Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Водку не пробовал. Боюсь»

    Придя в минское «Динамо», Сергей Овчинников поскреб по сусекам, в которых отыскался уже забытый всеми, но по-прежнему молодой да ранний бразильский форвард. Леонардо живо среагировал на предложение играть в «основе», воспользовавшись предоставленным ему шансом. Об этом, своей семье, изучении русского языка и знакомстве со снегом и многом другом 19-летний нападающий рассказал Goals.by.

    При Сергее Овчинникове Леонардо раскрылся
    При Сергее Овчинникове Леонардо раскрылся
    LeonardoПри Сергее Овчинникове Леонардо раскрылся Иван Уральский

    Придя в минское «Динамо», Сергей Овчинников поскреб по сусекам, в которых отыскался уже забытый всеми, но по-прежнему молодой да ранний бразильский форвард. Леонардо живо среагировал на предложение играть в «основе», воспользовавшись предоставленным ему шансом. Об этом, своей семье, изучении русского языка и знакомстве со снегом и многом другом 19-летний нападающий рассказал Goals.by.

    «В хоккее слишком жесткая борьба»

    — Ты предлагал встретиться в 9:00. Неужели бразилец может так режимить?

    — Не сказал бы. Просто каждый день просыпаюсь в 8:00, 8:30. Мне кажется, это не так уж рано.

    — Как, вообще, проходит твой обычный день?

    — Конечно, основное внимание уделяется тренировкам. Обычно у нас по одному занятию в день. Потом еду домой. Сейчас лето, так что много времени провожу на улице. Гуляем с девушкой. Возвращаемся и не поздно (примерно в полночь, полпервого) ложимся спать. Обхожусь без нарушений :).

    — Твоя девушка — белоруска?

    — Да. Познакомились возле McDonalds на Немиге. Она мне сразу понравилась. Разговорились. Так, шутки ради. Но потом все завертелось. Она домой уехала к родителям на два дня. Мы все это время эсэмэсились. А позже начали встречаться. Я, честно говоря, побаивался, что мог в любую минуту вернуться в Бразилию. Но когда уже встречались месяца четыре, решили, несмотря на обстоятельства, быть вместе. То есть если мне придется уехать на родину, девушку возьму с собой.

    — И сколько вы уже вместе?

    — Год и… два или три месяца.

    — А откуда твоя девушка?

    Первое время родители девушки, конечно, так себе ко мне относились:). Все говорили: «Он же бразилец, темненький такой». Думали, что я по-русски ничего не знаю.

    — Из Жлобина. Я там пока не был, но с родителями Алины знаком. Первое время они, конечно, так себе ко мне относились :). Все говорили: «Он же бразилец, темненький такой». Думали, что я по-русски ничего не знаю. Но потом привыкли.

    — Чем Алина занимается?

    — Учится на экономиста. А еще танцует. В группе поддержки хоккейного «Динамо». Правда, в этом году будет учиться во вторую смену, поэтому танцы могут прекратиться.

    — Кстати, ходил на белорусский хоккей?

    — Да. Вообще-то, интересная штука. Сейчас уже обвыкся. Но в первое время глаз от площадки отвести не мог. Смотрел с открытым ртом. Класс!

    — Сам хотел бы попробовать?

    — О, нет, спасибо. Там слишком жесткая борьба :).

    «Оуриньюс маленький, как Жлобин»

    — Леонардо — лишь часть твоих трехэтажных паспортных данных.

    — Да. Полностью: Леонардо Рамос Дос Сантос. Леонардо — имя. Дос Сантос — фамилия. Это от папы. А от мамы — Рамос.

    — До идиотизма банальный вопрос, но все же: как начал играть?

    — Заниматься начал с семи лет. Потом стал играть за молодежную команду клуба «Марилья», которая выступала в высшей лиге чемпионата штата. Теперь она обитает то ли во второй, то ли в третьей… Не важно, в общем :). Чуть позже, правда, мне сказали: «Слишком уж много шуму от тебя!» И мы расстались. Ну, и ладно. Я не особо расстроился. Три месяца вообще не играл. Почти смирился, думал, футбол — это не для меня.

    Но затем минское «Динамо» организовало в Бразилии детскую школу. Эду предложил мне потренироваться. В итоге очень понравилось. Было мне тогда… 16, наверное. Раззнакомился с ребятами, стало интересно. Да и Эду постоянно подбадривал, мол, давай, работай, шансы уехать в Беларусь есть. Хотя я долгое время думал, что он представляет Россию :).

    Потом приехал Шуканов. Понравился ему. Но до отъезда прождал еще полгода. Сам уехать не мог. Требовалась бумага за подписью матери, а она была против. В итоге на мое 17-летие позвонил Эду: «Собирай чемоданы, сегодня уезжаем». Мама сдалась!

    — Чем, кстати, занимаются твои родители?

    Папу почти ничего не знаю. Когда мне было восемь или девять лет, они с мамой расстались.

    — Мама была секретарем, но уже не работает. Сидит, в основном, дома. А про папу почти ничего не знаю. Когда мне было восемь или девять лет, они с мамой расстались. С того времени не контактируем.

    — Детей в вашей семье много?

    — У меня два брата и две сестры. У старшего брата есть жена, он работает на Coca Cola, сестры замужем давно — домохозяйки. Они тоже старше меня. А вот малому — 12 лет, занимается футболом. Начинал защитником, но я ему сказал: «Ничего у тебя не получится, дуй в нападение» :).

    — Маме деньги высылаешь?

    — Она не работает, но государство выплачивает ей деньги. Мама получает больше, чем я зарабатываю. Иногда звонит, просит помочь. Но редко. В этом году вообще ни разу.

    — Что за город такой — Оуриньюс, откуда ты родом?

    — Маленький город, как Жлобин, наверное. Все друг руга знают. Я там как будто звезда :). Когда приезжаю, организовывают масштабные празднества. Я стесняюсь, говорю: «Чего вы?» Маму постоянно прошу, чтобы она всех успокоила. Хороший город, маленький, нешумный. Вы же в Беларуси, наверное, думаете, что в Бразилии сплошь одни фавелы? Но все не так. В Оуриньюсе низкий уровень преступности. Все тихо-спокойно. Пляжи? Нет их у нас. До хорошего пляжа ехать часа три-четыре.

    «У меня пальцы отваливаются»

    — Расскажи о своем знакомстве с зимой?

    — Приехал-то я летом. Но потом настала осень. Первую неделю, как снег выпал, все было здорово. Честно, любовался. Мне было интересно. Не понимал, как такое может быть. Ходил, рассматривал, трогал этот снег. «Класс!» — думаю. Я ж не знал, что потом холодно станет. Первую снежную неделю порой и «плюс» был на термометре. А потом вдруг «-15». Стало тяжко. Тренироваться, дышать было очень трудно. Хотел все бросить. Позвонил маме, говорю: «Не могу я тут, у меня пальцы отваливаются». Но потом привык.

    — А поначалу спал под десятью одеялами?

    — Под тремя :). Одевал двое штанов, кофту, шапку…

    — Языковой барьер сильно портил жизнь?

    Просто решил ничего не стесняться. Многие легионеры из-за этого страдают. Как-то им боязно подойти к человеку и сказать ему что-то по-русски.

    — Вообще ничего не понимал! Люди что-то говорят вокруг, а я сижу, ушами хлопаю. Благо жил тогда с Джефферсоном. У него были распечатки с переводом русских слов на португальский. Я стал понемножку учить. Уже через неделю полегчало. Просто решил ничего не стесняться. Многие легионеры из-за этого страдают. Как-то им боязно подойти к человеку и сказать ему что-то по-русски. А я влезал во все. Если не знал, как объяснить, показывал на пальцах, ничего не стесняясь.

    — Язык учил долго?

    — Месяца три.

    — Какими были первые русские слова, которые ты выучил?

    — «Привет» и «Как дела».

    — С матом уже познакомился?

    — Конечно :). Знаю самые распространенные ругательства. Но пользуюсь ими редко.

    — Знал что-нибудь о Беларуси до переезда?

    — Знал… Что здесь очень холодно :). Первое время Джефферсон сильно помогал. После тренировок с ним гуляли по городу.

    — Говорили, Джефферсону как-то резко стало не до футбола. Правда?

    — Ну, не знаю. Его можно понять. Жена и ребенок находились в Перу. Он скучал очень сильно. Постоянная депрессия сказалась. Про футбол он начал забывать.

    — А где Джефферсон сейчас?

    — После того, как он уехал, наша связь оборвалась.

    «Рафа за главного»

    — С кем из «Динамо» у тебя лучше всего складываются отношения?

    — Ну, угадай :). С Бруно Фурланом и Ледесмой, конечно. Хотя, честное слово, нормальные отношения у меня со всеми. Без проблем после тренировки могу пойти где-нибудь посидеть и не с бразильцами. Куган, Залеский, Гаврилович — с ними очень хорошо общаемся.

    — Кто в вашей бразильской бригаде за главного?

    — Конечно, Рафа (Ледесма — Goals.by). Человеку 28 лет, опыта достаточно. Постоянно нам, молодым, подсказывает. Да, бывает, орет на поле. Но по делу. Иногда реально не знаешь, что делать. А Рафа помогает.

    — Общаетесь с бразильцами из других команд?

    Алекс и Брессан из Борисова, Лазари из Бреста и мы, из Минска, в постоянном контакте. Вот недавно собрались с женами и подругами, поехали в кафе.

    — Да. Алекс и Брессан из Борисова, Лазари из Бреста и мы, из Минска, в постоянном контакте. Вот недавно собрались с женами и подругами, поехали в кафе. Покушали, попили, весело время провели.

    — Что пили?

    — Кто пиво, кто сок :).

    — Алкоголь, вообще, часто пьешь?

    — Нет. Могу позволить себе вина чуть-чуть. Бокал пива.

    — Водку пробовал?

    — Нет. Боюсь :).

    «Если бы в меня кинули бананом, съел бы его»

    — Бразильцы, говорят, очень набожные. О тебе так можно сказать?

    — Ну… Я с Богом разговариваю только, когда ложусь спать. Не хожу туда, где с ним общаются. Как это место называется по-русски?

    — Церковь.

    — О, да. Так вот туда не хожу. Но библия у меня лежит около кровати. Я очень серьезно отношусь к религии, но не фанатично.

    — Есть в Беларуси что-то такое, к чему ты до сих пор не можешь привыкнуть?

    — Не знаю. Драники мне не нравятся. Могу кусочек съесть, но не более. Хотя я в пище не привередливый. Девушка готовит мне блюда местной кухни. Хорошо готовит :).

    — Твоя мама собирается посетить Беларусь?

    Мама просто очень боится летать. Из Бразилии лететь 11 часов, тяжело, от страха умереть можно: смотришь вниз — а там одна вода. Жуть!

    — Спросил у нее, собирается ли. Мама пока не знает, просто очень боится летать. Из Бразилии лететь 11 часов, тяжело, от страха умереть можно: смотришь вниз — а там одна вода. Жуть!

    — А ты страдаешь аэрофобией?

    — Уже вылечился. Когда переезжал в Беларусь, летел первый раз. Было страшно. Заснуть не мог. Смотрел вниз, становилось ее страшнее.

    — Минского метро после терракта не боишься?

    — Сначала было страшно. Паника началась. Мне мама сразу же позвонила из Бразилии. Первых три дня, честно, даже на улицу боялся выйти. Но потом все прошло. Сейчас спокойно передвигаюсь на общественном транспорте.

    — Случалось сталкиваться в Беларуси с откровенным расизмом?

    — До сих пор ни разу. Некоторые люди, конечно, смотрят на меня и смеются. Может быть, из-за цвета кожи. Может быть, еще из-за чего-то. Хотя старушкам, когда гуляем с Алиной, я нравлюсь. Говорят: «Красивый парень» :). А такого, чтобы я слышал: «А вон, черный пошел!», не было.

    — Помнишь, не так давно в России в Роберто Карлоса бросили банан. Считаешь, в Беларуси такое возможно?

    — Надеюсь, что нет.

    — А если бы в тебя кинули бананом, как бы поступил?

    — Съел бы этот банан :). Меня бы это только разозлило и мотивировало на более усердный труд.

    «Хотел паковать чемоданы»

    — Каково было в плане футбола на первых порах?

    — Когда только приехал, ничего не знал о «Динамо». Послали в дубль. Ну, дубль так дубль. Играть все равно не мог. Пришлось ждать год. Тоже была история с запретом на игру. Я же не знал. Только через три месяца после приезда это стало известно. Когда рассказали, хотел паковать чемоданы. Вроде планировалось, что буду играть за команду 92-го года рождения, но не срослось. Говорили, что документы готовятся. Я все ждал, ждал. Контракт-то был подписан. Обиделся. На тренировки ходил без настроения. И как-то решил позвонить Эду. Говорю: «Домой поеду. Чего мне здесь год терять!?» Он мне: «Успокойся, контракт все равно уже подписан. Так что работай».

    За дубль впервые сыграл в Новополоцке. Прошло 20 минут, и меня удалили :). Но на следующий день был уже в заявке на матч основных составов.

    Дождался в итоге. За дубль впервые сыграл в Новополоцке. Прошло 20 минут, и меня удалили :). Но на следующий день был уже в заявке на матч основных составов.

    — Перед нынешним сезоном особых перспектив у тебя не просматривалось. Не думал, вернуться домой?

    — Честно, никуда не собирался. Тем более Стрельцов все время успокаивал: «Все будет нормально, не тормози, работай». А отсутствие внимания со стороны Василенко… Ну, с ним команда мало побеждала. Я, конечно, расстраивался, с одной стороны. Но с другой, его увольнение обернулось для меня тренерским доверием Овчинникова. Сергей Иванович сразу дал мне шанс. Благо им я воспользовался. Надеюсь, дальше все будет только лучше.

    — Как вы общаетесь с тренером?

    — На русском. Хотя, если я чего-то не понимаю, Сергей Иванович переходил на португальский, которым очень хорошо владеет.

    — Охарактеризуй белорусский футбол?

    — Жестко :). Хотя, считаю, с того момента, как я в Беларуси, игра чуть изменилась, стала более техничной. Борьбы меньше, больше короткого паса. Когда только приехал, было ужасно: мяч примешь, в тебя уже катятся. Я думал: «О, Боже, что это!?» А сейчас играть одно удовольствие. Тем более «молодежка» ваша выстрелила. Развитию футбола в стране, наверное, будет дан новый толчок.

    — Болел за белорусскую «молодежку» на Евро?

    — Конечно. В команде хватает ребят из «Динамо». Переживал и за них, и за всю сборную.

    — Веришь, что «Динамо» нагонит БАТЭ?

    — Верю. Сейчас мы стали очень хорошо играть. Плюс впереди еще встречи с «Шахтером» и тем же БАТЭ. Надо много работать и выходить на каждый матч, как на последний. Тогда все будет хорошо.

    — Последний вопрос: какие у тебя цели в футболе?

    — В смысле?

    — Чего хочешь от игры?

    — Я просто хочу обеспечить себя и своих близких. Заработать денег, чтобы жить спокойно в собственном доме с собственной машиной и ни от кого не зависеть.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.