Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Лучший игрок на планете играет в «Барселоне»

    Он был не очень похож на футболиста. Низкий, на слишком подтянутый. Но в итоге Ромарио доиграл до 42 лет, стал чемпионом мира, был признан лучшим футболистом на планете, забил за карьеру более тысячи голов. Специально для FourFourTwo Ромарио рассказал о том, что по-прежнему влюблен в «Барселону», назвал Месси лучшим игроком мира на данный момент, высоко оценил работу Йохана Круиффа, вспомнил свои лучшие голы, а также объяснил, почему решил заняться политикой.

    Ромарио сыграл только на одном чемпионате мира, но зато выиграл его.
    Ромарио сыграл только на одном чемпионате мира, но зато выиграл его.
    RomarioРомарио сыграл только на однои чемпионате мира, но зато выиграл его. pointeventos.com

    Он был не очень похож на футболиста. Низкий, на слишком подтянутый. Но в итоге Ромарио доиграл до 42 лет, стал чемпионом мира, был признан лучшим футболистом на планете, забил за карьеру более тысячи голов. Специально для FourFourTwo Ромарио рассказал о том, что по-прежнему влюблен в «Барселону», назвал Месси лучшим игроком мира на данный момент, высоко оценил работу Йохана Круиффа, вспомнил свои лучшие голы, а также объяснил, почему решил заняться политикой.

    — Когда вышел первый выпуск FourFourTwo, ты стал лучшим игроком мира. Как изменилась игра с тех пор, когда ты начинал свою карьеру и до ее завершения в 2009? Изменилась в лучшую или худшую сторону?

    — Мое поколение было последним, которое знало, как играть в футбол. В футбол, в котором техника играла решающую роль. Сейчас многое поменялось. С тех пор, как я закончил, игроки не могут ничего показать, если у них нет хороших физических кондиций. Конечно, все люди разные, но 90% футболистов стремятся делать упор на физику и не стараются показать на поле ничего кроме физики.

    — Но разве тренировки не одна из важных составляющих футбольной жизни?

    — В футболе определенно требуется физика. Ты должен быть готов бегать 90 минут. Но проблема в том, что сейчас тренеров больше интересует физические занятия с игроками, нежели какие-то тренировки с мячом. Ты должен тренировать и то, и другое. Но делать упор только на физику неправильно. Я не согласен с этим и всегда буду против таких занятий.  

    — Бобби Робсон говорил, что ты часто пропускал тренировки, но всегда были в форме и вообще мог обходиться без них. Как бы ты поступил сейчас, если б был молодым футболистом и только начинал свою карьеру? Ведь футбол стал более быстрым и с явным упором на физику...

    — Трудно сказать, но, скорее всего, делал бы то же самое. Сейчас футбол находится на очень высоком профессиональном уровне, и мне пришлось бы ему соответствовать. Может быть, для меня было бы сложнее выполнять какие-то определенные вещи. Когда я начинал, моя скорость и работа с мячом давала мне большое преимущество. Если бы я начинал сейчас, моим главным противником были бы физические кондиции. Думаю, мне было сложно работать над их улучшением. Моя скорость не играла бы такую важную роль. Но техника всегда была бы востребованной, я уверен.

    — Ты был известен благодаря своему фирменному удару, не подстраиваясь под мяч и не нарушения шаг, при этом, не ударяя носком. Откуда ты узнал о такой технике и как долго учился?

    — Честно сказать это у меня с рождения. Даже в юности я ударял по мячу также. Мой отец давал мне подсказки, как улучшить мою позиционную игру в штрафной площади, поэтому я мог использовать этот прием гораздо чаще. Я всегда думал, что футбол основан на умении, а не на силе. Я мог использовать силу, когда нужно, но умение всегда было на первом месте :).

    — Кто был твоим кумиром и кто повлиял на тебя, пока ты взрослел?

    — У меня нет кумиров, кроме отца, который к тому же был моим учителем. Когда я был маленьким, мне нравился Рейналдо. Он играл в «Атлетико Минейро» и был на Кубке Мира в 1978 году. За «Селесао» он выступал не так ярко, но я восхищался его техникой и мышлением. Его стиль не вдохновлял меня, но он был умным форвардом.

    — Опиши свои сильные стороны как игрока. Что тебя выделяло среди других игроков твоего времени?

    — Моими сильными сторонами являлись выбор позиции и завершение атаки. И разница в этих умениях давала мне преимущество над оппонентами в штрафной зоне. Часто я мог предугадывать, что произойдет в следующий момент. Когда я выходил один на один, то в 90% случаев я забивал гол. С 93-го по 95-й годы мой бомбардирский счет был лучшим на планете. Разве это не выделяет меня среди остальных игроков моего времени?

    — Есть ли сейчас нападающие, которые напоминают тебе себя на пике формы? За каким игроком тебе приятно наблюдать?

    — Нападающие как я? Вряд ли. Они могут быть в чем-то хороши, но их стиль совсем другой. Мне нравиться наблюдать за Месси, он очень техничный и у него есть все шансы стать легендой, если он выиграет Кубок мира. Он лучший игрок в лучшей команде мира, моей любимой «Барселоне».

    — Как насчет Криштиану Роналду?

    — Он хороший игрок.

    — И все?

    — И все. На данный момент лучший игрок на планете играет в «Барселоне».

    — Бразилия-94 была самой оборонительной среди всех других поколений. Насколько трудно было тебе, как атакующему игроку, соответствовать такой тактике?

    — Мы хотели победить и делали все, что от нас требовалось. Это был сплав бразильского футбола и европейской защиты — ничто не сравнится с этим.

    — Когда ФИФА выбирала лучшего игрока мира, в голосовании ты опередил Роберто Баджо. Как бы изменилась твоя жизнь, если бы он реализовал тот пенальти, а Италия стала бы чемпионом мира?

    — Я рад, что доверили право пробить послематчевый пенальти. За свою карьеру я много раз мазал с точки, но тогда я точно знал что забью. Если бы Бразилия проиграла, я знал, что обвинили бы в первую очередь меня. Потому что, когда на поле «Селесао» для нее существует только первое место. Я знал, что после моего удара моя карьера может пойти разными путями. Но все случилось так, как случилось. Главное, я знаю, что был одной из ключевых фигур в той победе. Это прекрасные ощущения.  

    — В США в 94-м мы видели лучшего Ромарио? Что тебе запомнилось больше всего на том турнире?

    — С июня 1993-го и до конца Кубка мира 1994-го я был на пике формы. А также в 2000, когда я играл за «Васко да Гама», и мы стали чемпионами Бразилии. Ну и титул лучшего бомбардира Бразилии-2005 тоже много значит для меня (Ромарио на тот момент было 39 лет - Goals.by). А самое запоминающееся событие — это когда я поднял над головой Кубок мира. Ничто не может быть лучше этого.  

    — Тебя оставили вне заявки на Кубок мира в 1998 и 2002 годах. Как ты чувствовал себя после этого?

    — Я мог сыграть на двух Кубках мира и двух Олимпиадах после 1994 года. Я не жалею о тех временах, я иду дальше. Когда я ложился под нож, я знал, что сделаю Бразилии только лучше. Я знаю, что совершил несколько глупых ошибок, но думаю, что сейчас уже никто об этом не вспоминает. Единственное о чем я жалею, что не получил шанса извиниться перед Загалло (тренер сборной Бразилии в 1998 году - Goals.by). Но я уверен, что все наши разногласия остались позади. И теперь у меня прекрасные отношения с Пеле, Вандерлеем Лушембурго и Рикардо Тейшейрей.

    — Насколько ты расстроен, что не смог поиграть в паре с Роналдо на чемпионате мира? Вы бы смогли стать хорошими партнерами?

    — Понятия не имею. Я знаю, что Бебето стал для него отличным партнером в 98-м, а Роналдо был на пике формы. Он был лучшим в штрафной площади соперника. После меня, конечно.

    — С каким игроком последнего десятилетия ты бы хотел сыграть?

    — С Зиданом. Это бриллиант. Но в целом — Микаэль Лаудруп лучший из тех, с кем я играл. У него был невероятный талант и прекрасная техника. Я видел такие же черты в Зидане. Я бы очень хотел сыграть с ним.

    — Ты играл с великими нападающими: Стоичиков, Бебето, Эдмундо — кого бы ты выделил?

    — Бебето — лучший форвард из тех, с кем я играл. У нас была какая-то духовная связь. Нам даже не надо было тренироваться, чтобы понимать другу друга. Он был невероятно талантлив. Стоичиков тоже был великим игроком. Что касается Эдмундо, то он был средним игроком.

    — У тебя долгие годы были разногласия с Эдмундо. Вы по-прежнему не разговариваете?

    — Все нормально. Мы и раньше общались, и сейчас.

    — На протяжении всей твоей карьеры у тебя постоянно случались разногласия с людьми. Почему? Ты делал это ради удовольствия?

    — Мой отец всегда учил меня драться с «большими». Потому что если ты подрался с «маленьким» и проиграл, все гораздо хуже, чем кажется на первый взгляд. Я никогда не начинал драку, но очень увлекался во время нее. Люди говорят, что хотят, чем я хуже? Правда сейчас все эти вещи остались позади, и я стал мудрее. Я вырос как личность, с тех пор как женился и завел детей. После рождения Айви (дочь Ромарио с синдромом Дауна - Goals.by), я понял, что должен нести позитивную энергию другим людям.

    — Стоичиков крестный отец одного из твоих детей. Ты с ним часто видишься?

    — Он мне нравится. Мы и раньше очень часто беседовали, и сейчас. Мы провели отличное время в «Барсе», поэтому мы до сих пор вместе. Его дочь приезжала в Рио несколько месяцев назад и гостила у нас. Мы не говорим о делах, но с ним и без этого есть о чем пообщаться. Он хороший парень и великолепный футболист.

    — Роналдо, Ривалдо, Гарринча, Пеле, Зико — куда бы ты поставил себя в этом Топ-5 великих бразильцев?

    — Я точно в пятерке. Пеле, Гарринча, я, Роналдо… пожалуй, вот так.

    — То есть ты в четверке?

    — Ну, можно и так сказать :).

    — По мнению FourFourTwo, ты был одним из самых популярных игроков своего времени. Тебя не удивляет, что ты по-прежнему популярен в Англии, хотя ты там никогда не играл. Тебе не кажется, что тебя недооценивали во всем мире?

    — Я не удивлен, что настолько популярен в Англии. Футбол любят миллионы людей по всему миру. Я был одним из лучших в своей профессии, а Англия — родина футбола. Они любят спорт. К тому же, своей популярности я обязан британской прессе, которая освещала много хороших вещей, связанных со мной, да и плохих тоже. Для меня большая честь, если благодаря мне люди полюбили футбол так, как его люблю я.

    — Была ли у тебя возможность поиграть в Англии? Как ты думаешь, насколько удачно ты бы влился в английский футбол?

    — После того как Бобби Робсон ушел из ПСВ в 1999 году, он отправился в Анлию и звал меня с собой. Я не могу вспомнить название команды (с 1999 по 2004 Бобби Робсон тренировал «Ньюкасл»), но я помню, что предпочел остаться в Рио. Я думаю, что смог бы адаптироваться в Англии. Футбол есть футбол, бомбардиры нужны везде.

    — Назови свой самый лучший гол.

    — Один из самых запоминающихся — первый гол в ворота Уругвая в 1993 году, на «Маракане». Это был решающий отборочный матч на Кубок Америки, и Бразилия рисковала впервые не попасть на Кубок мира. Я был на долгое время отлучен от «Селесао», и это была моя последняя попытка попасть на чемпионат мира 1994 года. Матч близился к завершению — мы все жутко нервничали. Бебето прорвался по правому флангу и навесил мне на голову. «Коротышка» забил головой шикарный мяч в решающем матче. Это было невероятно. Я помню еще два, потому что они тоже были очень красивыми: мяч, забитый рукой в матче против Мексики в 1997 (4:0) и мой третий гол, когда я играл за «ПСВ» против «Стяуа» (5:1) в сезоне 1989-90 в Кубке чемпионов. Это был мой первый красивый гол в Европе.

    — Ты когда-то сказал: «Ночь всегда была моим другом». Теперь вы, наверное, реже встречаетесь?

    — С годами все меняется. Моя дочь Айви заставила меня измениться. Иногда я ухожу, но я люблю быть дома. Если бы я познакомился со своей женой немного пораньше, думаю, многих ошибок можно было бы избежать. Я бы завел больше, чем шесть детей, потому что они дают тебе отличный повод остаться дома. Как футболист, я не мог делать это постоянно. Теперь могу.

    — Ты не жалеешь, что не задержался в Европе? Почему ты покинул «Барселону» в статусе лучшего игрока мира, когда у тебя было все, вернулся на родину во «Фламенго»?

    — Я скучал по Рио. Я любил Барселону — это единственный город за пределами Бразилии, где я наслаждался жизнью, но моя семья и все мои друзья остались в Бразилии. Я знаю, это звучит глупо, потому что я покинул великий клуб, чтобы вернутся в Бразилию, где местные клубы испытывают множество проблем. Но я хотел быть счастливым в Рио. Я достаточно заработал в «Барселоне» и мог позволить себе обычный контракт на долгие годы. Хорошо, что люди в Барселоне приняли мое решение. Я всегда знал, что моя жизнь здесь (в Рио), в окружении своих людей.

    — Для некоторых людей в Великобритании стало сюрпризом то, что ты решил стать политиком. У тебя уже есть какой-то опыт в этой среде?

    — Я все еще готовлюсь к этой работе. Для меня это новая сфера. Я хочу помогать детям, нуждающимся в помощи. Я католик и молюсь, чтобы мне хватило мудрости хорошо выполнять свою работу. Уважаю своих коллег и уверен, что они уважают меня не только за то, что я был хорошим футболистом. Это все, что знаю на данный момент. Вступаю в должность конгрессмена с февраля.

    — Ты играл вместе с Пепом Гвардиолой. Ты удивлен, что он стал тренером или было очевидно, что он пойдет по этому пути?

    — Он один из лучших опорников, что я когда-либо видел. Характер, сила, мастерство. Пеп владел всеми этим качествами, будучи игроком. К тому же, он учился у Йохана Круиффа. Как он мог не стать великим тренером?! Он лучший, потому что учился у лучших.

    — Какой тренер лучше всех понимал тебя и кого ты считаешь лучшим?

    — Их два. Первый — это Круифф. Он понимал меня так, как будто играл на моей позиции. Он знал все лучшие качества и недостатки. Он один из лучших на поле и вне его. Очень жаль, что он так и не выиграл Кубок мира. Второй — Жоэль Сантана, он заставлял меня трудиться больше остальных (тренировал Ромарио в «Васко да Гама», «Фламенго» и «Флуминенсе»). Он прекрасно «читал» игру и знал, как ее изменить.

    Маурисио Саварезе, специально для FourFourTwo

    ВИДЕО ЛУЧШИХ ГОЛОВ РОМАРИО

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.