Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Будучи игроком, вел конспекты»

    Бывший полузащитник сборной Беларуси вспоминает, как из пионерлагеря попал в большой футбол, а также питерскую историю с поддельными паспортами. Рассказывает о гостеприимстве и бронетранспортерах на Кавказе и о мешках с марихуаной и бескрайней степи в Казахстане. Добрыми словами отзывается о Валерии Стрельцове и признается в любви «Днепру» и своей семье.

    Александру Чайке хочется проявить себя в качестве тренера
    Александру Чайке хочется проявить себя в качестве тренера "Днепра"
    Chayka_krupnoАлександру Чайке хочется проявить себя в качестве тренера «Днепра» 222.by

    Бывший полузащитник сборной Беларуси вспоминает, как из пионерлагеря попал в большой футбол, а также питерскую историю с поддельными паспортами. Рассказывает о гостеприимстве и бронетранспортерах на Кавказе и о мешках с марихуаной и бескрайней степи в Казахстане. Добрыми словами отзывается о Валерии Стрельцове и признается в любви «Днепру» и своей семье.

    «Днепр» — моя команда»

    — Вы начинали карьеру в «Днепре» и там же ее заканчивали. Наверное, этот клуб много для вас значит?

    — Конечно. «Днепр» очень люблю, всегда и везде подчеркиваю, что я оттуда. Это моя команда, которой готов отдаться полностью.

    — Но выиграть золото в Могилеве не удалось. Вы уехали в «Аланию».

    — Немного обидно, но это жизнь. Поступило предложение из Владикавказа, от которого сложно было отказаться, тем более в то время. Конечно, радовался за ребят. Мне даже довелось побывать на награждении. Тогда как раз перерыв было свободное время.

    — «Днепр» в начале вашей карьеры и в ее конце сильно разнились?

    — Поменялись практически все игроки. Не мудрено, все-таки 10 лет прошло. А в бытовом плане такого, чтобы приехал и ходил, раскрыв рот, не было. Развитие клуба шло, но не очень быстрыми темпами.

    — Неизменной была лишь фигура Валерия Ивановича Стрельцова…

    — Точно! Хотя, он тоже изменился. С возрастом стал более спокойным. А раньше был очень требовательным. Неизменной осталась вера в молодых ребят. Каждый год старался вводить в состав молодежь. Сейчас, когда он приезжает на игры с «Динамо», общаемся и всегда желаем друг другу успехов.

    — Вы с грустью говорите о Стрельцове, видно, жалеете, что он покинул клуб. Не пытались отговорить?

    — Ну, он же нас не спрашивал :). От таких предложений не отказываются. Тем более, к нему Юрий Чиж давно присматривался.

    «Башмаков забрал прямо из пионерлагеря»

    — Давайте отмотаем жизненную кинопленку на много лет назад. Где начинали играть в футбол?

    Меня забрал Александр Башмаков. Случилось это в тот момент, когда родители в пионерлагерь отправили. Так Александр Николаевич меня прямо оттуда забрал. Не дал смену отгулять.

    — Сам я минчанин. Нетрудно догадаться, что и начинал здесь. Ходил в легендарную СДЮШОР-5. Туда попал, как и большинство мальчишек. На урок физкультуры пришел представитель школы и спросил: «Кто хочет заниматься футболом?» Ну, естественно, все мальчишки подняли руки. Я был среди них. Тренировал нас тогда Валерий Зайцев. Однако он вскоре умер и к себе меня забрал Александр Башмаков. Случилось это в тот момент, когда родители в пионерлагерь отправили. Так Александр Николаевич меня прямо оттуда забрал. Не дал смену отгулять.

    — Как оказались в «Днепре»?

    — Это было в 1992 году. Я и Владимир Климович приехали со сборов юношеской сборной Союза. Ну, и «Днепр» предложил контракт. Правда, по тем временам из сборной дорога была в минское «Динамо». Но, так получилось, что могилевчане первыми вышли на нас.

