Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Взял бокал — Петрович тут как тут»

    Полузащитник «Нафтана» и молодежки преисполнен энергии и оптимизма. Не строит из себя шпиона и практически ничего не секретит. Goals.by к своей большущей радости в очередной раз убедился в открытости Никиты Букаткина, который поделился своим мнением относительно болельщиков, СМИ и «Шахтера», вспомнил службу в железнодорожных войсках и рассказал о развеселых отношениях с Игорем Ковалевичем.

    Никита Букаткин говорит, как есть
    Никита Букаткин говорит, как есть
    BukatkinНикита Букаткин говорит, как есть Иван Уральский

    Полузащитник «Нафтана» и молодежки преисполнен энергии и оптимизма. Не строит из себя шпиона и практически ничего не секретит. Goals.by к своей большущей радости в очередной раз убедился в открытости Никиты Букаткина, который поделился своим мнением относительно болельщиков, СМИ и «Шахтера», вспомнил службу в железнодорожных войсках и рассказал о развеселых отношениях с Игорем Ковалевичем.

    «Белорусская «Барселона»

    — О футболе говорить будем?

    — Не хочется. Тем более после поражения.

    — Как ты, кстати, от них отходишь?

    — Сразу после матча час-два крутятся в голове всякие мысли: что было не так, что именно не получилось. А потом все забывается. Если зацикливаться на неудачах, будет только тяжелее.

    — Сможешь вспомнить самое обидное поражение в карьере?

    — От испанцев на молодежном Евро. Может, еще кубковое поражение от МТЗ-РИПО, когда с «Шахтером» дошли до финала. Обидно было. Больше на ум ничего не приходит. Ну, разве что поражение от Бреста, когда «Нафтан» мог стать третьим. И все равно с той досадой, которую испытал после матча с испанцами, ничто не сравнится.

    — Люди говорят: футбол — всего лишь игра, мол, расстраиваться не стоит.

    — У всех, конечно, разные мнения, но пусть эти люди выйдут на поле и сыграют. Я их не понимаю. Так же, как и тех болельщиков, которые кричат с трибун: «За что мы заплатили, верните нам деньги! Мы на заводе работаем, а вы тут ни за что такие бабки заколачиваете». Бегаешь и думаешь: «Ну, выйди ты на поле. Что ты, лучше? Почему не стал футболистом? Никто же на завод идти не заставлял». Обидно, в общем. То ли это менталитет у нас такой, то ли еще что-то...

    — А ты не считаешь, что зарплаты у футболистов реально слишком большие?

    А вообще, работа ведь у нас тяжелая. Должен же такой труд адекватно оплачиваться. Не считаю, что нам платят слишком большие деньги.

    — Знаешь, я в чужие карманы не лезу. Мне кажется, в разных командах разные уровни зарплат. БАТЭ, минское «Динамо» — это повышенные условия, ну, и повышенные требования тоже. А если смотреть на другие команды, то не сказал бы, что зарплаты такие уж нереальные. А вообще, работа ведь у нас тяжелая. Должен же такой труд адекватно оплачиваться. Не считаю, что нам платят слишком большие деньги. У каждого своя профессия.

    — Кризис сильно срезал зарплату?

    — Почти в полтора раза. Руководство обещало пересмотреть зарплаты, адаптировать их к нынешнему курсу. Но уже месяц ничего не происходит. Насколько я знаю, в некоторых командах финансовую составляющую контрактов пересмотрели, привязав к доллару. У нас же зарплату дают по старому курсу, хотя премиальные — по новому.

    — Задержки есть?

    — Зарплату дают вовремя. Могут на день раньше, могут на день позже. А премиальные понемногу отдают. У нас же нет фиксированной даты их выплаты. Просто говорят: «На следующе неделе дадут премиальные». Вот и все.

    — Премиальные серьезные?

    — Обычные: тысяча долларов за победу.

    — Хорошие.

    — У нас получается, 50 процентов дается сразу за победу, а остальные — если выполним задачу. Команду нацелили на шестое место. Если получится, начислят еще что-нибудь.

    — Есть мнение, что быть футболистом «Нафтана» — прямо манна небесная. Задач нет, а деньги есть. Согласен?

    — Ну, руководство говорит о пятом-шестом местах. Не знаю даже, почему. Но при этом обещают хорошие деньги за попадание в тройку.

    — «Хорошие» — это сколько?

    У нас нет условий. Тренировочные поля ужасны. Хотя мы коллективом сговорились, что все равно будем стремиться к максимуму.

    — Ну, сумма серьезная :). Руководители озвучили ее, но сами понимают, что достижение медальных целей почти нереально. У нас нет условий для этого. Тренировочные поля ужасны. Хотя мы коллективом сговорились, что все равно будем стремиться к максимуму.

    А вот по поводу «манны небесной» не соглашусь. Вообще, не очень приятно, когда говорят, будто в «Нафтан» нужно ехать или заканчивать, или, если ты молод, чтобы мясом обрасти…

    Нормальная у нас команда. Ну, нет условий. Но на базе в Междуречье скоро построят поля: одно с натуральным, другое с искусственным покрытием. Подвижки есть. Да и самим уже надоело быть вечно седьмыми. Хотя сейчас находимся около тройки. Правда, почитаешь всякие газеты и интернеты, в которых все удивляются, как это так, тошно становится.

    Кубарев говорил, мол, против нас играть было нереально, потому как стали свиньей у своих ворот. А у них философия такова, что прямо-таки белорусская «Барселона». Смотришь в таблицу, а там белорусская «Барселона» забила 20, а «Нафтан» — 27, больше только БАТЭ. Такие дела.

    «Если поддерживаете, поддерживайте до конца»

    — Ты поднял тему болельщицкой критики. Давай продолжим.

    — Не знаю, что нужно сделать, чтобы люди на нас начали ходить. Билет стоит две тысячи. В Гомеле, насколько знаю, — 10. И там собирается три-четыре тысячи зрителей. У нас 300-500. Правда, в протоколе для галочки пишут 1500-2000. Жены, родственники, фанаты всегда приходят на «Атлант». Остальные — от случая к случаю.

    В Бресте мы пропустили, хозяевам кричат, какие динамовцы молодцы. Как только счет стал 1:2, весь стадион дружно начал: «Пунтус, уходи!» Неправильно это.

    Вот от этих самых остальных негатив и исходит. Это везде так. В Бресте мы пропустили, хозяевам кричат, какие динамовцы молодцы. Как только счет стал 1:2, весь стадион дружно начал: «Пунтус, уходи!» Неправильно это. Если поддерживаете, поддерживайте до конца. У любой команды ведь бывают трудные времена.

    — Слушай, а чего тебе боятся болельщицкого полива после Солигорска, где не стеснялись по полной программе чихвостить даже такого заслуженного человека, как Никифоренко?

    — Помню. В Новополоцке так же «любили» Зуева.

    — Его и в Гомеле так же теперь «любят».

    — Люди радовались, когда Женю меняли, когда не находили его в старте, прочитав протокол. Не понимаю их. Ну, не нравится тебе, сиди и молчи или, вообще, не приходи. Один такой пьяный ведь крикнет, а второй подхватит, и пошло-поехало.

    — Дурдом.

    — Согласен. Приходишь в Новополоцке на хоккей — та же братия сидит. Комментарии получаются соответствующими футбольным.

    «Кто соперникам мешал забить больше?!»

    — К СМИ как относишься?

    — Ну, когда оценки выставляют, особо не заморачиваюсь. Просто, бывает, почитаешь, становится непонятно. Ну, вот мы победили Брест на выезде. Нас оценивают 4,5-5,5. «Днепр» обыграли 6:0, самая высокая оценка — 6,0. Если бы БАТЭ кому-нибудь столько же накидал, думаю, понаставляли бы намного выше. Просто начинается: «Вот посмотри рейтинг «Прессбола». В топ-10 восемь игроков из Борисова». Ну, так и будет, если им все время ставят 6,0-6,5, и пресс-атташе клуба работает в этой газете. Хотя, надо сказать, играем мы не для оценок.

    — Вот ты говоришь, мол, не заморачиваешься, чего ж вы так все обозлились в Дании на журналиста из Витебска?

    — Ты читал?

    — Ознакамливался.

    Если бы чехов не обыграли, нас бы так поливали, что страшно подумать.

    — Человек пишет, что с такой игрой им на Евро делать нечего, они туда случайно попали. Ладно, мы дважды проиграли, но из группы ведь вышли. Кто соперникам мешал забить больше?! Если бы чехов не обыграли, нас бы так поливали, что страшно подумать. Обидно, мы же стараемся, а он такие вещи пишет.

    — Собрались вы всей командой и начали звонить в Витебск…

    — Я там не был, ничего сказать не могу.

    «Новый год в части с Лешей Риосом встречали»

    — Как дела с образованием?

    — Да вот все никак поступить не могу. Школу закончил в 2006-м, но тогда баллов недобрал. А потом армия. «Шахтер», правда, помог. Отслужил в Слуцке. На следующий год снова хотел поступать. Но мы с «Нафтаном» в Бельгию летели — паспорт лежал в посольстве. Чисто технически не было возможности принести документы в вуз. Что случилось дальше, я не помню. А в этом году было Евро… В следующем буду поступать. Что поделаешь? Надо.

    — В БГУФК?

    — Да, а куда еще? Страшно думать, что начнется, как эти сессии пойдут. Послушаешь пацанов, дурно становится. Благо им Николаич (Игорь Ковалевич — Goals.by) помогал.

    — Расскажи, как служил.

    — Весело. Новый год в части с Лешей Риосом встречали. Все как надо: наряды, форма, подъемы.

    — И сколько вы отслужили?

    — Из полутора лет месяца два. Отпуск у нас, помню, был. Приезжали на неделю в часть, на выходные нас отпускали.

    — Люди на Гоа и Бали греются, а вы — в Слуцке.

    Железнодорожные войска. Гоняют там по-страшному. Стоит стена кирпичная. Говорят: „Идите, ломайте!“ На улице "—20".

    — Железнодорожные войска. Гоняют там по-страшному. Стоит стена кирпичная. Говорят: «Идите, ломайте!» На улице «—20». На трассу какую-то выводят: «Ломайте асфальт!» Главное, летом разрыли траншею (вроде, трубы меняли, которые положить забыли), приехал генерал с проверкой, нас и запрягли. В «—20».

    — Что за армия такая, что все ломает?

    — Бывший стройбат. Вот еще на стрельбище, помню, ездили. Посадили на дизель, в котором провели два часа, потом 15 километров топали. Это все в августе. Пришли, сделали 10 выстрелов (я даже не понял: попал или нет) — и все. Дали фляжку, наполнили мы ее водой, в нагрузку получили полбатона и банку тушенки. Вот и паек на весь день.

    «Уезжая из Солигорска, чувствовал себя паршиво»

    — Как вспоминаешь «Шахтер»?

    — С теплотой. Все-таки первая команда, из которой еще и в сборную попал. Пройденный это этап. Забыл уже обо всем. Хотя знаешь, вот говорю, что забыл, а сам понимаю, что для меня встречи с «Шахтой» — одни из самых важных в сезоне. Вскоре играем с «Шахтером». Еще и в Солигорске… Я матч первого круга пропускал из-за перебора желтых. Злился на себя. Сейчас тоже висел на карточке, но пронесло.

    — Давай вспомним историю твоего расставания с Солигорском.

    Сезон начали плохо, подвижек не получалось, Вергейчика сняли — сыпались, в общем, по полной. Мы с Лешей не вовремя пива выпили.

    — Из нас с Сучковым сделали крайних. Сезон начали плохо, подвижек не получалось, Вергейчика сняли — сыпались, в общем, по полной. Мы с Лешей не вовремя пива выпили. А доктору захотелось нам давление померять. У меня 130 на 80. Он говорит: «Высокое». Собирался меня на анализы вести. Я ему: «Делать мне больше нечего». Хотя тот доктор был в таком состоянии, что вообще, не понимал, где находится. Когда он засобирался мне давление мерять, я сам себе грушу на руку одевал. Померял, говорит: «Не верю, ты, вообще, пьяный стоишь».

    — Что же за вас никто не заступился?

    — Ну, ребята попытались. Но руководство сказало: «Нет». Попытки стали бессмысленными. Потребовали даже в течение часа Солигорск покинуть. Будто у нас виза какая-то закончилась. Вспоминать не хочется. Хотя, что не делается, то к лучшему.

    — Как сам себя ощущал?

    — Паршиво. Навесили ярлык. Когда контракт расторгли, понял, насколько все реально. Думал: «Попробуй теперь команду найти с такой репутацией». Тем более в тот момент была заруба с Вергейчиком. Боялся, что он еще чего-нибудь про меня скажет… Предложения вроде сразу появились, но цену за мой трансфер выставили такую…

    — Какую?

    — Не помню уже.

    — Ну, хотя бы примерно?

    — Около ста тысяч. За молодого игрока многовато. В итоге поехал в «Гомель». Предложили предварительный контракт. А у «молодежки» как раз сбор был. Я говорю: «Давайте, пообщаюсь с агентом (он у меня тогда еще был)». А на сборе подошел Николаич, пообещал переговорить со своим руководством. В итоге оно дало добро.

    «Если проиграли крупно, премии лишают»

    — Драгун в интервью нашему сайте говорил, что вы с Ковалевичем очень похожи?

    — Я читал. Ну, не знаю. Привыкли просто друг к другу. Николаич он ведь такой — за словом в карман не лезет, да и говорит всегда прямо. Бывало, после неудачных игр сборной устраивал разносы. Все сидят серьезные, головы опустили. А я улыбаюсь. Пацаны: «Бука, чего ты ржешь?» Я им: «Это еще цветочки. В клубе бывает жестче». На тренировках в сборной Игорь Николаевич меня часто подкалывает. Я могу что-то ему в ответ буркнуть.

    — Типа «пошел ты»?

    — Типа того. Но это ж все в шутку. Просто мы нормально общаемся. Другой тренер, может, и оштрафовал бы меня или в дубль сослал. Но Ковалевич относится хорошо. Я отвечаю взаимностью. Вообще, благодарен ему за то, что в трудную минуту помог мне.

    — В «Нафтане» бывают штрафы?

    — Ну, если проиграли крупно, премии лишают. За лишний вес могут оштрафовать.

    — У тебя с этим как?

    Вес постоянный — 72,5. Плюс-минус один килограмм. После отпуска многие приходят с лишним. А у меня максимум килограмм, который меньше, чем за неделю, можно согнать.

    — Вес постоянный — 72,5. Плюс-минус один килограмм. После отпуска многие приходят с лишним. А у меня максимум килограмм, который меньше, чем за неделю, можно согнать.

    — Говорят, в сборной все же был повод тебя штрафовать.

    — Какой? Может, я не помню.

    — Когда Кондратьев тебя в Дании с пивом застукал, помнишь?

    — А, было дело. После ужина спустился в бар, взял бокал, пошел в номер. Только по лестнице поднялся, глянь, а Петрович тут как тут. Досталось, в общем.

    — Вообще, алкоголь жалуешь?

    — Ну, могу в выходной день себе позволить. Или после игры. Пива. Из крепких напитков во время сезона стараюсь ничего не пить, только в отпуске могу виски. Водку? Как слышу это слово, сразу запах вспоминаю, становится противно.

    «Шутим сами понемногу»

    — Слушай, а как вы в «Нафтане» теперь без Филиппа Сергеевича Рудика живете?

    — Ну, шутим сами понемногу :). С ним, конечно, полегче было. Он, кстати, на игру с «Торпедо» приезжал.

    — Заскучал по Новополоцку?

    — У него же девушка оттуда. Рудик часто приезжает. Думаю, все равно его тянет в Новополоцк. Говорит, не то, чтобы скучает. Просто привычка сказывается.

    — Чем так привлекателен его юмор?

    — А не скажешь однозначно. Ему в голову что-нибудь придет, так как ляпнет! И попадет в самую точку. Человеку, который с ним проведет десять минут, не понять. Надо часа два посидеть. Русский все-таки. Ментальность у него чуть от нашей отличается. Но, не дай Бог, стебаться начнет. Филипп тогда совсем безбашенным становится.

    Диета от Букаткина

    — Драгун рассказывал про твои предматчевые ритуалы. Объясни, как можно целый день не есть, ограничиваясь «Сникерсом» и «Берном»?

    — Нормально. Просто давно, еще в «Шахтере» случилась одна история. Мы с Серегой Кротом вместе жили. С утра решили завтрак пропустить. Я вообще, надо сказать, завтраки не люблю. Не понимаю: организм только проснулся, а в него уже пищу засовывают. Я чаем или кофе ограничиваюсь.

    Так вот. На завтрак мы не пошли. А днем чего-то нас обрубило. На обед разбудить забыли. Просыпаюсь, чувствую, что есть хочется. Пошел, купил «Сникерс» и два «Берна». Мы тогда выиграли. Вот я решил на фарт ничего не менять. Уже привык, спокойно обхожусь без еды, даже, если матч начинается поздно.

    — Диета от Букаткина. Тренер национальной сборной говорит, что «Берн» — это мертвая вода.

    Все говорят: «Фигня эти твои „Берны“ с „Ред буллами“, желудок они садят». Но в Европе их же на каждом столбе рекламируют. Люди пьют, и все нормально.

    — Все говорят: «Фигня эти твои «Берны» с «Ред буллами», желудок они садят». Но в Европе их же на каждом столбе рекламируют. Люди пьют, и все нормально. То есть европейцы желудки не садят, а мы почему-то садим. У нас всегда что-то не так.

    — Есть еще какие-то обряды?

    — На поле захожу с левой ноги. Хоть и правша. Вообще, все с левой ноги делаю: бутсы одеваю, гетры натягиваю, в шорты влезаю.

    — Правда, что в отношении всяких причуд вратари самые страшные люди?

    — Ну, вратари они с пулей в голове, больные немножко :). Голкипером надо родиться. Знаешь, говорят: нормальный человек в ворота не станет. Смотришь, вроде адекватный, потом, его как клеманет… Еще юмор у них своеобразный.

    — На сборах жил когда-нибудь с вратарем?

    — О да! Это жесть. Перчатки валяются, воняют. Номер, как поле битвы какой-то. Не дай Бог, дождь. Придет, кинет этот комбинезон грязнющий. Ой, их же водители в автобус не пускают, едут голкиперы, сидя на нижних ступеньках.

    — Все, в принципе. Хотя вот еще что: как там «Дом-2»?

    — :) В Новополоцке ТНТ отключили! Беда. Знаю, что на интервью, в котором я говорил о «Доме-2», люди среагировали. Меня потом в команде травили. Травили-то травили. А пройдись по базе, когда выпуск начинается, все же смотрят! Все знают, кто пришел в проект, а кто ушел:).

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.