Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Никогда не считал себя вторым номером»

    В 2002 году голкипер сборной Беларуси (за плечами — 18 матчей в главной команде страны) завершил карьеру игрока. Сейчас он входит в тренерский штаб Бернда Штанге. В интервью Goals.by Андрей Сацункевич объясняет, почему Жевнов — номер один в Беларуси. Отмечает, в чем надо прибавить Гутору и Амельченко. Разбирается, отчего так плохо играет «Динамо». И вспоминает, как получал за проступки по ушам.

    Андрей Сацункевич никогда не считал себя вторым номером
    Андрей Сацункевич никогда не считал себя вторым номером
    SatsunkevichАндрей Сацункевич никогда не считал себя вторым номером Иван Уральский

    В 2002 году голкипер сборной Беларуси (за плечами — 18 матчей в главной команде страны) завершил карьеру игрока. Сейчас он входит в тренерский штаб Бернда Штанге. В интервью Goals.by Андрей Сацункевич объясняет, почему Жевнов — номер один в Беларуси. Отмечает, в чем надо прибавить Гутору и Амельченко. Разбирается, отчего так плохо играет «Динамо». И вспоминает, как получал за проступки по ушам.

    «Карьера отрывками»

    — Вы довольны своей послефутбольной судьбой?

    — Хотелось бы большей востребованности. А то карьера складывалась отрывками — тренер вратарей в минском и брестском «Динамо», полгода в «Дариде». Сейчас работаю со сборными трех возрастов и национальной командой. Особенно интересно трудиться с ребятами главной сборной страны. Иногда и сам чему-то у них учишься, ведь футбол с каждым годом прогрессирует. Тот же Жевнов — настоящий профессионал. Он ответственно относиться к делу, и даже сам себя может готовить к матчам.

    — В чем отличия вратарской школы вашего времени и дня сегодняшнего?

    — Нельзя вот так взять и провести параллели. Раньше все было по-другому — даже отсутствовала такая должность, как тренер вратарей. В советский период не наблюдалось и четкого разделения на основу и дубль. Команда просто состояла из 35 человек, и все четыре голкипера работали вместе.

    «Динамо» никогда не считалось богатой командой»

    — Каков нынче доход тренера вратарей?

    — Что об этом говорить — всем тяжело. Жаловаться и проситься нет желания. Естественно, хотелось бы лучших финансовых условий. В бытность игроком зарабатывал в разы больше.

    — Сколько, если не секрет?

    Мой максимальный доход, без учета премиальных, составлял 350 рублей. Для сравнения инженер зарабатывал где-то в три раза меньше.

    — В советское время существовало градация по трем категориям — 150, 200 и 250 рублей. Потом оклад был пересмотрен в сторону увеличения. Молодым футболистам назначалась стажерская ставка — 60. Мой максимальный доход, без учета премиальных, составлял 350 рублей. Для сравнения инженер зарабатывал где-то в три раза меньше. Хоть минское «Динамо» никогда не считалось богатой командой, но существовали и свои преимущества — давали квартиры, без очереди можно было купить автомобиль. Машина тогда считалась чем-то заоблачным. Помню, как приобрел «девятку» за 9150. Когда вернулся в «Динамо» в 2000-х годах, заработок составлял 1000-1500 долларов. Мой контракт в России (нижегородский «Локомотив» — Goals.by) оценивался в 3 тысячи.

    «Амельченко нужно больше работать»

    — В сборной вы работаете с Амельченко, Веремко и Жевновым. Можно несколько слов о каждом?

    — Они все между собой не похожи. Их объединяет лишь одна задача — ноль в воротах. Я бы не хотел рассказывать о слабых местах каждого. Остановимся на главном требовании сборной — игровая практика в клубах. К сожалению, не у всех это получается.

    — В чем причина?

    — Видимо, в случае с Жевновым, есть внутренние течения. Вот как сместить Малофеева после известных трагических событий? Амельченко? Сомневаюсь, что главный тренер «Локомотива» оставляет сильного голкипера на скамейке запасных, а слабого выпускает на поле. Значит, Антону необходимо еще больше работать.

    — Чего не хватает Амельченко и Веремко, чтобы стать основным стражем ворот сборной?

    — Им необходимо играть в более классных командах.

    «Гутор должен прибавить в физике»

    — Кого бы вы назвали лучшим вратарем чемпионата Беларуси?

    — Гутор — молодой и перспективный. Надеюсь, проявит себя на молодежном чемпионате Европы. Чтобы стать хорошим футболистом, ему нужно прибавить в физических кондициях — набрать силенок и мышечной массы. Без этих качеств Александру будет тяжело конкурировать с голкиперами из Европы.

    «Удачно сыграл — повторил день»

    — Когда сборная играет на ноль, хвалят Штанге, Жевнова, защитников, а про тренера вратарей никто не вспоминает — не обидно?

    — Такова наша работа — третьего, а то и четвертого плана. Помощник — он и есть помощник. Может, что-нибудь сверхъестественное произойдет, так и меня отметят. Не вспомнят — тоже ничего ужасного. Будем работать, как и обычно.

    — Голкиперы — самые суеверные футболисты. Согласны?

    Вставал с определенной ноги, повторял меню, по четкой очередности зашнуровывал бутсы и одевал перчатки. Вот и загонял себя в определенные рамки для того, чтобы не отпугнуть фарт.

    — Это точно. Вот команда победила сильного соперника, сыграл я удачно, и на следующий день старался копировать предыдущий — вставал с определенной ноги, повторял меню, по четкой очередности зашнуровывал бутсы и одевал перчатки. Вот и загонял себя в определенные рамки для того, чтобы не отпугнуть фарт.

    — Зачем нужны эти забабоны?

    — Чтобы свои тебе не забили, чтобы мяч от штанги вылетал в поле, а не залетал в ворота :).

    «Поиграл в Южной Корее»

    — За рубежом вы поиграли лишь в России, хотя вполне могли рассчитывать на большее…

    — Практически уже на мази был контракт с клубом первой немецкой бундеслиги. Приезжал Шпилевский (футбольный агент — Goals.by) с тренером этой команды, вроде бы обо всем договорились. Через неделю должен был улететь в Германию, уже купил билеты, но как раз в этот момент отправляют в отставку главного тренера. В общем, необходимость уезжать отпала. Зато поиграл в Южной Корее. Правда, не долго — всего 4 месяца.

    — Не пришлась по душе экзотика?

    — Просто деньги те же, что и в России, а сложностей много — язык, восточные нравы, кухня, разлука с семьей.

    «Не продам футболку Шмейхеля»

    — За национальную сборную вы провели 18 матчей. Какой из них самый прамятный?

    — В 1995 году с минимальным счетом уступили на выезде голландцам, пропустив гол на последних минутах. Что тут сказать — обидно.

    — С Ван дер Саром парой словечек перебросились?

    Кстати, еще хорошо запомнился матч против Дании, которая гремела тогда в Европе, а в воротах играл Шмейхель. Интересно было сравнить себя с человеком-великаном :).

    — На уровне «здравствуйте» и «до свидания». Кстати, еще хорошо запомнился матч против Дании, которая гремела тогда в Европе, а в воротах играл Шмейхель. Интересно было сравнить себя с человеком-великаном :). Мы тогда еще с ним футболками обменялись — до сих пор хранятся два экземпляра.

    — Может, устроим аукцион и продадим датский трофей?

    — Исключено. Я и сам в них выхожу на поле, когда играю в команде ветеранов.

    — Подумайте, хорошую сумму предложат.

    — Не в деньгах дело. Да и нет такой необходимости.

    «Вергеенко и Боровский — выбор невелик»

    — С кем из тренеров сборной вам комфортнее работалось?

    — У нас ведь и выбор был невелик — Вергеенко и Боровский. Да и на самом деле все равно кто. Моя задача — играть. К тому же разве в сборной великий тренировочный процесс? Приехали, несколько дней подготовки, вышли на поле, разъехались. С любым специалистом комфортно, когда играешь. Сидишь на скамейке запасных — начинаешь дуться. Я ведь никогда не считал себя вторым вратарем, будь то в сборной или клубе.

    — На ваш взгляд, кто сильнее — поколение 90-х или нынешнее?

    — Нельзя сравнивать. Тогда мы работали в совершенно других условиях — даже стыдно рассказывать. Сейчас ребята живут в хороших гостиницах, тренируются на неплохих по качеству полях. В наше время такого не было.

    «Чего не хватало Василенко?»

    — Кто из белорусских футболистов поразил вас силой удара?

    — Вася Баранов — неплохо бил. В России, как потом оказалось, встречались игроки и с более мощным ударом. Например, Хохлов.

    — В недавнем интервью Эдуард Болтрушевич вспоминал, как его «пушки» побаивались вратари…

    — Я никого не боялся. Все дело в подготовке. Если ты находишься в хорошей форме, то все равно, кто тебе противостоит — Болтрушевич или Баранов.

    — Большая часть вашей карьеры прошла в минском «Динамо». Притом поиграли за команду как в чемпионате СССР, так и в белорусской высшей лиге. В чем отличия тех «Динамо» от коллектива нынешнего?

    Для некоторых «Динамо», всего-навсего, — очередное место работы. Я же полжизни отдал команде, поэтому мне не безразлично, как она сейчас выступает.

    — Пусть и скажу банальные слова, но в советское время «Динамо» действительно было сильно духом. А какие личности там играли — Пудышев, Кондратьев, Курненин, Прокопенко… Их знали по всей стране, и они определяли ауру той команды. Постепенно все ценности были потеряны — их обменяли на деньги. Наверное, сегодняшнему составу той силы духа и не хватает. Для некоторых «Динамо», всего-навсего, — очередное место работы. Я же полжизни отдал команде, поэтому мне не безразлично, как она сейчас выступает. Не важны результаты — мне не нравится их игра. На поле не видно искры. Конечно, можно уступить сопернику, но выходить на поле и не играть — не понимаю. Не в состоянии победить, так тогда должны уползать с поля. Мол, извини, тренер, мы сделали все, что могли. Соперник оказался сильнее — они бразильцы. Пока такого не наблюдается. По наполнению коллектив сильный, но это еще не команда. Просто собрали в одну кучу хороший исполнителей. Надеюсь, кому-то удастся сделать из ребят настоящий коллектив.

    — Не Олегу Василенко?

    — Вопрос к Юрию Чижу. Думаю, тренеру еще необходимо предоставить шанс. Его ведь приглашали в «Динамо» не за красивые глаза. Только не нужно было допускать той ситуации, чтобы ее сейчас исправлять. Зачем загонять себя в яму, а потом пытаться из нее вылезть? Вот чего Василенко изначально не хватало? Значит, первоначально нужно быть более грамотным. Хотя по отзывам, он неплохой тренер и человек. Только что-то не складывается. Следовательно, есть определенная причина.

    — Кто сильнее — Горбунов или Сулима?

    — Больше импонирует Сулима.

    «Не все кристальные»

    — Давайте начистоту: режим нарушали?

    — Было, попадался, получал пару раз по ушам. Только в тех историях нет ничего веселого. А среди футболистов не все кристальные люди.

    — Наверное, и с подкупом матчей сталкивались?

    В делах команды из Набережных Челнов принимали участие «братки», поэтому могли своим футболистам в перерыве и по ушам дать за плохую игру.

    — В России люди на этом зарабатывали хорошие деньги, играли в букмекерских конторах. Например, в делах команды из Набережных Челнов принимали участие «братки», поэтому могли своим футболистам в перерыве и по ушам дать за плохую игру. Хотя это не единичный случай. Были и подкупы, правда, лично меня Бог миловал. Да и понимал я: если хотя бы один раз согласишься, то потом надолго сядешь на крючок. Так легко меня не запугаешь — вырос во дворе, а не в кормушке какой-то.

    — Говорят, вы любите порыбачить? Похвастайтесь уловом?

    — Сом на 22 килограмма. Когда время позволяет, то два-три раза в неделю выбираюсь на рыбалку. Мой напарник — Вова Остриков.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы