Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Бразилия — это вам не Суринам»

    Четверговым полднем на базе минского «Динамо» шла рутинная работа. Однако происходила она достаточно весело. Особое положение Кибука в команде, говор Ямполя, обновка Глеба, Кондратьев в статусе короля отбора, финт Леонардо для Youtube, заветы Овчинникова, голевые успехи Зебеляна и нескончаемый азарт Сулимы в репортаже Goals.by.

    Когда тренируется
    Когда тренируется "Динамо", даже птицы смолкают
    StaykiКогда тренируется «Динамо», даже птицы смолкают Иван Уральский

    Четверговым полднем на базе минского «Динамо» шла рутинная работа. Однако происходила она достаточно весело. Особое положение Кибука в команде, говор Ямполя, обновка Глеба, Кондратьев в статусе короля отбора, финт Леонардо для Youtube, заветы Овчинникова, голевые успехи Зебеляна и нескончаемый азарт Сулимы в репортаже Goals.by.

    «…11, 13, Кiбук:), 15, 22…»

    Это было в четверг ближе к полудню, когда мышцы минского трафика почти атрофировались, а могилевское шоссе стало благодатной площадкой для разгона. В этот день у минского «Динамо» намечалось две тренировки. Ударная бригада Goals.by спешила, чтобы поспеть на утреннюю. Это был своего рода день взятия динамовской Бастилии. Все же с начала сезона в ответ на просьбы погостить в Стайках нам отвечали бойкими отказами, которые не терпели никаких возражений. Но после тренерской перезагрузки все в одночасье стало можно. «Да хоть каждый день!» под эти слова с торжествующим грохотом пал железный занавес.

    Объявление на въезде в Стайки грозно-назидательно сообщало, что купаться в тутошнем озере не стоит: «Содержание бактерий превышает допускаемую норму на 23-24 процента». Совершенно точно — Бог создал водоемы в Беларуси для того, чтобы санэпидемстанция их постоянно браковала. Проехав озеро, оказались на базе. Синие буквы призывного белого баннера были прописаны чьей-то юморной рукой: «6, 7, 8, 9, 10, 11, 13, Кiбук:), 15, 22, 25, 77… Вы дома».

    Птицы отрепетированно напевали складную мелодия, деревья о чем-то шептались, а о городском шуме остались только слабые воспоминания. Саундтрек идиллии растекался по Стайкам.

    — Хорошо тут, Урал.

    — Ага. Если бы еще не энцефалитные клещи, — опасаясь внезапной атаки, ответил наш до краев урбанизированный фотограф…

    «Блин, как блестят!»

    Тема Ваниной нелюбви к насекомым не получила продолжения. С горы густо пошел динамовский косяк, сжирая ступеньки на пути к полю.

    Игроки много и шумно о чем-то разговаривали. Среди них, явно задумавшись, двигался Сергей Овчинников. Главком подошел поздороваться, сделав, таким образом, наше присутствие на тренировке окончательно легитимным.

    Замыкал многоголосую процессию Вячеслав Глеб. Лицо новоявленного (в отсутствии Драгуна) капитана выражало вящую радость, он с благоговейным трепетом и нескрываемой любовью смотрел на пару бутс. Как оказалось, новых.

    Вратари команды похвастать новой экипировкой не могли. И вообще за них было как-то очень… жарко. Пусть белорусская погода и нормализовала свое бешенство, черные комбинезоны при уверенном плюсе казались орудием гестаповских пыток.

    Но ребят это нисколько не трогало. Александр Сулима и вовсе демонстрировал жгучую энергию и оптимизм. Вратарь довел концентрацию своего хорошего настроения до кипения, заприметив Глеба и его обновку.

    — Ребята, сфотографируйте Славины бутсы! — заливаясь смехом, произнес Сулима.

    Вячеслав, надо сказать, сыграл свою роль так, что Станиславский обалдел бы от восхищения. Спрятался за козырек скамейки, откуда донес: «Не надо ничего фотографировать!» Потом тут же выбежал на поле и, заворожено глядя на обновку, бросил реплику: «Блин, как блестят!»

    Техника безопасности

    Сергей Овчинников дал игрокам небольшую вводную и передал их в распоряжение Александра Лухвича. Для ассистентов главного тренера занятие началось намного раньше. Они старательно наводили на поле марафет из фишек, трепетно что-то продумывая.

    В общем, Александр Анатольевич скомандовал игрокам немного покружить вокруг поля, а потом занялся их разминкой. Динамовцы расположились в уголке, укутанном тенью. Над полем разносился уверенный голос Лухвича: «Высоко бедро, выше, чаще!» На своем месте тренер смотрелся очень органично. «Махи назад. Ребята, только осторожно, чтобы лоб сзади стоящим не разбить», — ознакомил игроков с техникой безопасности Лухвич.

    Далее произошла смена власти. Настал черед командовать Андрею Семину: «Так, два квадрата по 6-3».

    «Кондратьев — чемпиона мира по отбору»

    Первый квадрат составила динамовская молодежь, которую разбавили легионеры Монтаруп, Мбанангой и Ямполь. Тройка защитников работала минуту в попытках совершить наибольшее количество отборов — вот суть этого упражнения.

    В одном из эпизодов Орельен Монтаруп не сумел отдать точную передачу из-за того, что мяч предательски ударился о фишку. Лицо француза выразило неподдельное расстройство. Орельен на чистом русском досадовал: «Нет, ну, почему она тут!»

    Буквально через секунду Сергей Кондратьев так истово вступил в борьбу, что выбил мяч за высокую сетку, которая опоясывала поле.

    — Кондратьев — чемпион мира по отбору! — заголосили партнеры.

    Под аккомпанемент этих слов за сетку полетел второй несчастный мяч. Бойкий Кондратьев подтвердил свой новообретенный статус.

    «Давай, «дапаможнiк»

    В эпицентре «квадратной» круговерти для удобства находился атакующий игрок. После одной из смен Ярослав Ямполь предложил занять его место.

    — Я помоГаю, — украинский говор обозначил фрикативное «Г».

    Злые партнеры тут же среагировали, начав подначивать Ямполя: «ПомоГаю, помоГаю».

    — Ладно, давай, «дапаможнiк», — улыбаясь, положил конец этой «травле» Лухвич.

    Если в первом квадрате оборона преуспевала, то во втором громко пелся гимн атаке.

    — Анатолич, сколько у тебя максимально отборов было? — обратился к Лухвичу Семин.

    — Пять пока.

    — У меня меньше, — чуть огорчился Андрей Юрьевич.

    И тут в одном из эпизодов Леонардо выдал такой финт, что YouTube, если бы получил его запись, долго бы еще молился на это видео.

    — Да. Бразилия — это вам не Суринам, — отрецензировал действия бразильца обозначивший себя Овчинников.

    В итоге квадрат Лухвича, в котором верховодили Кондратьев и Гаврилович, все-таки поставил рекорд по отборам — восемь. Во втором их максимально было семь.

    Китайский фейерверк

    В наступившей затем паузе футболисты, разбившись на пары, принялись жонглировать. С пригорка за тренировкой основы трепетно наблюдали дублеры.

    Птицам, кажется, тоже стало интересно, и они замолчали. Природная тишина была прямо-таки концентрированной. Воздух полнили лишь звуки от ударов по мячам. Они напоминали взрывы петард.

    В этом китайском фейерверке Глеб испытывал технику Кугана. Зажигал высокую (метров на 30) свечу, и с неподдельным интересом наблюдал, как молодой партнер обрабатывает мяч. Куган, надо сказать, молодец. С заданием старшего товарища с большего справился.

    На другом участке поля Александр Быченок сварливо наставлял Роберта Зебеляна, у которого решительно не получались точные передачи: «Нет, ну, куда ты даешь?!»

    На другом участке поля Александр Быченок сварливо наставлял Роберта Зебеляна, у которого решительно не получались точные передачи: «Нет, ну, куда ты даешь?!» А Леонид Ковель и Михаил Афанасьев просто держали мяч на земле.

    — С утра жонглирование не идет? — подначивая футболистов, бросил реплику Овчинников.

    — Давайте, ребята, только левой, — с вызовом произнес Семин.

    Оказалось, эта затея была лишена всякой перспективы. Нерабочими ногами игроки набили мяч всего три раза.

    «Если мяч летит в лоб…»

    Футболисты категорично размежевались по половинам поля. На одной под чутким контролем Семина работали атакующие игроки. На другой — защитников истово наигрывал Овчинников.

    Пока суть да дело, да главный тренер отвернулся, Вобга Тьенчен сделал передачу Кондратьеву. Да так неудачно, что мяч улетел на пригорок. На беду защитника Овчинников успел обернуться.

    — Я отвернулся, а ты передачи уже делаешь. И как тебя потом ставить, ты же в игре привезешь! — буравил Тьенчена тренер.

    В ответ Тьенчен, которого в команде называют Тьерри, обезоруживающе улыбался.

    Упражнение было призвано отработать взаимодействие в квартете защитников. При фланговых подачах они перестраивались под диагональную страховку. «Если мяч летит в лоб, играйте, никого не слушайте», — советовал Овчинников.

    «Не давай мячу стучаться в штрафной. Здесь главное надежность — на лапту выбивай его вперед», — чуть позже подсказывал Сергей Иванович молодому Артему Соколу. 17-летний защитник безропотно внимал тренерским заветам.

    «Хорош, Зебелянушка!»

    Меж тем на другой половине поля только игрокам понятным образом плелись атакующие кружева. Их венчали удары после фланговых подач. Особо зверствовать удавалось Зебеляну, который исправно колотил голы.

    — Хорош, Зебелянушка! — довольно кричали партнеры.

    А потом Зебелян отчего-то поругался с Горбуновым.

    — Выражайся нормально! — говорил нападающий.

    — Делай нормально! — парировал вратарь.

    Стартовый оптимизм Горбунова окончательно сменился тотальным минором. Со стороны показалось, что на Андрее все же сказывается неопределенность с продлением контракта. Если подвижек не произойдет, и случится благосклонность Овчинникова, матч с «Гомелем» станет для вратаря предпоследним в «Динамо».

    Бразильцы и клан Сопрано

    Заканчивал тренировку извечный спор вратарей и полевых игроков. Удары наносились из-за штрафной. Проигравшие должны были отплатить неизменной футбольной валютой, которой ни один кризис не страшен, — кувырками.

    То была картина достойная экранизации. Сулима вызвал на честный бой всю команду. Если бы такой фильм все же был снят, афиши бы манили в кинотеатры звучным названием «Сулима против всех».

    Остальные вратари не преуспели так, как Сулима. Андрей Залесский забил и Горбунову, и Игнатовичу.

    Все в итоге проиграли. Александр с торжествующим самодовольством наблюдал за акробатическими эксерсизами партнеров. Остальные вратари не преуспели так, как Сулима. Андрей Залесский забил и Горбунову, и Игнатовичу.

    — Вот человек ничего не выдумывает, — среагировал Глеб, у которого удары не шли.

    — В таких бутсах, Славик, ты все должен забивать, — не унимался Сулима.

    Тут лютый удар удался Кондратьеву.

    — Роберто Кондрато! — оценил Монтаруп, сравнив белоруса с великим бразильцем.

    Кстати, за окончанием тренировки с бровки наблюдали всамделишные бразильцы — захворавшие Рафаэль Ледесма и Бруно Фурлан.

    Думается, если бы этот ганста-дуэт увидел кто-то из клана Сопрано, то не то, чтобы стал нервно дымить в сторонке, а второпях выкурил бы всю Гродненскую табачную фабрику.

    Всепобеждающий Сулима

    Почти все игроки покинули поле. На нем осталось только посольство МТЗ-РИПО в республике «Динамо». «И вновь продолжается бой». Сулиме было невтерпеж выиграть еще один спор. Афанасьев и Глеб забились с Александром, мол, тот не перебьет дальнюю оградительную сетку… Это было очень опрометчиво. Сулима приложился по мячу с такой удалью молодецкой, что он мог долететь до Минска.

    — Не, Сань, я туда не добью, — подытожил Глеб.

    Афанасьев в это время уже самым честным образом кувыркался на бровке.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы