Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В подкат мог пойти головой»

    Он совсем не изменился. По-прежнему внешне молод и свеж. После завершения карьеры Андрей Милевский полностью порвал с футболом. Правда, признается, что скучает по игре. Бывший полузащитник национальной сборной Беларуси увлекательно поведал Goals.by о своей спортивной родне, Иване Щекине и Юрии Вергейчике, спортивных костюмах «Хабибас» и травме, полученной на свадьбе Владимира Маковского.

    Андрей Милевский (№6) порвал с футболом и об этом не жалеет
    Андрей Милевский (№6) порвал с футболом и об этом не жалеет
    Milevskiy1Андрей Милевский (№6) порвал с футболом и об этом не жалеет kurjer.info

    Он совсем не изменился. По-прежнему внешне молод и свеж. После завершения карьеры Андрей Милевский полностью порвал с футболом. Правда, признается, что скучает по игре. Бывший полузащитник национальной сборной Беларуси увлекательно поведал Goals.by о своей спортивной родне, Иване Щекине и Юрии Вергейчике, спортивных костюмах «Хабибас» и травме, полученной на свадьбе Владимира Маковского.

    О братьях Маковских

    — Мало того, что мы с братьями из Молодечно, так еще и жили в одном дворе. Ребром их дом упирался в мой. Учились пусть и в параллельных классах, но в одной школе. С семи лет занимались вместе. К 18 годам дорожки, правда, немного разошлись. Но потом периодически стали пересекаться.

    Недавно был на Володиной свадьбе. Для меня она закончилась травмой. Очень зажигательный танец у нас с Мишей Маковским получился. Я решил в концовочке выдать шпагат. Ладно бы первый раз в жизни что-то подобное сделал. Но я же человек опытный, любое веселье так заканчиваю :). Раньше, правда, мышцы были готовы к нагрузке. А теперь дернул заднюю. Очень футбольная травма. Слава Богу, уже закончил. Страшно представить, если бы, будучи игроком высшей лиги, пришел к тренеру и сказал: «Порвал заднюю, сев на шпагат на свадьбе друга».

    О родне

    — Артем Милевский — мой двоюродный брат. Его сестра Ксюша теннисом занимается. Правда, ее, бедную, травмы замучили. Еще один брат моего папы — отец Саши Соболя. По маминой линии Люба Савко сестрой мне приходится. Она на СТВ сюжеты делает из Новополоцка, пресс-атташе «Нафтана». У нее муж, кстати, хоккеист. Помню, свадьба была веселая. В ледовом дворце праздновали. Тогда я понял, что хоккеисты и футболисты примерно одинаковые. Такие же забойные ребята.

    О жизни после футбола

    — Занимаюсь водозапорной арматурой. У нас фирма. Я один из соучередителей. Родственник предложил войти в долю. Я тогда в «Минске» играл. Вообще, собирался обратно в Молодечно. Делал все для возвращения. Но, поразмыслив, решил согласиться. Год совмещал. Числился в клубе, периодически подъезжал на фирму, входил в курс дел. Готовился, в общем, к плавному переходу, чтобы расставание с футболом получилось не столь болезненным. Теперь, честное слово, ни о чем не жалею.

    Хотя по футболу, конечно, скучаю. Были варианты остаться. Люди предлагали замолвить словцо. Но, играя в «Городее», вспомнил слова Ивана Щекина, царство ему небесно. На всю жизнь эта фраза со мной останется: «И сисю, и писю одной рукой не схватишь». Тогда и сделал выбор в пользу бизнеса.

    Об «Электромодуле»

    В молодечненском «Электромодуле», кстати, играл с братьями Маковскими. Там получил первую зарплату. Дали пару копеек. Я сразу маме вафельницу купил.

    — Это сейчас команды во второй лиге более или менее профессиональные. А в 92-м, помню, мы были чуть ли не любителями. В молодечненском «Электромодуле», кстати, играл с братьями Маковскими. Там получил первую зарплату. Дали пару копеек. Я сразу маме вафельницу купил. А потом деньги нам почти перестали платить.

    О жодинском «Торпедо»

    — Петр Михеев хорошо меня знал по сборной Минской области. Вот и предложил перейти в «Торпедо». Наверное, «Молодечно» отдало меня за пару бутылок коньяка :). Тем более в Жодино с армией обещали помочь. Полгодика в итоге послужил. Ну, как послужил? Месяц побыл в учебке в Слуцке. Вот, по сути, и вся армия. Служили, кстати, с Ромой Трепачкиным и Сашей Греньковым. Рома спал с левой стороны, а Саша — надо мной.

    Михееву надо отдать должное. Нюх у человека на талантливую молодежь. Из того «Торпедо» вышли Трепачкин, Греньков, Каролик, Саакян, Будаев, чуть попозже Шуманский с Кашевским. Да и юношеская сборная под его руководством потом попала на чемпионат Европы.

    О «Шахтере»

    — Иван Григорьевич Щекин меня заметил. Сразу предложил контракт. Я молодой был, совсем дурачок. Потому долго думал. С ребятами своей компанией посидели, они говорят: «Ладно, куда ты поедешь!» Хотя и дал согласие Солигорску, решил отказаться.

    Прихожу домой к будущей жене. Тут звонок. Она говорит: «Тебя». Из трубки Щекина слышу: «Андрей, ты же обещал. Как так?» Вот тот случай и научил меня держать обещания.

    Поехал в Солигорск, где провел пять самых лучших во всех смыслах лет в карьере. За то время через команду прошли человек 150. Столько друзей, столько эмоций!

    Поехал в Солигорск, где провел пять самых лучших во всех смыслах лет в карьере. За то время через команду прошли человек 150. Столько друзей, столько эмоций! Счастливые были времена.

    В 98-м по сравнению с первой лигой «Шахтер» показался мне заграничным клубом. В Жодино нам выдавали один спортивный костюм. Марки «Хабибас», как мы ее называли. Шили подделки адидасовские. А в Солигорске сразу же полностью экипировали. Мне казалось, только за это я должен играть в футбол, головой идти в ноги нападающему.

    Об Иване Щекине

    — Человек был с железным характером. Есть люди, которые заставляют уважать себя одним только взглядом. Это про Щекина. Вот был такой Гюров в «Динамо». Как только он пришел, я посмотрел и понял, что он полупокер. Сразу же. Просто клоун. Натуральный. Такой был смешной. Гонору много, а всем понятно, что пустышка.

    Щекин, Малофеев, Коньков, Яромко — вот это люди. Стал бы тренером, брал бы их за пример. В команде должна быть дисциплина. Щекин всех в тонусе держал. Умел найти общий язык и со стариками, и с молодыми. Со старшими был чуть помягче. Нам приходилось тяжелее. Мы с Сергеем Никифоренко были самыми младшими. Если что случалось, все сваливалось на нас. Но он и заложил всю базу. Мы прошли настоящую школу.

    О Юрии Вергейчике

    Вергейчик — голова! Что тут еще скажешь? Мозги есть, человек умный. Плюс чуть-чуть хитрый.

    — Я с Юрой еще играл. Вообще, его тренерское становление прошло на моих глазах. Василич — голова! Что тут еще скажешь? Мозги есть, человек умный. Плюс чуть-чуть хитрый.

    Бывают времена хорошие, тогда тренеру команду принять легко. А Вергейчик начинал, когда в финансовом плане «Шахтеру» было трудно. Почему-то денежек поубавилось. Перебоев не было, но легкие проблемки возникали. А Василич начал аккуратненько строить клуб. Все, что есть сейчас в Солигорске футбольного, возникло благодаря Щекину и Вергейчику.

    О минском «Динамо»

    — Сразу же не сложилось. Только контракт подписал, и на следующий день сломал нос. И понеслось. Столько травм, сколько было в «Динамо», не случилось во всех моих других командах вместе взятых.

    Нос ломал, руку ломал — в Италии были на сборах. Играли двусторонку. Юра Водовозов дернул меня за мизинец, сломал кость в кисти. Как так получилось? Может, он дернул, а я, падая, еще добавил. Шрам, в общем, до сих пор. А затем разрыв ахиллова сухожилия, после чего все и заглохло. До травмы (даже для своего роста) бежал неплохо. А потом стопа стала не так работать. На прежний уровень вернуться не смог. Были еще повреждения обеих боковых связок колена. Так что, молодежь, мой вам совет: восстанавливайтесь до конца, не рвитесь на поле.

    О «Дариде»

    — Сперва все было невнятно. Но через полгода пришел Румбутис. Все наладилось. Людас Ионович — тот еще психолог. Помню, как-то он посмотрел на меня, травмированного, и говорит: «Езжай отсюда, чтоб я тебя две недели не видел». Я ему: «Куда?». Он: «Хочешь, бери семью — и на юг. Тебе надо просто отдохнуть». Ну, я и поехал. Через неделю после возвращения с югов сделали пару уколов, так начал тренироваться в общей группе. Забыл о травме. Наверное, все действительно идет от головы.

    Я Вагнера „Бонифаций“ называл. Реально похож на того льва из мультика. Волос и гонору было много, а футбола — мало.

    Благодаря Румбутису заиграли Ваня Денисевич, Антон Рябцев. Бразильцы? Я их почему-то недолюбливал. Тот, кто после каждого стыка валится, как стоп сена, для меня не футболист. Нельзя вести себя, как баба, на поле. Сколько себя помню такого раздражения, как от Вагнера, никогда не было. Дотронешься до него, и тут же «ай-ай-ай» по всему полю несется. Я его «Бонифаций» называл. Реально похож на того льва из мультика. Волос и гонору было много, а футбола — мало.

    О Литве

    — Людас Ионович стал предпочитать мне другого игрока. А я на замене сидеть никогда не любил. Меня это раздражало. Такой я человек. Некоторых устраивает сидеть на лавке и получать деньги, а меня — нет. Решили с Румбутисом расстаться. Команда шла на первом месте, но моего вклада как такового в тот успех не было. Поехал в Литву. Подспудно понимал, что это начало конца. Мысли о послефутбольной карьере стали возникать именно тогда.

    От Литвы осталось не самое хорошее впечатление. Уровень жизни — да, высокий. Но люди там специфические. Мне некоторые тамошние жители даже говорили: «Нам интереснее с вами, чем со своими». Хотя вот с Марюсом Скиндерисом, братом Симаса из «Минска», мы сошлись. Симас и Марюс — великолепные люди.

    В „Шахтере“ я получал 400 долларов, в „Дариде“ — 700, в «Судуве» предложили 3000.

    Поиграл в одной команде, позвала другая, более денежная. В «Шахтере» я получал 400 долларов, в «Дариде» — 700, в «Судуве» предложили 3000. Плюс квартиру дали меблированную. Все вроде бы хорошо. Но с тренером у нас был разлад. Моим сменщиком числился парень из молодежной сборной Литвы. То ли сказали его ставить, то ли еще что. Но мне тренер сказки начал рассказывать. Попозже приехал Саша Соболь, так мы на пару с ним над этим чудаком смеялись. Человек не имел высшего образования и приходил на тренировку даже без листочка. Говорил: «Ты, ты, ты и ты сюда, а вы — вон туда». Вот и тренировка. Ни плана, ничего, все на пальцах. Отбил всю охоту играть.

    Контракт действовал еще год. Но за просто так получать деньги я не хотел. Сказал им: «Извините, ребята, до свидания. Лучше я домой поеду, чем буду слушать какого-то клоуна без образования».

    О «Локомотиве» и ЦСКА

    — Вспоминаю и даже не верю. Играли с «Днепром». Павел Садырин приехал смотреть на Огородника. После матча подозвал меня, мол, хочешь в ЦСКА. Обменялись телефонами. Все вроде стихло. Полгодика прошло. Костюкевич тогда тренировал «Шахтер». Ехали на сбор, он ко мне подходит, говорит: «Андрей, звонили из ЦСКА. Но мы играем в этом году в Кубке УЕФА, так что дали им отбой». Правда или нет, не знаю.

    Но самым реальным был вариант с «Локомотивом». После игры сборной с норвежцами подошел технический директор клуба Биджиев. Спросил, есть ли желание поиграть у них. Я говорю: «А вы как думаете?» Встречались на сборах с Сергеем Гуренко, он говорил, что рекомендации мне дал самые лучшие. Вроде бы все затихло. Но потом говорили, что приезжали все-таки люди из Москвы. «Чемодан денег» за меня предлагали :). Вообще, по мелочи было много вариантов. Имелась возможность поехать в Германию на просмотр. С Вергейчиком даже документы оформляли.

    О сборной

    — Был на прошлой неделе на матче «Минска». Посидел в чаше «Динамо», поностальгировал. Просто парень передо мной вдруг Роме Василюку как закричит: «Давай, Рома, забей, как норвежцам — яйцами!»

    Тогда попасть в сборную из нашего чемпионата было очень сложно. Ну, вспомните: Тумилович, Яхимович, Островский, Гуренко, Лухвич, Орловский, Тарловский, Яскович, Белькевич, Хацкевич, Качуро, Хомутовский, Кульчий… Вася Баранов! Человек играл в том великом «Спартаке»! Пофиг было с кем команда встречается, стиль всегда угадывался. Серый Штанюк! Это же человечище! Хотя, кажется, такой здоровый, должен быть злющим. А он ко всем относился просто великолепно.

    На тот момент действительно в подкат мог пойти головой. Наверное, брал только за счет пресловутого вагона здоровья и самоотдачи.

    Все люди играли в классных иностранных клубах. Надо было быть либо сумасшедше одаренным, как Рома Василюк, либо пахать, как я. На тот момент действительно в подкат мог пойти головой. Наверное, брал только за счет пресловутого вагона здоровья и самоотдачи.

    Малофеев? Ничего плохого о человеке, который дал мне шанс, сказать не могу. Он поставил меня в состав в Киеве, когда на трибунах было 80 тысяч человек. Не каждый бы осмелился. Меня, конечно, немного трясло, но я благодарен Эдуарду Васильевичу за такой шанс.

    Что касается денег, то возвращался в клуб как будто с другой планеты. Премиальные были не 400 и даже не 800 долларов. Конкретных цифр называть не буду. Квартира-трешка в Молодечно стоила 10 штук. Ее купил с солигорских сбережений. Но мог бы насобирать на ту квартиру за несколько удачных поездок сборную.

    О случае

    — Короче, звонит мне… Не помню кто. Слышу в трубке: «Андрюха, рассказывают, ты на машине разбился». Я подумал: «Ну, ни фига себе!» Ощущения были странными.

    Хотя помню реальный случай. Завез маму в больницу в Молодечно. Поехал обратно в Минск. Хорошо, что смотрел на дорогу внимательно. Идет машина навстречу. И тут понимаю, что идет-то она по встречке, прямо мне в лоб. Успел руль вывернуть. Хорошо, ехал где-то километров 90. Была бы скорость выше, не знаю, чем бы все закончилось. В итоге ударились зеркалами. До сих пор нового не купил. А человек даже не остановился. Я даже испугаться не успел. Вот вам и жизнь. Сразу понимаешь, что не все зависит от тебя. Из-за таких отморозков все может закончиться.

    Съехал на обочину, постоял. Думаю, поеду дальше. Поехал. Но километров через пять остановился. Решил знакомому позвонить в милицию. Он говорит: «Андрей, могут еще обоим штрафы выписать». Сижу, думаю: «Только что какой-то клоун чуть не убил, а мне еще штраф могут дать». Тогда уже стало не страшно, а странно. Такая вот история.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.