    — А в «Динамо» хотели играть?

    — Играть хотелось везде. И в «Динамо» в том числе. Я в детстве на стадион ходил, любовался игрой тех мастеров. Конечно, хотелось попасть в «Динамо», но «Днепр» предлагал игровую практику. Поэтому, выбор мой и пал на Могилев.

    «Кругом бронетранспортеры, танки»

    — Вы переехали во Владикавказ не в самое простое время. Чем запомнился город?

    — Когда прилетел, было страшно. Город после войны с Ингушетией: кругом бронетранспортеры, танки. Ощущение не из приятных. Думал, как мы тут жить и играть будем? Потом уже, когда обвыкся, более спокойно выходил в город.

    — Жили на базе?

    — Да. И все время под охраной. База была ультрасовременная. В наличии имелось все, что нужно для комфортного обитания. Правда, иногда и с местными жителями пересекались. Ходили, знакомились. Нас приглашали в гости. И на свадьбе даже были! Они оказались очень гостеприимными и дружелюбными людьми. Когда ходили в город за фруктами, местные жители иногда бесплатно нам их давали.

    — Как вам Валерий Газзаев?

    Когда побеждали — все было хорошо, а когда проигрывали, он сильно гневался.

    — Валерий Георгиевич — максималист. Очень требовательный тренер и эмоциональный человек. Когда побеждали — все было хорошо, а когда проигрывали, он сильно гневался. Но конфликтов у меня с Газзаевым никогда не было. Я вообще к ним не склонен. Лучше все решить цивилизованным путем.

    — А в игровом плане как чувствовали себя в «Алании»?

    — Я попал в команду после 96-го года, в котором ребята проиграли золотой матч московскому «Спартаку». И Газзаев затеял омоложение состава. Многие опытные и сильные игроки ушли. Период был не очень хороший, заняли лишь 10-е место.

    — Читал, что вам очень нравилось во Владикавказе. Но, тем не менее, перешли в «Крылья Советов».

    — Да, очень нравилось. Позвонил президент «Крыльев» Герман Ткаченко и спросил, не прочь ли я поиграть в Самаре? Поразмыслил и согласился, тем более из «Алании» уже ушел Газзаев.

    — «Крылья» тогда возглавлял Александр Тарханов. Какое впечатление сложилось о нем?

    — Он, как и Газзаев, максималист. Очень любит, чтобы футболисты проникались его идеями, добросовестно относились к работе. Тарханов всегда переживал за результат. Требовательный наставник, любящий дисциплину. Было интересно с ним работать.

    — Кстати, о дисциплине. Нарушали?

    Один раз по крупному прокололся. Как раз в «Крыльях». Что сделал, не скажу. Потом извинился перед тренером, все же был не прав.

    — Один раз по крупному прокололся. Как раз в «Крыльях». Что сделал, не скажу. Потом извинился перед тренером, все же был не прав. Поговорили, расставили все точки на «i».

    — Вы, по собственному признанию, не смоги заиграть в Самаре из-за травмы.

    — Было такое. Травмировал спину: не мог нормально бегать. Нужно было делать операцию. А в Самаре тогда работал очень хороший массажист — Владимир Самаркин. Он, кстати, и сейчас там трудится. Благодаря ему, удалось этой операции избежать. Занимались с Самаркиным два месяца на песке. Через боль делал различные упражнения, специально разработанные Владимиром, и восстановился. За это ему огромное спасибо.

    «Тренер же не враг себе»

    — До перехода в «Ростсельмаш» были знакомы с Анатолием Байдачным?

    — Да, поэтому когда мне позвонил президент клуба и сказал, что Анатолий Николаевич хочет со мной поработать, согласился. Во многом из-за того что Анатолий Николаевич — наш человек

    — Есть интересные статистические данные. В Ростове вы провели 11 встреч и отличились семь раз…

    — Это опечатка. Я там не всегда попадал в основной состав. Играл больше за дубль. Столько точно не мог забить.

    — Байдачный не доверял?

    — Не сказал бы. Просто в тот момент подобралась сильная команда с неплохими футболистами. Может, где-то недорабатывал на тренировках. Вот Байдачный и не всегда ставил в состав. Тренер же не враг себе.

    «Подделки паспортов никакой не было. Это все происки врагов»

    — Поэтому вас, в принципе, с легким сердцем отпустили в питерское «Динамо». Что там случилась за история с паспортами? Говорили, будто бы вас уличили в подделке документов.

    Подделки паспортов никакой не было. Это происки врагов. Все было чисто. Нам потом из прокуратуры прислали письмо с извинениями.

    — Подделки паспортов никакой не было. Это происки врагов. Все было чисто. Нам потом из прокуратуры прислали письмо с извинениями.

    — Так все же, из-за чего все началось?

    — В то время команду возглавлял Гладилин, помогал ему Остроушко — отличный тандем. Да и игроки подобрались отличные: Юра Шуканов, Андрей Лаврик, еще ряд сильных футболистов. Во втором круге набрали отличный ход, реально претендовали на выход в высшую лигу. Но кто-то, видимо, был против этого. Ну, и решил этот «кто-то» немножко дестабилизировать ситуацию. Выйти в «вышку» в итоге не получилось — сами не дотянули. А потом еще и очки сняли. Да так, что едва не вылетели.

    — В следующем году команду возглавил Олег Долматов. Про этого тренера говорят, если он поставил крест на футболисте, то все — шансов нет.

    — Да, есть такое. И тут уж ничего не поделаешь. Меня, к счастью, это обошло стороной. Но были игроки, которым приходилось менять клуб. Если тебя не видят в команде, то ничего не сделать и не доказать.

    — Была у вас и еще какая-то история с ликвидацией команды. Будто долгое время просто ходили в клуб, как на работу, и ждали расчета. Это так?

    — Да, приходили в клуб и ждали, пока прояснится наша судьба. Приличное время, надо сказать, ходили. А уж затем, когда клуб признали банкротом, получили документы на руки и уехали.

    — Оцените уровень российской первой лиги на то время.

    Правда, утомляли переезды и перелеты в Читу или Хабаровск, например. Но уж с этим ничего не поделаешь — страна большая.

    — Уровень был приличный. Многие добротные футболисты играли в лиге. Если взглянуть на таблицу того года, когда мы едва не добились повышения в классе, то из первой восьмерки пять команд сейчас играют в «вышке». Это, считаю, хороший показатель. Правда, утомляли переезды и перелеты в Читу или Хабаровск, например. Но уж с этим ничего не поделаешь — страна большая.

    — Разница между аутсайдерами высшей лиги и лидерами первого дивизиона была огромна?

    — В принципе, нет. Мы в кубке обыграли газзаевский ЦСКА (4:3) и попали на «Ростов». Играли на равных, но все решило мастерство отдельного футболиста. Команды равные в основной массе. Я, конечно, не беру в расчет гигантов вроде «Спартака».

    — К слову, Санкт-Петербург поразил своей красотой?

    — Прекрасный город. У меня многое связано Питером. Самое главное —дочка там родилась.

    «В поездах огромными мешками местные возили марихуану»

    — Как случился отъезд в «Тобол»?

    — После получения всех бумаг от «Динамо», приехал домой отдыхать и раздался звонок из Кустаная. Решил попробовать. Команда сильная была — за медали боролась. Одну из них и мне удалось выиграть — бронзовую, единственную в карьере. А годом ранее «Тобол» серебро взял.

    — Казахстанский менталитет от нашего отличается?

    — Конечно. Свои особенные традиции. Но мы жили в городе, который рядом с Челябинском находится, и там было очень много русских.

    — К дальним переездам, после российских просторов, должны были привыкнуть.

    А за окном в Казахстане не так, как у нас, — лесок, речка, деревенька. Там пейзаж неизменен — степь, степь, степь.

