Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Что в номере тебе моем

    Белорусская федерация футбола рекомендовала клубам не наносить на майки игроков номера 14, 18, 28 и 88, так как в них может быть усмотрена экстремистская подоплека. Goals.by попытался разобраться, чем не угодили эти сочетания цифр БФФ, как с данной проблемой обстоят дела в Европе, и кто из игроков белорусского чемпионата может пострадать от инициативности футбольных чиновников.

    Антон Путило со своим запретным номером делит радость с беспокойными фанатами
    Антон Путило со своим запретным номером делит радость с беспокойными фанатами "Динамо"
    PutyaАнтон Путило со своим запретным номером делит радость с беспокойными фанатами «Динамо» Яков Терешенков

    Белорусская федерация футбола рекомендовала клубам не наносить на майки игроков номера 14, 18, 28 и 88, так как в них может быть усмотрена экстремистская подоплека. Goals.by попытался разобраться, чем не угодили эти сочетания цифр БФФ, как с данной проблемой обстоят дела в Европе, и кто из игроков белорусского чемпионата может пострадать от инициативности футбольных чиновников.

    История изъятия

    Факты неиспользования некоторых игровых номеров в футболе известны. В знак признания заслуг клуб закрепляет за выдающимся футболистом его игровой номер, и он изымается из обращения в команде. К примеру, в «Милане» невозможно заполучить «шестерку», так как под ней играл Франко Барези, в «Аяксе» — табу на 14-й (столь нелюбимый у нас), номер Йохана Кройфа. В «Брешии» под запретом номер 10, под ним выступал Роберто Баджо. Лондонский «Челси» не использует «25» в знак признания Джанфранко Дзолы. Самый известный случай закрепления игрового номера — это, конечно, Диего Марадона и его «десятка» в «Наполи».

    В некоторых клубах нельзя выступать под  12-м номером — таким образом выражается благодарность «двенадцатому игроку», т.е. болельщикам. К слову, борисовский БАТЭ как раз из числа благодарных болельщикам клубов.

    Известны и трагические случаи, послужившие поводом для закрепления номеров за игроками. Навсегда изъяты из использования номер 23 в «Манчестер Сити», 29-й — в лиссабонской «Бенфике», 16-й — в московском ЦСКА в знак памяти соответственно о Марке-Вивьене Фоэ, Миклоше Фехере и Сергее Перхуне. Первые двое погибли вследствие остановки сердца на футбольном поле, а украинский голкипер получил черепно-мозговую травму в игре против «Анжи».

    «Магия» чисел

    БФФ выступила со своей «нумерной» инициативой после инцидентов в прошлом сезоне. В некоторых матчах чемпионата страны с участием минского «Динамо», а также в игре  второго квалификационного раунда Лиги чемпионов БАТЭ — «Хабнарфьордюр» были подняты баннеры откровенно фашистской направленности.

    Кроме того, 1 и 8 как составляющие числа 18 означают буквы “A" и "H” — первую и восьмую буквы латинского алфавита, то есть инициалы Адольфа Гитлера (Adolf Hitler)

    Числа 14, 18, 28 и 88 перекликаются с кодовыми лозунгами так называемых неонацистов. Число 14 обозначает количество слов в лозунге: «We must secure the existence of our people and a future for white children» — «Мы должны защитить само существование нашего народа и будущее для Белых детей». Или в таком: «Because the beauty of the White Aryan woman must not perish from the earth» — «Чтобы красота Белой арийской женщины никогда не исчезла с лика земли». Оба лозунга придуманы Дэвидом Лэйном, лидером организации белых сепаратистов «The Order». Первый лозунг был навеян утверждением Адольфа Гитлера из первой части восьмой главы книги «Моя борьба», длиной в 88 слов (запутанная символика, не находите?). Кроме того, 1 и 8 как составляющие числа 18 означают буквы «A» и «H» — первую и восьмую буквы латинского алфавита, то есть инициалы Адольфа Гитлера (Adolf Hitler). Тогда 88 — фашистское приветствие («Heil Hitler»). Число 28 по этому же принципу означает «Blood &Honor» («Кровь и Честь») – так называется самая большая в Европе фашистская организация.

    Все эти параллели, откровенно говоря, отдают легким бредом. И очень жаль, что в них приходится ковыряться именно после решения федерации. Ну 14, ну 28, ну 88 — цифры как цифры. Возможно, некоторые не совсем здоровые на голову фанаты и видят в них какой-то сакральный смысл. Но это, как говорится, их проблемы.

    «Да бред это!»

    Если белорусские клубы прислушаются к федерации, некоторым игроком чемпионата придется изменить игровой номер. Goals.by пообщался с некоторыми игроками, чьи номера попадают под «рекомендацию» БФФ.

    Дмитрий Мозолевский: «Принципиально буду играть под восемнадцатым номером».

    — Как бы это помягче выразиться… Да бред  это, — говорит форвард брестского «Динамо» Дмитрий Мозолевский, выступающий под 18-м номером. — Весь мир играет, а у нас какие-то комплексы возникают. С таким успехом можно все цифры от 1 до 99 запретить. Не понимаю, как такое могло кому-то придти в голову. Я спокойно отношусь к номерам. Был свободен — взял. И я понятия не имею, что он там означает. Не хотелось бы, чтобы до этого доходило. Принципиально буду играть под восемнадцатым номером.

    Полузащитник «Городеи» Виталий Володенков, проведший минувший сезон в «Немане», отдает предпочтение крамольному номеру 88:

    — Отношусь к решению федерации параллельно. Мне «восьмерка» нравится, а в «Немане» она была занята, вот и взял 88. Что это число обозначает, я не знаю. Скажут поменять — поменяю. Попрошу 8-й  или 18-й. Что, и 18-й нельзя? Ну, хорошо, любой, но чтоб «восьмерка» обязательно присутствовала.

    Форвард «Белшины» Егор Зубович, проведший прошлый сезон в «Партизане» под 14-м номером, не рад инициативе футбольных чиновников:

    — Я всю жизнь под этим номером, про связь этого числа с экстремизмом даже не догадывался. Если в «Белшине» не разрешат под ним играть, попрошу 10-й — Сащеко ушел, и этот номер вроде свободен.

    У них и у нас

    В Беларуси не так и мало футболистов, которые играют под неправильными номерами. Среди них есть и весьма уважаемые фигуры.

    В Беларуси не так и мало футболистов, которые играют под неправильными номерами. Среди них есть и весьма уважаемые фигуры. В том же БАТЭ Артем Радьков минувший сезон провел под 14-м номером, а Макс Бордачев — под 18-м. Под «четырнадцаткой» прошлый чемпионат начинал в столичном «Динамо» Антон Путило. В «Витебске» с аналогичным числом на спине бегал Вадим Господарь, а Александр Кобец — под 18-м. Самый экзотичный из нежелательным номеров — 88-й. Но, помимо Володенкова, его носителями были (или останутся?) нафтановец Букаткин и торпедовец Гинтов.

    Добавим, что в Европе таких ограничений нет (именно оттуда к нам и пришла мода на «магические числа»). И под 14-м номером в своих клубах выступают, к примеру, Дирк Кюйт, Хаби Алонсо и Альберто Аквилани. Под 18-м играют Жирков и Клозе.

    Возвращаясь к нашим реалиям, отметим, что инициатива БФФ по неиспользованию некоторых номеров — лишь рекомендация, которую клубы вправе игнорировать. Впрочем, все знают, как у нас в стране относятся к рекомендациям, доведенным свыше.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы