Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Как Румбут скажет, так и будет»

    Гвинейский легионер «Партизана», который в скором времени может получить вид на жительство в Беларуси, близок к тому, что стать первым африканским футболистом в первой лиге. С каким настроением готовится Абубакар к новому сезону? Как ему работается с Курневым после Геворкяна? Когда минчане намерены вернуться в высшую лигу, и есть ли в белорусском футболе расизм?

    Абубакар Камара во всем слушается Людаса Румбутиса
    Абубакар Камара во всем слушается Людаса Румбутиса
    KamaraАбубакар Камара во всем слушается Людаса Румбутиса Иван Уральский

    Гвинейский легионер «Партизана», который в скором времени может получить вид на жительство в Беларуси, близок к тому, что стать первым африканским футболистом в первой лиге. С каким настроением готовится Абубакар к новому сезону? Как ему работается с Курневым после Геворкяна? Когда минчане намерены вернуться в высшую лигу, и есть ли в белорусском футболе расизм?

    «Зарплата по сравнению с прошлым сезоном не уменьшилась»

    — Очень активно готовимся к чемпионату — много времени проходит на тренировках. Я буду делать все, чтобы принести как можно больше пользы своему клубу. Нам необходимо опять вернуться в высшую лигу, поэтому придется постоянно выигрывать. Мне очень понравилась поддержка наших фанатов в прошлом сезоне, поэтому хочется их отблагодарить. Что касается зарплаты, то лично у меня она по сравнению с прошлым годом не уменьшилась, хотя не знаю, как у других ребят.

    О разнице между тренерами: Курнев и Геворкян

    — Не могу сказать, кто из них лучше. У каждого тренера свои планы по построению игры, и футболисты должны им следовать. Сейчас мы нормально тренируемся. В команде хорошая атмосфера, все замечательно между собой общаются. Тренер же со мной всегда разговаривает, спрашивает, как у меня дела, не ругается и не кричит. Он предпочитает строить дружеские отношения с игроками, и это мне очень нравится. Если при предыдущем тренере и были в команде какие-то проблемы, то сейчас их точно нет.

    «Без Ледесмы и Менди мне скучно не будет»

    — Многие мои друзья покинули команду в межсезонье — Рафаэль Ледесма, Паскаль Менди и другие,  однако мне скучно не будет. Это нормально: одни уходят, другие приходят. Во-первых, я перезваниваюсь и переписываюсь со многими, кто играл со мной раньше. Иногда даже встречаемся посидеть и обсудить, как кто поживает. А во-вторых, у меня много друзей в теперешней команде: в нашем молодом коллективе отличные отношения, поэтому у меня всегда хорошая компания.

    «Все решает Румбут»

    — Мои агенты пытались решить вопрос с моим трудоустройством в других клубах, однако пока у меня действующий контракт с «Партизаном», и я намерен выступать за эту команду. Дело в том, что договариваться о моем переходе все равно нужно не со мной, а с Людасам Румбутисом — он решает все эти вопросы: отпустить меня или нет. Как Румбут скажет, так и будет, я его в этом вопросе слушаюсь. Сейчас решается вопрос с моим видом на жительство, чтобы я смог выступать за «Партизан».

    «Не думаю обосновываться в Беларуси»

    — Не знаю, когда будут готовы все документы. Просто я сейчас полностью посвящаю себя тренировкам, а этими вопросами занимаются клубные функционеры. Если я все-таки получу вид на жительство, то моя семья и друзья будут очень рады. Они же хотят, чтобы я успешно выступал за границей. Но, поскольку я еще ничего не получил, то радоваться рано. Мыслей обосноваться в Беларуси надолго у меня нет. Ведь я, в принципе, даже контракт еще не продлевал с командой. Поэтому не могу строить долгосрочных планов.

    «Был в гостях у Менди»

    — Когда я был в отпуске, то ездил домой к родителям. Там я не только отдыхал, но и тренировался вместе со своими друзьями. В общем, хорошо провел время. А еще успел съездить в гости к своему другу Паскалю Менди. Он живет в Сенегале, поэтому, можно сказать, даже за границей побывал.

    О случае с Таина Соро

    — Конечно, Таина — мой хороший друг. Он позвонил мне сразу после игры и рассказал об этой ситуации. Это очень неприятная история. Соро — хороший футболист и замечательный человек, поэтому он просто так никогда не стал бы плохо себя вести на поле. Однако, как видите, человека можно довести. Хотя я стараюсь не обращать внимания на такое и всегда держать себя в руках. В то же время, фанатам так себя вести нельзя — это же расизм! Недопустимо, чтобы он имел место в футболе.

    О расизме

    — На поле я — артист, который должен делать все возможное, чтобы помочь своей команде. И даже если вижу или слышу в свой адрес что-то плохое, стараюсь бурно не реагировать: не ругаться, не кричать, не грубить. Когда был случай в матче с «Неманом», я слегка вспылил, но все-таки тоже остался в рамках приличия — не бил никого, никому ничего не показывал.

    Повторюсь, мне кажется, расизма в футболе быть не должно. И руководство команд должно позаботиться об этом. Таина, как и я, является единственным африканцем в своей команде, и мы приехали в вашу страну для того, чтобы показывать красивый футбол. Как фанаты могут к нам так относиться? Раньше таких происшествий вообще не возникало. То, что произошло с Таина, — это первый подобный случай на моей памяти. Считаю, федерации следует всерьез задуматься над этим.

    Во Франции, например, много африканцев играет, и относятся к ним совершенно нормально. Хотя вот в Италии подобные проявления бывали, но очень редко.

    Что касается повседневной жизни, то здесь я никаких проблем не встречал. Вообще-то, где бы я ни находился: на тренировке, дома, на прогулке с друзьями, — я всегда чувствую себя в вашей стране комфортно. Конечно, иногда на улице пальцем показывали, но я этому внимания не придаю. Серьезных же случаев расизма я не видел.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы