Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Звездняка» у меня не было»

    Талантливый нападающий, так и не сумевший толком раскрыть свой потенциал, рассказывает о расставании с футболом, о поиске себя в «гражданской жизни», о вере в брата, который способен вернуться в сборную, о динамовском и легионерском этапах карьеры, о зарплатах в национальном чемпионате, которые за последнее время выросли раз в 15, а также об ожидании момента, когда снова сможет выйти на поле.

    Максим Цыгалко ждет того момента, когда снова сможет играть в футбол. Хотя бы на любительском уровне
    Максим Цыгалко ждет того момента, когда снова сможет играть в футбол. Хотя бы на любительском уровне
    TsygalkomaxМаксим Цыгалко ждет того момента, когда снова сможет играть в футбол. Хотя бы на любительском уровне footbel.net

    Талантливый нападающий, так и не сумевший толком раскрыть свой потенциал, рассказывает о расставании с футболом, о поиске себя в «гражданской жизни», о вере в брата, который способен вернуться в сборную, о динамовском и легионерском этапах карьеры, о зарплатах в национальном чемпионате, которые за последнее время выросли раз в 15, а также об ожидании момента, когда снова сможет выйти на поле.

    — Максим, болельщики в курсе, что бы вынужден закончить карьеру из-за травмы. Чем сейчас занимаешься?

    — К сожалению, ушел из футбола. Поэтому стараюсь найти себя в других сферах жизни. Сейчас работаю на фирме по производству и установке окон.

    — С братом организовали бизнес?

    — Нет, со знакомым.

    — Остаться в футболе не было желания?

    — Сначала была мысль связать будущее с тренерской деятельностью, но продолжения она не получила. Потом, возможно, вернусь к этой идее.

    — Расставание с футболом было не легким?

    — Конечно, было тяжело. Пережил этот период благодаря поддержке семьи, друзей, знакомых. Время лечит. Разумеется, об игре и футбольной жизни не забыл, часто хожу на матчи. Переживаю и болею за брата.

    — Что за травма вынудила вас повесить бутсы на гвоздь?

    — Ровно год назад делали операцию по замене тазобедренного сустава. Сейчас уже чувствую более-менее нормально. Нога еще немного побаливает, бегать пока нельзя, но, надеюсь, скоро смогу играть в футбол хотя бы на любительском уровне.

    — Когда болячка дала о себе знать?

    — Более двух лет назад. Тогда еще в составе «Савита» начинал предсезонную подготовку и вдруг стали тревожить боли. Врачи сделали снимок, провели обследование и поставили неутешительный диагноз. Пришлось заканчивать с футболом. Что послужило причиной — неизвестно. Возможно, в одной из игр получил сильный удар. Так или иначе, сустав разрушался, необходимо было делать операцию.

    — Теперь за двоих играет брат.

    — Старается. Прошлый сезон выдался хорошим, заняли второе место. В новом надо будет побороться за чемпионство.

    — За брата и «Шахтер», понятное дело, переживаешь. За минское «Динамо» болеешь?

    — Как-никак в динамовском клубе провел много лет, поэтому не могу не следить за его выступлениями. Сейчас в составе никого не осталось из тех, с кем в свое время играл, но, тем не менее...

    — С «Динамо» связано больше всего воспоминаний?

    — Естественно. Большую часть карьеры провел в Минске. Здесь выиграли и Кубок, и золотые медали, и «бронзу». И заниматься футболом начинал в динамовской школе у Ивана Ивановича Савостикова.

    — Предложений от зарубежных клубов у тебя хватало: софийский ЦСКА, «Шинник», «Маритиму». Но всякий-раз трансфер срывался. В чем дело?

    Всякий раз клубы не могли договориться между собой о сумме отступных. Я-то всегда находил общий язык с потенциальными работодателями, условия меня устраивали, да поиграть на новом уровне хотелось.

    — Да, вариантов хватало, но всякий раз клубы не могли договориться между собой о сумме отступных. Я-то всегда находил общий язык с потенциальными работодателями, условия меня устраивали, да поиграть на новом уровне хотелось.

    — Много просили за твой трансфер?

    — Не хочется ворошить прошлое, но суммы были явно завышены.

    — В какой команде больше всего понравилось?

    — В «Шиннике» был хороший коллектив, у меня уже установился контакт с тренером Побегаловым, он рассчитывал на меня.

    В софийский ЦСКА отправился в молодом возрасте, мне было 19 лет. Тогда познакомился с Петей Златиновым, который потом оказался в «Динамо». В софийском клубе находился полтора месяца, за это время солидно прибавил, об этом мне и ребята потом говорили.

    — Болельщики любят ставить диагноз «звездная болезнь». У тебя было такое?

    — Естественно, каждый совершает свои ошибки, сейчас понимаю, что в каких-то моментах поступил бы по-другому. Всем свойственно ошибаться, особенно по молодости, но «звездняка» как такового у меня не было.

    — Стать чемпионов с «Динамо» удалось только в 2004 году? Чего в другие годы не хватало до этого?

    — Надо рассматривать разные факторы — от объективных до субъективных. Например, травмы футболистов и так далее. Прошло много времени, все это вспоминается не так ярко.

    — Последний матч за «Динамо» помнишь?

    — Честно говоря, нет. Получил ли золотую медаль? Да.

    — За динамовский период карьеры тебе пришлось поработать со многими тренерами…

    — Да уж, их сменилось много — Малофеев, Гюров, Байдачный, Шуканов. С каждым, в принципе, было интересно работать, Кто-то доверял больше, кто-то меньше, но у всех старался учиться.

    — Малофеевские стихи и притчи запомнились?

    — Их помню, но что-то воспроизвести сейчас вряд ли получится. Эдуард Васильевич сильный психолог, может зажечь команду. Играл у него и в «Динамо», и в национальной сборной.

    — Назначение Шуканова на пост главкома удивило? Все-таки еще недавно вместе тренировались, выходили на футбольное поле.

    — В целом такое решение было неожиданным, хотя разговоры об этом ходили, и мы были готовы к этому.

    — Как обычно об отставке сообщается коллективу игроков?

    — После неудачных игр сам чувствуешь, что такое может произойти. В иных случаях узнаем об этом уже после принятия решения наверху. Приезжает генеральный директор или президент клуба и сообщает об этом. Бывало, что тренер сам говорил.

    — Интриги, слухи на сей счет нервируют команду?

    — Конечно, уверенности это не добавляется. В некоторых случаях смена тренера нужна — это встряхивает команду, мобилизирует, у тех, кто не играл, появляется шанс. А иной раз отставка идет во вред.

    — Тебе довелось поиграть на молодежном чемпионате Европы.

    — Разумеется, остались только положительные воспоминания. Хотя бы от работы с Юрием Иосифовичем Пунтусом. Он многое сделал для меня, для развития моей карьеры. Пусть он больше доверял другим ребятам, все равно благодарен ему. А на самом турнире мы могли добиться большего. Все хорошо знают, что и как там было.

     — Первый легионерский этап твоей карьеры в Казахстране чем запомнился?

    Это в последние годы инфраструктура Казахстана начала развиваться хорошими темпами. Еще утомляли длительные переезды. Порой ехали в поездах по 48 часов.

    — За первые полгода в «Кайсаре» забил то ли 6, то ли 7 мячей, Стал лучшим бомбардиром команды. На следующий год пригласили на хорошие условия. В целом все нравилось. Хотя поля оставляли желать лучшего. Это в последние годы инфраструктура Казахстана начала развиваться хорошими темпами. Еще утомляли длительные переезды. Порой ехали в поездах по 48 часов.

    — Следующим пунктом был ереванский «Бананц».

    — В Армению пригласили под матчи на евроарене. Предстояли игры с «Зальцбургом». На чемпионат Армении были большие планы. Поначалу все шло хорошо, я в первой же игре забил два гола. Но потом последовал спад, сняли тренера. Руководство приняло поменять политику и отказалось от легионеров.

    — В чемпионатах Казахстана и Армении приходилось сталкивать с договорными матчами?

    — Всякое бывало. Перед игрой с карагандинским «Шахтером» предлагали обеспечить нужный результат, но мы отказались. Хоть и проиграли, но все равно старались, бились. В договорных матчах участвовать не доводилось.

    — После Армении ты вернулся в «Савит». За время твоего пребывания на легионерских хлебах чемпионат сильно изменился?

    — Конечно, изменения произошли. Считаю, за последние два года уровень футбола в чемпионате серьезно подрост. Стало больше крепких команд, появилась конкуренция практически за каждое место в турнирной таблице. Возможно, на это повлиял тот факт, что в высшей лиге осталось 12 клубов. Если сделать розыгрыш с делением на подгруппы по шесть команд, глядишь, будет еще интереснее. Все-таки играть в три круга, когда кто-то проводить больше домашних игр, кто-то меньше — это нелогично.

    — Зарплаты сильно изменились?

    — Выросли раз в пятнадцать.

    — Это идет на пользу?

    Теперь нет массового оттока легионеров в заштатные российские и украинские команды. Сейчас если уезжают, то, как правило, в солидные клубы.

    — Я думаю, что да. Теперь нет массового оттока легионеров в заштатные российские и украинские команды. Сейчас если уезжают, то, как правило, в солидные клубы.

    — Получается, зарплаты вроде бы повысились, но все равно хватает проблем: задержки зарплат, команд разваливаются.

    — Да, стабильности явно недостает. Средств не хватает.

    — Государство должно поддерживать клубы или футболом должен заниматься бизнес?

    — Считаю, что во все всех регионах должны быть сильные команды. Должны быть и частные спонсоры, и городские власти должны помогать.

    — В «Нафтане» с Филиппом Рудиком повстречался?

    — Да. Он, конечно, своеобразный парень. Тогда еще не играл за основу. Сейчас вот в БАТЭ перешел. Говорят, стал серьезнее относиться к футболу. Посмотрим, как у него сложиться. Пусть все получится.

    — Он как-то говорил, что когда его из дубля переводили в основу, то ему доставалось по ногам, мол, не нужен был ветеранам конкурент.

    — Бывало, он вел себя неправильно, ребятам постарше это не нравилось. Можно сказать, ставили на место, чтобы не ловил звездную болезнь.

    — За сборными следишь?

    — А как иначе? Рад за «молодежку». Верю, что у них получится выйти на Олимпиаду. Дай Бог, чтобы все получилось, не было травм. Особо близко ни с кем не общаюсь. Разве что с Димой Рекишем.

    Национальная сборная неплоха начала цикл. Если бы еще Люксембург обыграли. Сейчас главное не терять свои очки. Многое определиться в играх с Боснией и Герцеговиной.

    —  Как думаешь, у брата есть шансы вернуться в сборную?

    Владимир Журавель доверяет Юре, сам часто говорит: «Давай, ты должен вернуться в сборную».

    — Думаю, что есть. Главное, стабильно играть за «Шахтер». Прошлый год сложился успешно. Сейчас надо хорошо начать новый сезон, провести его ярко. Владимир Журавель доверяет Юре, сам часто говорит: «Давай, ты должен вернуться в сборную». Все должно быть нормально. Для вратаря у него как раз возраст расцвета.

    — Игру нападающих сборной анализируешь?

    — Нет, сейчас это ни к чему. Раньше, было дело, что-то подмечал. Нынче просто смотрю игру, получаю удовольствие.

    — Как относишься к тому, что Брессана могут заиграть за национальную команду?

    — Нормально. Почему бы и нет? Игрок он сильный. Быстро адаптировался в нашей стране. Если и у футболиста есть желание, и тренер видит его в составе, то надо ускорять этот процесс.

    — Записи со своими играми смотришь?

    — Иногда. Есть нарезки, которые отправляют агенты в клубы. Порой смотрю, чтобы вспомнить те времена. Да и детям будет, что показать.

    — Какой самый лучший период карьеры?

    — Наверное, 2003 год. Выиграли Кубок, забил в финале два гола. Этот матч, собственно, и является самым памятным. Тогда же стали вызывать в сборную. Однажды «Славии» за тайм забил четыре гола. «Славии» вообще от меня доставалось. По-моему, 9 голов забил мозырянам. Однажды удалось забить им пяткой.

    — Вновь муссируется тема создания футбольного канала. Если позовут поработать в качестве комментатора, пойдешь?

    — Можно будет попробовать. Тема футбольного канала действительно не новая. Считаю, это надо для развития футбола.

    — Есть фильм «Деньги на двоих». По сюжету игрок завершил карьеру из-за травмы, и потом ему подвернулась возможность работать на телевидении в качестве аналитика-советника в области букмекерских ставок. Как тебе такая роль?

    Бывает, зайдешь, небольшую сумму поставишь, чтобы было интереснее смотреть. Часто ли удавалось предсказывать счет? Довольно часто.

    — Фильм не смотрел. Но было бы интересно попробовать. Сам давно не ставил, но иногда делал это. Бывает, зайдешь, небольшую сумму поставишь, чтобы было интереснее смотреть. Не только на футбольные матчи, но и хоккейные, баскетбольные, гандбольные. Часто ли удавалось предсказывать исход? Довольно часто.

    — За хоккеем следишь?

    — Хожу иногда не игры, когда есть такая возможность. Хотя в последнее время хоккеисты разочаровывают. Есть ли друзья в команде? С Димой Мелешко немного знаком.

    — Какие твои предпочтения в европейском футболе?

    — Само собой слежу за Лигой чемпионов. Это высший уровень. Сильнейший нападающий? Нравятся Торрес, Дрогба, Вилья. Месси чистым нападающим не назовешь, но, если подумать, то он лучший футболист планеты.

    — А Ибрагимович? По-моему, он тебя чем-то напоминает.

    — В «Инетре» он хорошо смотрелся. В «Барсе» потерялся. Видимо, не сошлись с Гвардиолой характерами.

    — Корниленко перешел в «Блэкпул»…

    — Надеюсь, у него все получится. Когда он выступал в «Томи», ему все удавалось. Команда игра на него, и он часто забивал. В «Рубине» и «Зените» было посложнее.

    — С ним были конкурентами или приятелями?

    — У нас были хорошие отношения. Всегда друг друга поддерживали независимо от того, кто играл. Нормально общались, шутили. Сейчас редко общаемся, но всегда рады друг друга видеть.

    — Бытовало мнение, что ты более талантливый, а Сергей более трудолюбивый.

    — Соглашусь с этим. Серега за счет своей работы достиг высоких результатов. Правда, в сборной у него не всегда получается.

    — Смотрел фильм «Эффект бабочки»? Герой киноленты меняет свои определенные поступки, и, соответственно, меняется его жизнь. Когда-нибудь представлял себя на его месте?

    Если бы сейчас можно было что-то изменить, то я бы, возможно, попытался. Но неизвестно, как бы все потом сложилось. Как в том же фильме, одно меняешь, что-то другое калечится.

    — Если бы сейчас можно было что-то изменить, то я бы, возможно, попытался. Но неизвестно, как бы все потом сложилось. Как в том же фильме, одно меняешь, что-то другое калечится. Как жизнь сложилась, так и сложилась. Я не вправе обижаться. Где-то что-то не получилось, но надо двигаться дальше.

    — Какие-то забавные случаи вспомнишь?

    — Запомнился первый матч за «Савит». Было неизвестно, успеют ли меня заявить в чемпионат. В итоге все выяснилось буквально днем. За мной заехал Юрий Малеев, и мы отправились на игру. Где-то неделю я не тренировался. Меня выпустили на 15 минут, я забил гол, и мы выиграли у «Шахтера» 4:3. После игры команде дали два дня выходных, а мне три.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.