивной бар, выпивают по одному, максимум 2 бокала пива и отправляются домой. Считаю, это нормально. Ведь после напряженной игры организм истощен, футболисты теряют около двух килограммов веса и надо восполнять организм жидкостью. Однако все зависит от футболиста, его ответственности. Один, два бокала — можно. Но не более. Это как с лекарством: есть определенная мера, если ее превысить, это уже яд.

    — Жозе Муринью, Марек Сикора просят своих подопечных воздерживаться от интимных связей с женщинами за день до игры, мол, не надо растрачивать силы и эмоции. Что врачи говорят по этому поводу?

    — Я тоже много слышал об этом. Женщинам спортсменкам перед выступлениями можно это делать. Мужчинам большинство специалистов рекомендует воздерживаться. И я их поддерживаю. Потому что это мужские силы. Да и сам, исходя из наблюдений по команде, согласен с этим. Я ведь общаюсь с футболистами. Даю ли подобные установки? Футболисты сами все понимают. Чисто по-человечески я не имею права давать им такие указания.

    — Было, что футболисты после завершения карьеры шли в медицину?

    — Подобных случаев не встречал. Слышал, что где-то заграницей врач стал тренировать. Но не знаю, правда ли это.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.