Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Сделали снимок — оказалось, грыжа»

    Основной голкипер белорусской молодежки на Евро-2009 вспомнил, когда у него начались проблемы со спиной, а также о странном переходе в «Вентспилс». Рассказал о том, что его объединяет с Буффоном, и дал характеристику тренеру «Динамо» Сергею Овчинникову, с которым пересекся в брянском «Динамо». Поведал о надеждах, связанных с переходом в БАТЭ, и о долгом возвращении в футбол.

    Павел Чесновский: вторая попытка в БАТЭ
    Павел Чесновский: вторая попытка в БАТЭ
    ChesnovskiyПавел Чесновский: вторая попытка в БАТЭ mtz-ripo.by

    Основной голкипер белорусской молодежки на Евро-2009 вспомнил, когда у него начались проблемы со спиной, а также о странном переходе в «Вентспилс». Рассказал о том, что его объединяет с Буффоном, и дал характеристику тренеру «Динамо» Сергею Овчинникову, с которым пересекся в брянском «Динамо». Поведал о надеждах, связанных с переходом в БАТЭ, и о долгом возвращении в футбол.

    — Паша, ты надолго исчез из поля зрения. Что с тобой происходило?

    — Даже не знаю, с чего начать… По контракту принадлежал «Вентспилсу», но уже летом было понятно, что необходимо искать новое место работы. В клубе происходили серьезные перемены — сменился директор, ушли практически все игроки. В общем, моему уходу также не препятствовали. В начале июня отправился в брянское «Динамо», но там не получилось. После должен был прибыть в белгородский «Салют», и как раз в этот момент начались проблемы со спиной. Пытался самостоятельно заниматься лечением. Врачи сказали, что можно избежать хирургического вмешательства. Вроде бы на какое-то время боли утихли, но периодически травма давала о себе знать. В общем, в января решил поехать в Италию. Практически месяц пробыл в клинике на Сицилии, где мне и сделали операцию. Мною занимался хирург, который с аналогичным повреждением оперировал Буффона. Потом по программе наступил трехмесячный период реабилитации. Сейчас все уже позади, и вот уже три недели, как я тренируюсь в общей группе вместе с БАТЭ.

    — Насколько понимаю, операция в Италии не из дешевых?

    — Вроде бы 10 тысяч евро. Всю сумму оплатил клуб.

    — Как ты получил травму позвоночника?

    Тот же Буффон надеялся обойтись без хирургического вмешательства — ему назначали физиопроцедуры, массаж, делали уколы. Только в конечном итоге и его пришлось оперировать.

    — Боли в спине начались давно, но я продолжал работать. Сделали снимок — грыжа. В принципе, с такой специфической травмой люди продолжают играть. Главное, чтобы не ощущался дискомфорт. Врачи предполагали, что удастся справиться консервативными методами, ведь у некоторых проходит все само собой. Тот же Буффон надеялся обойтись без хирургического вмешательства — ему назначали физиопроцедуры, массаж, делали уколы. Только в конечном итоге и его пришлось оперировать.

    — В чем специфика этой операции?

    — Грыжу удаляют с помощью лазера. Белорусские специалисты в данной области готовы были заняться лечением, но не давали гарантий. В Италии сказали: беремся, никаких проблем не возникнет. Только потом обязательно необходимо выдержать полный реабилитационный курс.

    — Почему тогда врачи «Вентспилса» отвели тебе на восстановление всего полмесяца?

    — Тоже читал об этом. Но в любом случае, стандартный курс — минимум три месяца. Как пример, нападающий мадридского «Реала» Игуаин.

    — Сколько времени ты находился без игровой практики?

    — Последний раз выходил на поле в конце июня, когда выступал за фарм-клуб «Вентспилса».

    — Чем была вызвана ссылка в фарм-клуб?

    — Во-первых, продолжал тренироваться с основой. Учитывая, что планировал покинуть команду, мне предложили играть за «Транзит», который также выступал в высшей лиге чемпионата Латвии. Таким вот образом предоставили возможность поддерживать форму. К слову, на данный момент из состава «Вентспилса» образца 2009 года, участвовавшего в еврокубках, остался лишь один человек.

    — Вернемся к просмотру в России. Почему так и вернулся ни с чем?

    — В брянском «Динамо» провел всего полторы недели. Тренировался с командой, провел одну товарищескую встречу и отправился домой. В конечном итоге, руководство клуба подписало Мандрыкина. Естественно, в России он более известен, да и наличие российского паспорта играет немаловажную роль. На всю первую лигу только 2-3 вратаря-легионера. Кстати, брянское «Динамо» тогда возглавлял Сергей Овчинников.

    — Интересно узнать, что он за человек и тренер?

    Овчинников — дипломатичный и культурный человек. Все ребята отзывались о нем исключительно в положительных тонах.

    — Если не ошибаюсь, то жена его родом из Латвии. Овчинников — дипломатичный и культурный человек. Все ребята отзывались о нем исключительно в положительных тонах. Говорили, что Сергей Иванович является хорошим психологом, способен создать благоприятную атмосферу в коллективе. На тренировках всегда спокойно объяснял. Самое интересное, что футболистом Овчинников был харизматичным, но в роли наставника он прямая противоположность себя прежнего — уравновешенный и доброжелательный. По крайней мере, таким он мне запомнился за те полторы недели совместной работы. Так что желаю Сергею Ивановичу удачи в минском «Динамо».

    — Перейдем непосредственно к твоей персоне. Как возник вариант с БАТЭ?

    — Его разыскал мой агент. Естественно, такое предложение сразу же заинтересовало. Все-таки после столь продолжительного перерыва на тебя обращает внимание лучшая команда Беларуси. Мне представился хороший шанс быть полезным клубу — постараюсь воспользоваться им. Команда всегда нацелена на самые высокие места, регулярно участвует в еврокубках — для меня огромная честь играть в Борисове. К тому же я и раньше здесь выступал, поэтому со многими знаком.

    — Руководство борисовчан в общих чертах обрисовало твои перспективы в команде?

    Следует показать, что прошлый неудачный год был всего-навсего черной полосой, которую нужно было пройти достойно, чтобы стать взрослее, мудрее и опытнее.

    — Соглашение с борисовчанами рассчитано до конца 2011 года. Сам прекрасно понимаю — нужно работать и доказывать. Необходимо оправдывать доверие, которое оказало руководство, подписав со мной контракт. Прежде всего, переход в БАТЭ — вызов для меня. Следует показать, что прошлый неудачный год был всего-навсего черной полосой, которую нужно было пройти достойно, чтобы стать взрослее, мудрее и опытнее.

    — Можно предположить, что тебя пригласили с расчетом заменить Гутора, который вскоре уедет в Данию на молодежный чемпионат Европы?

    — Конкретного разговора не было. БАТЭ участвует на всех фронтах, надеюсь, удастся выйти на поле не только в чемпионате, но и в еврокубках.

    — Последний раз мы общались в январе 2010 года. Тогда ты отмечал, что к голкиперу Павлу Чесновскому проявляют заинтересованность представители Польши, Кипра и Израиля. Куда исчезли все потенциальные работодатели?

    — В то время был в неплохой форме — играл в еврокубках, вызывался в национальную сборную. Варианты дальнейшего продолжения карьеры имелись, но в феврале в «Вентспилс» пришел новый директор, и все кардинальным образом изменилось. Тот же Дима Верховцов должен был подписать контракт с латвийской командой, но в последний момент что-то не срослось. В клубе наблюдалась нестабильная ситуация, поэтому было непонятно, с кем и как нужно вести переговоры. С другой стороны, если бы представители других стран так уж хотели меня видеть в своих рядах, то я бы у них и оказался. Значит, не столь сильным было желание.

    — Не жалеешь, что когда-то согласился переехать в Латвию?

    — Нет. Стараюсь смотреть на жизнь позитивно. Время все равно не повернешь назад. Были ведь и положительные моменты. К тому же получил бесценный опыт.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.