Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Сборная — это пустая трата времени»

    Убогий, старый «Уэмбли», странные инъекции перед матчем с Аргентиной, Кевин Киган, спящий на предматчевом разборе, извиняющийся Эрикссон, суровый Капелло и обидные выкрики с трибун — всю свою карьеру в сборной, как по полочкам, разложил в своей колонке для Daily Mail Гари Невилл, недавно завершивший свою карьеру.

    "Манчестер Юнайтед" значит для Гари Невилла больше, чем сборная Англии.
    263973-gary-neville«Манчестер Юнайтед» значит для Гари Невилла больше, чем сборная Англии. Getty Images

    Убогий, старый «Уэмбли», странные инъекции перед матчем с Аргентиной, Кевин Киган, спящий на предматчевом разборе, извиняющийся Эрикссон, суровый Капелло и обидные выкрики с трибун — всю свою карьеру в сборной, как по полочкам, разложил в своей колонке для Daily Mail Гари Невилл, недавно завершивший свою карьеру.

    Бывало, я размышлял о днях, проведенных в футболке национальной сборной и все, что мне приходило на ум – «это пустая трата времени».

    Возможно, это горькие слова, извините, но мой лучший друг, Дэвид Бекхэм, был раздавлен критиками после чемпионата мира-1998, а мой брат Фил — после Евро-2000.

    Многие из нас получали по шее время от времени. Иногда мы этого заслуживали, но в целом игра за сборную Англии, как «американские горки»: взлеты и падения, и едва ли ты наслаждаешься этим аттракционом.

    По идее эти моменты должны быть лучшими в твоей жизни, настоящая сказка. Но можно сказать без сомнений, что многие игроки слишком боятся ответственности, которая ляжет на их плечи вместе с футболкой национальной сборной.

    Однажды меня действительно поразила встреча со спортивным психологом Биллом Бесвиком, организованная Стивом Маклареном для команды. Я помню, как молодые ребята практически тряслись от страха перед игрой. А некоторые так и вовсе говорили, что выступления за сборную не доставляют им никакого удовольствия.

    Лучшим из тренеров — Терри Венейблсу, Свену Йорану-Эрикссону в начале работы, Фабио Капелло в некоторые моменты — иногда удавалось изгнать этот страх, но стоит немного напортачить, как страх обрушивался обратно на игроков с еще большей силой. Нервное напряжение, обыденное для клубного уровня, на уровне сборной перерастает в страх, что, если команда проиграет, наступит конец света. Слишком много игроков боялись того, что о них напишут или скажут, если они допустят ошибку.

    Убогий «Уэмбли»

    Я любил играть за сборную, когда тренером был Венейблс, хотя это и не было легкой прогулкой. В то время, если ты играл за «Юнайтед» это означало, что ты определенно будешь целью для насмешек. Нас либо любили, либо ненавидели. Когда мы играли против Болгарии на старый «Уэмбли» пришло поболеть меньше чем 30 000 человек и это означало, что ты будешь слышать каждый крик. «Мюнхенская свол**ь! Красная су**!»

    Всегда приходили болельщики «Челси» или «Вест Хэма», ребята целью которых было не поддержать сборную, а поиздеваться над игроками «Юнайтед». Я бороздил бровку, старался изо всех сил, играя за свою страну, затем подобрал мяч для того, чтобы ввести его в игру из-за боковой линии и услышал: «Иди на х**, Невилл, ты кусок дер**а!» Поэтому я был рад когда этот старый, убогий стадион с жалкими болельщиками разобрали на мелкие куски. Я никогда не скучал по башням-близнецам, ни одной секунды.

    Все же кучка идиотов не могла мне тогда помешать получать удовольствие от игр за сборную под руководством Терри. Мне действительно это нравилось и на Евро-96 у нас была и команда, и тренер способные дать результат. Возможно, и в 2004 у нас было все, но были ли мы когда-нибудь «золотым поколением»?

    Ходдл и черная магия

    Без сомнений, ФА не справлялась с вопросами, касающимися назначения тренеров, позволив Венейблсу так просто уйти и назначив Гленна Ходдла и Стива Макларена, когда те еще были не готовы. Но способен ли был какой-нибудь другой тренер привести сборную Англии к успеху после триумфа в 1966?

    Венейблса сменил Ходдл, о чем уже прежде было сказано: если бы только его умение находить общий язык с игроками было таким же, как и его несравненная футбольная сноровка. Он был хорошим тренером, стремящимся научить команду играть в хороший футбол.

    Он также верил в альтернативные методы подготовки футболистов, например, знахарь — Эйлин Дрюери, посещала наш лагерь несколько раз перед чемпионатом мира. Но я был скептически настроен, поэтому не ходил к ней на прием.

    Когда чемпионат мира-1998 стартовал, некоторые из игроков принимали инъекции от любимого врача Гленна — француза по имени доктор Ружье. Это было не похоже на то, что мы делали в «Юнайтед», но я уверен ничего противозаконного в этом не было.

    После того, как некоторые из парней сказали, что чувствуют настоящий прилив сил, я решил воспользоваться предложенной помощью. Перед матчем с Аргентиной так много игроков захотели сделать это, что к доктору выстроилась целая очередь. Перед игрой у Гленна был свой ритуал, он обходил всех ребят, пожимал им руки и прижимал их к нашим сердцам.

    Мы никогда не узнаем, дали ли эти методы хоть какой-то положительный результат. Один из массажистов рассказал мне, что как-то Гленн попросил, чтобы тренерский штаб в матче против Аргентины ходил вокруг поля против часовой стрелки, дабы создать ауру позитивизма. К сожалению, нам это не помогло.

    Спящий Кевин Киган

    Когда сборной руководил Кевин Киган была кричалка: «Если за Англию может играть Невилл, то могу и я». В худшие моменты под его предводительством я был бы рад поменяться местами даже с теми клоунами с трибуны.

    Во времена Кигана все было настолько плохо, что не попасть в состав или получить травму перед матчем, было чем-то сродни «манны небесной». Но нельзя все валить на Кевина. Его работа в сборной совпала с моим самым ужасным этапом карьеры. Суть в том, что пост тренера сборной Англии сразу же оголяет все его слабые стороны. И Кевин, как он сам признал, просто не соответствовал уровню национальной сборной.

    Даже больше проблем в самой команде меня раздражали азартные увлечения. Количество времени потраченного на скачки и карты просто нелепо. Это все старая школа, диаметрально противоположная  того к чему я привык в «Юнайтед», когда речь заходит о дисциплине и подготовке.

    Мы 10 минут ехали в автобусе на тренировку и игроки достали карты. Мы проиграли бы матч скорее, чем закончили бы играть в карты.

    Азартные игры в раздевалке это как опухоль, от которой очень трудно избавиться. Я помню, как однажды меня действительно затянула игра в карты. В предсезонном турне «Юнайтед» по Малайзии игра дошла до того, что я платил несколько сотен фунтов за каждую руку. Для меня это были большие деньги, и эта игра сильно забралась в мою голову, что когда я шел спать, то думал о валете червей и короле пик.

    Как тренер-психолог Киган обладал отличными человеческими качествами, особенно хорошо он умел общаться с игроками. Но мы ничего не учили. В штабе было семь или восемь тренеров, все — достойные люди, такие как Питер Бардсли и Лес Рид, но от них мы не получали никакой тактической мысли.

    Один случай отлично подытожит вышесказанное. Однажды нас всех собрали и Лес начал лекцию о нашем будущем сопернике — и Кевин заснул. Он сидел на первом ряду, так что мы могли видеть, как его плечи провисают, а он сам постоянно откидывает свою голову. Когда он проснулся, все ребята заржали во весь голос.

    Если бы даже Евро-2000 проходил тридцать лет мы все равно бы там ничего не выиграли. Мы просто не были достаточно хороши. Моему брату прилично досталось, после того как он заработал пенальти в наши ворота против Румынии, но он только сделал одолжение для всех нас, поделив это наказание со всеми.

    Я неоднократно говорил ему, что не стоит так унывать: «Мы были полным дерь***, Фил! Рано или поздно мы все равно отправились бы домой».

    Большие имена в команде Свена

    Кигана сменил Эрикссон, и он мгновенно улучшил ситуацию. Свен мне понравился с самого начала. В конечном итоге я стал игроком запаса, но в самом начале его работы я действительно наслаждался играми в составе сборной Англии.

    Я даже думал, что смогу выйти с капитанской повязкой на плече в матче против Парагвая, когда Дэвид Бекхэм пропускал игру в апреле 2002-го. Мы ехали на игру, и Свен позвал меня к себе. «Гари, сегодня вечером я собираюсь сделать капитаном Майкла Оуэна». Таким был Свен — дипломатичный. Он едва не сказал мне, что я даже больше подхожу для роли капитана, чем Майкл. Он как будто извинялся передо мной.

    Так почему же он не дал мне эту повязку? Ничего личного, Майкл, но другие игроки, такие как Рио Фердинанд, Джеррард, Лэмпард и я были более очевидными кандидатами на эту должность. Но Майкл был известней, и Свен не смог устоять перед этим.

    В итоге, к чемпионату мира-2006 мы стали слишком зависимы от нашего стартового состава, который по сути определялся автоматическим образом. Место было гарантировано тем, чья фамилия известней, а не тем, кто лучше играет в футбол. А эксперимент во время квалификации, когда Дэвид Бекхэм заигрывался в роли «распасовщика» в центре полузащиты против Уэльса и Северной Ирландии, стал очередным доказательством этого. Команда вынуждена была подстраиваться под комфортные для наших «знаменитостей» условия.

    Проблема того, как уместить в одном составе Джеррарда, Лэмпарда и Бекса, всегда казалась мне убогой. После удаления Руни и четырех промазанных пенальти все закончилось. Моя последняя попытка добиться чего-либо на чемпионатах мира. Я стоял на том поле в Гельзенкирхене и чувствовал себя опустошенным. Очередной шанс был упущен. Та же самая история и ничего уже не изменишь. Почему у нас никогда не получается сделать все правильно?

    Макларен и Бекхэм

    Мне было жалко Макларена во времена его руководства сборной. Я надеялся, что у него все получится. Я знал, что он преуспел на тренерском поприще, и думал, что на уровне национальных сборных дела у него пойдут еще лучше. Когда он был тренером, я забил свой единственный гол за сборную, в своем последнем матче. Досадно, что мяч влетел не в те ворота.

    Это была ужасная ночь в Хорватии в октябре 2006-го, когда поезд на Евро-2008 начал постепенно уезжать от нас. Ужасный выезд. Тренеры за пару дней до этого начали наигрывать с командой схему 3-5-2, и я был неуверен в том, что действительно могу дать то, чего требует команда в этом построении.

    Было очевидным, что несколько других игроков были также как и я неуверенны в своих силах. Мы заслужили поражение. Когда же сборная Хорватии приехала на «Уэмбли», я наблюдал за матчем из дома, и заметил ошибки при выборе состава на матч.

    Не включить таких игроков, как Бекс, Сол Кэмпбелл и Дэвид Джэймс — было большой ошибкой. Все понимали, что тренер пытался сделать. Он пытался начать новый этап. Но убирать Бекса было бессмысленно. Он не был проблемой в раздевалке, которую немедленно надо было удалить. Он просто хотел играть.

    Тактические ошибки Капелло

    Под руководством Капелло я один раз был вызван в сборную, в июне 2009, выезд в Казахстан. Тренировки были строгими и целенаправленными. Капелло не приемлет опоздания или отлынивание от работы в любых проявлениях. Пара игроков опоздало на разминку, и он сделал им выговор. Другие во время обеда решили поговорить по телефону, и он забрал их мобильники.

    На тренировке все были сконцентрированы до предела. Я был под впечатлением всего, что он делал. Отчего его ошибки при подготовке команды к чемпионату мира в ЮАР кажутся мне очень странными.

    Его главный просчет был тактическим. Я на протяжении многих лет предлагаю попробовать в сборной Англии схему 4-3-3 и не понимаю, почему Капелло не решился ее применить. Он решил использовать классические 4-4-2, и это выглядело ожидаемым и устаревшим. Я не утверждаю, что мы бы обязательно выиграли турнир при лучшей тактике, но мы могли бы подобраться поближе к победе.

    Просто недостаточно хороши

    Ситуация в сборной постоянно меняется и иногда улучшается, но мы все равно не имеем достаточно игроков оснащенных технически и тактически на должном уровне. Это легко подтверждается тем фактом, что нам, как правило, приходится тяжело в играх с сильными сборными. Матч с Голландией в 1996 скорее исключение из правил и имеет свой уникальный сценарий. И я далек от мысли, что Свена нужно навеки запомнить, как человека, который растранжирил «золотое поколение».

    Три четвертьфинала — это достойный результат, и я не уверен, что у нашей сборной когда-либо был достаточно сильный и глубокий состав победы в большом турнире. Мы выигрывали кучи трофеев, выступая за свои клубы, и люди были убежденны в том, что мы обязаны делать то же самое и в составе сборной. Но люди забывают об иностранных звездах и их роли в клубах премьер-лиги. Тревор Брукинг бьется головой о стену в Футбольной Ассоциации и не может продвинуть нашу игру вперед. Похоже, любой процесс в ФА занимает вечность.

    Я всегда считал себя патриотом, но, честно говоря, игра за сборную Англии была для меня чем-то вроде дополнения. Победы в клубе всегда были для меня на первом месте, и если бы пришлось делать выбор между Лигой чемпионов в составе «Юнайтед» и золотой медалью Евро в составе сборной, то я, без всяких сомнений, выбрал бы «Юнайтед».

    Тем не менее, ничто не могло меня заставить не выкладываться по полной, когда я выступал за свою страну. Или чувствовать себя выпотрошенным каждый раз, когда мы вылетали из очередного турнира. Но мне в каком-то роде обидно за игроков сборной, которые выступают теперь, потому что они находятся между прессом ожиданий и реальностью, в которой они хороши, возможно, даже очень хороши, но никак не являются игроками для победы в больших турнирах.

    Мы двигаемся в верном направлении. За то время, что существует премьер-лига технический, тактический уровень и умения игроков в целом выросли. Но это не то перевоплощение, которое происходит за одну ночь. На это нужно время. Футбольная культура в этой стране основана на силе игроков и поэтому в ближайшие 10 лет я не вижу нашу сборную среди претендентов на победу в крупном соревновании.

    Боюсь, что нам очень много чего надо наверстать.

    Gary Neville, Daily Mail

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.