Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Мать не хочет со мной встречаться»

    Некогда нападающий «Минска», а ныне защитник столичного «Динамо» рассказал Goals.by о смене игровой позиции, истории своего рода, учебе на экономическом факультете БГУ, своем отношении к расизму, карьере модели и нежелании думать об армии.

    Вобга сменил прическу и позицию на поле
    Вобга сменил прическу и позицию на поле
    Vobga1Вобга сменил прическу и позицию на поле Иван Уральский

    Некогда нападающий «Минска», а ныне защитник столичного «Динамо» рассказал Goals.by о смене игровой позиции, истории своего рода, учебе на экономическом факультете БГУ, своем отношении к расизму, карьере модели и нежелании думать об армии.

    Вобга, не страшно в 19 лет играть в минском «Динамо» на столь ответственной позиции?

    — Вовсе нет. Я ведь тренируюсь, работаю, чтобы заслужить место в основе. И раз тренер выпускает, значит, доверяет.

    Но ведь амплуа защитника для вас не родное.

    — Так и есть. В детстве играл нападающим, но когда в прошлом году появилась острая потребность в игроках оборонительного плана, Сергей Солодовников и Сергей Гуренко начали наигрывать меня защитником. Получалось вроде неплохо, в противном случае я вряд ли бы сейчас выходил с первых минут на этой позиции. Да, поначалу были, конечно, сложности, но со временем ко всему привык.

    Расскажите, а как вы оказались в Беларуси. Родились-то в Камеруне, не так ли?

    — Верно. Мой отец — камерунец, мать — белоруска. Почти сразу после рождения мама перевезла меня в Беларусь, но потом уехала обратно.  С того момента меня стала воспитывать бабушка. Благодаря ей я и оказался в футболе.

    Поддерживаете связь с родными из Камеруна?

    — Поначалу связи вообще не было. Но после того, как распространился интернет, нам удалось связаться. Знаю, что у меня есть две старшие сестры. Одна уже вышла замуж и перебралась во Францию вместе с супругом, а вторая давно живет в Америке.

    Знаю, что мой отец умер, а мать переехала обратно в Беларусь, но встречаться со мной у нее нет желания …  Что ж, это ее выбор.

    Как проявляется ваша принадлежность к исторической родине?

    — Бабушка позаботилась о том, чтобы я выучил французский. Она по профессии — преподаватель французского и немецкого языков. Вместо учебы в обычной школе своего района я посещал специализированную школу с углубленным изучением языка.

    А с выходцами из Камеруна, которые живут в Беларуси, общаетесь?

    — Раньше делал это чаще. Стремился, так сказать, познать культуру не только страны, но и континента, на котором родился. Бывает, когда идет по улице темнокожий  молодой человек, остановимся, поболтаем. Даже если совсем незнакомы. С девчонками из Нигерии общаюсь. Еще в моем университете много камерунцев.

    Чем, кстати, вам так приглянулась профессия экономиста?

    Даже если взять вступительные экзамены: французский и математику я знаю гораздо лучше, чем биологию.

    — Не сказал бы, что экономика меня очень уж привлекает. В сравнении с другими дисциплинами она, конечно, имеет ряд преимуществ. К тому же учеба в университете физкультуры мне совсем не по душе. Даже если взять вступительные экзамены: французский и математику я знаю гораздо лучше, чем биологию. Кстати говоря, я поступал на дневное отделение, а уже потом перевелся на заочное.

    Что скажете на счет работы в модельном бизнесе? Опыт же у вас вроде есть…

    — Да какой там опыт!  Я принял участие всего в одной фотосессии, да и то меня знакомый попросил. Это было несколько лет назад, он открывал собственный сайт, была потребность в моделях. На постоянной основе этим заниматься я не планирую.

    А зачем тогда согласились?

    — Просто хотел помочь. Для меня не было проблемой некоторое время постоять перед камерой. Никаких комплексов не испытывал. Да и коммерческих целей не преследовал.

    Вам хоть заплатили?

    — Нет. Об этом речь вообще не велась. Тот каталог создавался для привлечения моделей и, вообще, был разовым продуктом. Я, честно говоря, и не думал тогда, что это вызовет столь широкий резонанс. Теперь вот буду думать:).

    За модой следите? Какой стиль одежды предпочитаете?

    — Раньше, конечно, гнался за модой, носил экстравагантную одежду, длинные волосы. Сейчас стал поспокойнее.

    А в клубы ночные ходите?

    — Нет. И алкоголь не употребляю. Профессия не позволяет. Тут уж надо делать выбор: или ночной клуб или футбольный.

    В социальных сетях вы частый гость?

    — Врать не буду — частый. Имеются аккаунты и в «Вконтакте», и в «Одноклассниках».

    Как думаете, что такое «звездная болезнь»? И как от нее лечиться?

    — Ей лучше не заболевать, потому что излечиться трудно.

    А служба в армии? Разве не лечение?

    — Нет, это не решение. Полтора года без футбола — слишком долгий срок. Меня, к примеру, эта проблема коснется, когда закончу университет. Потом о ней и подумаю. Сейчас почему-то не хочется :).

    Приходилось ли вам сталкиваться с проявлением расизма?

    — Не сказал бы, что страдаю от этого. Знаете, всегда есть люди, которые не так на тебя  смотрят. Но моя бабушка всегда учила меня не обращать на это внимание, уважать себя. Если человек нелицеприятно высказывается о моем цвете кожи, мне его жаль, ведь это его патология, его проблема.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы