Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Уровень директоров в клубах ниже плинтуса»

    Весной этого года именитый наставник вернулся из Казахстана в Беларусь. В интервью Goals.by Анатолий Юревич делится впечатлениями от работы в «Ордабасы». Рассуждает об опасности иллюзий. Выражает мнение, что Брессан, в отличие от Драгуна, перестал прогрессировать. Повествует о трудностях, которые преодолевают белорусские тренеры. А также затрагивает многие другие актуальные темы нашего футбола.

    Анатолий Юревич в скором времени вновь намерен приступить к работе
    Анатолий Юревич в скором времени вновь намерен приступить к работе
    YurevichАнатолий Юревич в скором времени вновь намерен приступить к работе Сергей Шелег

    Весной этого года именитый наставник вернулся из Казахстана в Беларусь. В интервью Goals.by Анатолий Юревич делится впечатлениями от работы в «Ордабасы». Рассуждает об опасности иллюзий. Выражает мнение, что Брессан, в отличие от Драгуна, перестал прогрессировать. Повествует о трудностях, которые преодолевают белорусские тренеры. А также затрагивает многие другие актуальные темы нашего футбола.

    О Казахстане и намазе

    — Период работы в Казахстане дал много уникальных моментов. Это Восток, где пять раз в день читают намаз. Те педагогические методы и принципы управления тренировочным процессом, создания командной ауры, тактического образования, которые действуют для Европы, там неприменимы. От меня потребовались совершенно другие знания. Нужны были принципиально другие решения. Для этого надо было много над собой работать. Я обогатился. Тот опыт, который получил в Казахстане, очень ценен. Чтобы это понять, надо четко понять, что такое футболист, пять раз в день читающий намаз. 

    У них есть сорокадневная диета в питании. Им нельзя днем есть. И так 40 дней. Он пять раз в день читает намаз, у него Мулла. Вам надо, чтобы он тренировался, а он не ест днем. Таких нюансов много.

    О том, чем казахи хороши

    — Отличительные и невероятно положительные черты казахских футболистов — фантастическая работоспособность и уважение к старшим. Все выполняется с точностью до миллиметра и без напоминания. У них нет такого слова, как «тяжело». Они знают: «Тренер сказал, значит, я должен сделать». Это просто здорово.

    Об иллюзии благополучия

    И самое страшное было не в этом году, а в прошлом. Это были иллюзии благополучия.

    — В прошлом году белорусские клубы на евроарене выступили более успешно, в этом году — менее успешно. И самое страшное было не в этом году, а в прошлом. Это были иллюзии благополучия. В этом вся опасность. Необходимо отличать желаемое от действительного. Между ними — ниточка.

    Естественно, не по мастерству и не по классу наши футбольные клубы прошли несколько раундов в минувшем сезоне. Однако основная масса болельщиков ждала повторения. Я — не ждал. Дважды фантастики не бывает. Бывает случайность. Основания для такого результата в прошлом году не было. Что такое основание? Это поставленная игра, уровень тренированности футболистов, уровень таланта, серьезность взаимодействий, инфраструктура клуба. Ничего этого не было. И кто мог ждать в этом году повторения? Только сумасшедший или пьяный мужик на трибуне.

    О стиле

    — Есть такое понятие, как стиль игры. Недавно был на игре двух команд высшей лиги. И вот сними с них форму, отдай представителям первой лиги — отличий не будет. Нет игрового стиля. Мы знаем, как играют  «Манчестер Юнайтед», «Барселона», «Челси», «Интер», киевское «Динамо», «Зенит». Это клубы со своим стилем. Не говорю, что сегодня в Беларуси можно создать клуб уровня «Манчестер Юнайтед». Я к тому, что команда должна строить игру. Если она это делает, то появляется игровой стиль. Уровень исполнителей, возможно, низкий, они будут играть не столь ярко, но стиль-то будет. У нас же проблема: у нас набор футболистов «Вперед за Родину, за Сталина!». А игрового стиля нет.

    О том, как навредило сокращение высшей лиги

    В нашей «молодежке», в отличие от команд из других стран, играли футболисты основных составов клубов высшей лиги. Это и было наше преимущество.

    — Сокращение лиги принесет беду в белорусский футбол. И уже принесло. Три года назад я говорил об этом в стену. Просто нет анализа. Мне понравилось, как в одном из интервью сказал  Анатолий Николаевич Байдачный: «Молодежная сборная Беларуси обречена на успех». Почему он это сказал? В нашей «молодежке», в отличие от команд из других стран, играли футболисты основных составов клубов высшей лиги. У соперников же большинство выступало в молодежных чемпионатах. Это и было наше преимущество. Сокращение лиги привело к тому, что мы уничтожили игровую практику будущих футболистов молодежных сборных. Если вы посмотрите на нынешнюю молодежную сборную, то это как раз результат сокращения лиги.

    Перед всеми командами высшей лиги ставятся задачи. И в такой ситуации возникает вопрос: ставить молодого игрока или опытного? Естественно, любой тренер предпочтет опытного. Сегодня из «молодежки» лишь единицы играют в своих клубах. Прежде игроки «молодежки» были на ведущих ролях. Посмотрите на Драгуна, Веретило, Нехайчика.

    Мы знаем, что в первенстве Испании на чемпионство будут претендовать «Барселорна» и «Реал». Почему там не сокращают лигу? Потому что от количества качество не приходит. Качество игры приходит от тренировочного процесса.

    У нас в Беларуси есть традиционно футбольные регионы, где воспитывают талантливых ребят. Когда «Лида» играла в высшей лиге, был поток в юношеские сборные. За последние три года — никого.

    О ситуации в «Днепре» и относительности

    — А что в Могилеве творится? То, что и должно твориться. С чего вы решили, что в «Днепре» должно быть, как в БАТЭ? Например, пермский «Амкар» по развитию инфраструктуры, уровню специалистов всего клуба (не тренерского штаба), менеджерским способностям не может соответствовать московскому ЦСКА. Где взять выдающихся и талантливых людей? В Могилеве не «что-то твориться», а существуют определенные проблемы в клубе «Днепр», но они закономерны. Хотя если рассмотреть «Днепр» относительно «Городеи», то «Днепр» по всей структуре клуба выше «Городеи». Но если смотрим по отношению к БАТЭ, то «Днепр» ниже. Так и должно быть. Собранная группа специалистов на всех уровнях и сферах деятельности клуба БАТЭ на порядок выше, чем в «Днепре». Теоретически такого не может быть, чтобы талант людей, работающих в «Днепре», был на уровне БАТЭ. Мы с этим определились: есть талантливый человек, есть менее талантливый, есть средний и так далее... Мы говорим, что у «Днепра» существуют проблемы, но они закономерно существуют, если мы смотрим с позиции БАТЭ. Если посмотреть с позиции «Городеи» или «Несвижа», то «Днепр» соответствует своему статусу.

    О Кубареве, Скоробогатько и Седневе

    Не хватает опыта, но пытается что-то сделать Тараканов. Если будет относиться к делу серьезно, то, может быть, лет через 7-8 вырастет.

    — Могу сказать, что у нас прекрасно трудится Кубарев, великолепно работает Седнев. Андрей Скоробогатько, также мой воспитанник,  мучается, потому что в Могилеве не созданы условия для творчества. Это печально. Молодому парню надо время. Пока это не работа, а суета. Не хватает опыта, но пытается что-то сделать Тараканов. Если будет относиться к делу серьезно, то, может быть, лет через 7-8 вырастет. Парень любопытный. Рановато ему на таком уровне работать, но его время придет, если не испоганится.

    О взаимоотношениях Тараканова и Яромко

    — Работа тренера, как работа военного в Советском Союзе: сегодня ты в одной части, завтра тебя перевели в другую. Как я вижу, ряд наших тренеров смутно себе представляют свою роль. В их понимании, раз они пришли в клуб, значит, это их вотчина, и они будут там долбаться, как дятлы на дереве 20 лет. Нет! Не зря же на Западе давно выведена теория: три года в одном клубе, и надо менять обстановку.  Что касается отношений Тараканова и Яромко, то это какие-то глупости. Сережа Яромко, еще один мой воспитанник, с нуля сделал клуб и получил колоссальный опыт, касающийся такого предмета, как организация и управление. Сережа вырос и растет дальше как личность, организатор, тренер и методист. Его пребывание в «Минске» идет только в зачет, он сработал на 5 баллов.

    У Тараканова другой этап. Ему предложили, он согласился — это нормально. Сегодня он пытается вырасти как тренер-методист, получить определенные знания. Ему не надо заниматься организацией и управлением, там все сделано до него.

    О доступности, простоте и Абрамовиче

    — Если смотреть с позиции Абрамовича, то у нас бизнесменов нет — вот вам теория относительности. Но я с ума не сошел говорить, что у нас нет бизнесменов. Мне противно, когда у нас люди занимаются бизнесом и пытаются оценить уровень тренеров. Это же безобразие! Естественно, у нас нет нефти, газа, золота, угля. Того же Абрамовича сунь в наши условия, еще неизвестно, смог бы он заработать миллион или нет.

    В донецком „Шахтере“ бюджет 90 миллионов долларов. Дайте нашим тренерам такие же условия, и тогда будете иметь моральное право говорить об их квалификации.

    В донецком «Шахтере» бюджет 90 миллионов долларов. Дайте нашим тренерам такие же условия, и тогда будете иметь моральное право говорить об их квалификации. У нас клубы имею 3-4 миллиона, и они еще пытаются конкурировать. А потом говорят: у нас тренер плохой. Подождите. Так не бывает. Это как у Высоцкого: «Но виновен не Жираф, а тот, кто крикнул из ветвей: «Жираф большой — ему видней!» Почему сегодня не оцениваете государственный симфонический оркестр и дирижера? Вы же ходите на концерты, но не говорите для прессы, что дирижер талантливый или бездарный. Или посещаете художественные выставки, но не кричите о художнике, потому что это люди творческие. Почему не критикуете поэзию Некляева?

    Футбол — игра не простая. Не путайте доступность и простоту. Мне нравится, когда говорят, мол, министр — такой простой мужик. Да не простой он мужик (он стал министром), а доступный. Чем человек умнее, тем он доступнее. Чем человек дурнее, тем он важнее.   Доступность — это не простота.

    О прогрессирующем Драгуне и остановившемся Брессане

    — С Драгуном и Брессаном я не работал — я их сделал. Я их взял еще в детском возрасте. Брессан остановился. Надо разбираться, в чем дело. Много может быть слагаемых. У меня нет шанса разобраться, почему он не прогрессирует. Надо быть внутри клуба и в нем работать. В БАТЭ достаточно квалифицированных людей. И они разберутся, в чем дело.  Драгун развивается. Еще пять лет назад я сказал, что растет серьезный футболист и о нем заговорят. Опять же, если будет работать в полную силу, как это он умеет и как это ему дано. И если не испоганится. Но поводов для этого Стас не давал.

    О проблеме клубных директоров

    — Никто не хочет анализировать, в чем главная проблема клубного футбола. А проблем несколько. Одна из них — директора клубов. Если вы составите список директоров, то возьметесь за голову: там нет людей из футбола! Не таких, кто разбирается во всех деталях, а кто душой понимает футбол. В чем был прогресс БАТЭ? Капский строил клуб с учетом тенденций современного футбола. Это анализирующий руководитель с высоким интеллектом. Он сердцем занимается футболом, тонко чувствует игру и глубоко понимает этот вид деятельности. И еще ко всему прочему у него есть великолепные организаторские способности.

    На Востоке говорят: убери причину, следствия исчезнут сами. Посему пока в Беларуси не решат проблему директоров, вывести клубы из тупика будет сложно.

    На Востоке говорят: убери причину, следствия исчезнут сами. Посему пока в Беларуси не решат проблему директоров, вывести клубы из тупика будет сложно.

    О молодых тренерах и опытных

    — Сегодня уровень директоров в клубах ниже плинтуса. Как вы думаете, кого они будут рекомендовать на должность главного тренера: высококвалифицированного специалиста или менее квалифицированного? Чем ниже уровень человека, тем больше он боится личности. Чем выше уровень человека, тем больше он руководствуется принципом: окружая себя умными людьми, ты становишься умнее. Был старый советский принцип: окружай себя баранами, на их фоне ты — Пеле. Так что это проблема не тренеров. Здорово, что молодые пытаются работать. Чем раньше ты начинаешь работать, тем раньше появится определенный класс. Тренер не делается за 5-7 лет. Фундаментальный тренер делается за 15 лет. Это штучный товар. Тренера в тысячу раз сложнее раскрыть, чем футболиста.

    Неважно, сколько тренеру лет. Талант, отношение к футболу, своей профессии, своему росту — вот основные критерии. У нас же происходит сшибание денег. И в первую очередь, с позиции директоров клубов. Им дела нет до игры в футбол. И многие молодые тренеры мучаются от некомпетентности руководителей. Они не работают. Мне их жалко. Многие из них действительно талантливы, соответствуют определенным качествам, в перспективе могут вырасти в глубоких специалистов. Но им не до творчества. Быть бы живу.

    Чем отличаются „Днепр“, брестское „Динамо“ или «Минск»? Ничем. Везде у руководителей представление о работе клуба, как после войны.

    Чем отличаются «Днепр», брестское «Динамо» или «Минск»? Ничем. Везде у руководителей представление о работе клуба, как после войны. И как тренеры в таких условиях могут заниматься творчеством, прогрессировать? Не надо тренировать — тренируют медведей в цирке. Футболистов нужно раскрывать. А для этого нужен контроль и анализ. Все это возможно при наличии научной группы, которая будет давать данные тренеру, и он будет контролировать состояние футболистов, реакцию организма, отслеживать прогресс. Тогда тренер будет творчески подходить к своей профессии.

    Об издевательстве над футболистами и умничках

    — Управление тренировочным процесс. Это серьезное слово: управление. В состоянии сегодня тренер управлять? Нет. У него нет ежедневных данных о состоянии футболистов. Наши молодые тренеры очень умненькие, головки хорошенькие (так и напишешь). Они ищут методы, чтобы контролировать ситуацию. Приходят к директорам клубов и говорят: нам нужная научная группа. А на них смотрят, как на марсиан. Вопрос в том, как строить современный тренировочный процесс с теми баранами, которые возглавляют клубы. О чем можно говорить с ними? Нужна такая аппаратура, которая определяет мышечный тонус. В каком клубе она есть? Мы издеваемся над футболистом, когда предлагаем ему работу, потому что мы не знаем его состояние. Это не потому, что мы бараны. У нас тренеры — умнички. Без прямых показателей, без ежедневного серьезного понимания состояния людей у них хватает таланта, интуиции, знаний как-то на ощупь это делать. И порой блестяще.

    О загубленных ребятах

    Мы пользуемся данными спортивных диспансеров. Эти организации давно пора закрыть и забыть о том, что они существовали.

    — Сколько у нас загубили талантливых ребят? Вроде, показывают приличные задатки, а к 20 их нет как футболистов. Почему? Потому что находимся в каменном веке. В 17 лет берем в сборную людей, почти ничего не зная об их здоровье. Мы пользуемся данными спортивных диспансеров. Эти организации давно пора закрыть и забыть о том, что они существовали. Диспансер в том виде, в котором он перекочевал со времен Советского Союза, — цирк. Я не говорю, что там бездарные врачи. Там достаточно опытных квалифицированных талантливых специалистов. Вопрос в оборудовании, которым они располагают. До сих пор там дуют в трубку, чтобы определить объем легких. Это бюджетная организация. Естественно, она не может закупить современное оборудование. Там должны стоять гипербарокамеры. А у нас разбег, толчок — и стыдно подниматься.

    О пророке в своем отечестве

    — Мы в своем отечестве не видим пророка. Реагируем так: когда коробка конфет красивая, то покупаем ее, не думая о содержимом. Мы до сих пор реагируем на флаг. Ух ты, немец Бернд Штанге — тренер национальной сборной! А что человек собой представляет, каков его уровень подготовки никто не пытается понять. А если ты скажешь красиво две-три фразы, то это вообще будет писк.

    О себе

    В своей жизни выиграл все, что хочет человек. Если работать творчески, то результат: и медали, и прогресс футболистов — всегда будет рядом.

    — Я — реалист, а не идеалист. Давно работаю тренером. В своей жизни выиграл все, что хочет человек. Если работать творчески, то результат: и медали, и прогресс футболистов — всегда будет рядом. Почему я пачками раскрываю ребят, и они уезжают играть? Только благодаря творчеству! Творчеству в глобальном понимании.

    О планах

    — Занимаюсь сейчас собой и своим здоровьем. Думаю, еще в течение месяца буду восстанавливаться, чтобы потом года три активно работать.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.