    — Расстояния большие, но нам в этом плане повезло. Клуб финансово крепко стоял на ногах. На выездные матчи летали на самолете. А вот команды, что беднее, неделями в поездах катались. А за окном в Казахстане не так, как у нас, — лесок, речка, деревенька. Там пейзаж неизменен — степь, степь, степь. Кстати, в поездах огромными мешками местные возили марихуану. Спали даже на них, чтобы никто не посягнул на их добро.

    «Очень хочется стать тренером»

    — Когда вы приняли решение завершить карьеру игрока?

    — После возвращения из Казахстана я еще поиграл за «Днепр» несколько лет. Но в какой-то момент почувствовал, что уже тяжело бегать, эмоции уже не те. Взвесив все «за» и «против», принял решение закончить.

    — Оно далось тяжело?

    Перестал получать удовольствие от игры. А когда удовольствия нет, то какой смысл себя мучить?

    — Честно, нет. Я уже насытился футболом. Перестал получать удовольствие от игры. А когда удовольствия нет, то какой смысл себя мучить?

    — Сразу решили, что будете тренером?

    — Всегда себя ассоциировал себя с этой работой. Тем более, на протяжении карьеры сталкивался с сильными тренерскими личностями: Константин Иванович Бесков, Валерий Газзаев, Олег Долматов — прекрасные наставники. У каждого тренера чему-то учился, черпал лучшее. Смотрел на их труд. Всегда хотел оказаться на их месте и прочувствовать тренерские эмоции. Ну, и получилось так, что, когда завязал с игрой, Валерий Иванович (Стрельцов — Goals.by) предложил поработать с дублирующим составом.

    — Когда играли, вели конспекты?

    — Особенно в «Алании», под руководством Газзаева. Он тогда был одним из сильнейших тренеров России. А вообще, старался от каждого наставника брать что-то особенное и лучшее.

    — Какие тренерские цели ставите перед собой?

    — Очень хочется, для начала, стать тренером. Особенно в «Днепре». А вообще, хочется развиваться, расти. Планирую поступить на тренерские курсы. Учеба в современном футболе — вещь необходимая.

    «Мир во всем мире — это хорошо!»

    — Давайте немного не о футболе. Как познакомились с женой?

    Помимо дочери, есть еще и сын. Владика супруга родила в первом браке. Он называет меня отцом, и я его очень сильно люблю.

    — Давно это было, в 1997 году, в Могилеве еще. Они с подругой случайно зашли в кафе. Там и познакомились, посидели, попили чайку. Долго жили гражданским браком, затем поженились. В Питере родилась дочь Катя. Помимо дочери, есть еще и сын. Владика супруга родила в первом браке. Он называет меня отцом, и я его очень сильно люблю.

    — С помощью когда-нибудь кулаков отстаивали свои интересы?

    — Приходилось, но не скажу, что я очень часто пускался в рукопашную. Хотя и жил в районе, где драки были частым и обычным делом.

    — Ради жены дрались?

    — Нет, пока еще не приходилось.

    — Пока? Неужто хочется?

    — Нет, конечно. Не хочется. Лучше, чтобы и не пришлось! :)

    — Боитесь остаться без футбола?

    — Без игры тяжело будет прожить, это точно. Грустно — да, но не страшно.

    — Ваша главная мечта сбылась?

    — Пока нет. Некоторые сбывались. Какие? Это личное. Не хотелось бы говорить.

    — Часто сожалеете о чем-то?

    Когда оглядываешься назад, всегда присутствует некоторое сожаление, разочарование. Но нужно идти дальше. Былого уже не вернуть.

    — Когда оглядываешься назад, всегда присутствует некоторое сожаление, разочарование. Но нужно идти дальше. Былого уже не вернуть.

    — Если бы в ваших руках была волшебная палочка, какое желание загадали?

    — Не знаю, не задумывался над этим.

    — Ну, например, мир во всем мире.

    — Точно! Мир во всем мире — это хорошо! Пусть будет это :). И еще, чтобы все люди были здоровыми.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы