Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Основная цель — убрать всех специалистов»

    После матча с минским «Динамо» набрал номер Олега Дулуба, чтобы узнать контакт Синковца. Оказав помощь, Олег Анатольевич предложил: «На днях ухожу из «Витебска». Хочу дать ответ на интервью Столбицкого». Как сплавляли Боровского и продвигали Синковца? Методы директора клуба по «перекрыванию воздуха». Дележка денег. Приказ о неразглашении информации сроком на пять лет. Такой правды о «Витебске» еще никто не говорил.

    Олегу Дулубу наскучило писать объяснительные
    Олегу Дулубу наскучило писать объяснительные
    DulОлегу Дулубу наскучило писать объяснительные Александр Гребенев

    После матча с минским «Динамо» набрал номер Олега Дулуба, чтобы узнать контакт Синковца. Оказав помощь, Олег Анатольевич предложил: «На днях ухожу из «Витебска». Хочу дать ответ на интервью Столбицкого». Как сплавляли Боровского и продвигали Синковца? Методы директора клуба по «перекрыванию воздуха». Дележка денег. Приказ о неразглашении информации сроком на пять лет. Такой правды о «Витебске» еще никто не говорил.

    «Выбросили на парашюте в чистое поле»

    — В тот момент, когда оказался безработным, поступило предложения от Сергея Владимировича Боровского оказать ему помощь в «Витебске». Приступив к исполнению своих обязанностей, сложилось ощущение, словно нас на парашюте выбросили в чистое поле. Просто не дали людей и сказали построить футбольную команду. На тот момент на контрактах оставались лишь Гущенко, Холодков и Скитов. К тому же лишь первый претендовал на попадание в основной состав.

    Тогда мы четко понимали, что существует два пути. Первый: есть своя философия, хорошие игроки и возможность ротировать состав. Второй: нужно брать тех, кого предлагали, и уже исходя из этого, а также анализируя соперников, выстраивать тактику под конкретный матч. Пошли по второму пути. Правда, имелся один нюанс — набирали футболистов по рекомендациям директора клуба из первой и второй лиг. Он был уверен, что если ввести в тренировочный процесс этих ребят, то через год они станут игроками сборной. Правда, существует принцип отбора, но не набора. Профессиональный клуб подразумевает именно отбор наиболее одаренных исполнителей. То есть, футболист должен соответствовать планке высшей лиги.

    Когда увидели состав, стало понятно — нужно начинать с нуля. К тому же условий для тренировок в «Витебске» не было. Приходилось работать в зале, где можно посмотреть лишь, как игрок чувствует себя с мячом. Возник вопрос: кого везти на сбор? Директор сказал: подписать всех новичков, а уже потом их разгребать. Но ведь тогда нужно платить по контракту. Достаточно простой арифметики: месячная зарплата — тысяча долларов, поездка на сбор — 500. Если человек вам не подходит, то уже не нужно платить ему деньги за сезон по контракту, и вы сохраняете в клубе 11 тысяч 500 долларов — элементарная экономия. Понимание пришло лишь месяц назад: «Да, все-таки нужно набирать футболистов из высшей лиги». Вот только время дозаявок уже прошло.

    «Половина команды оказалась психологически не готова»

    — Второй этап начался со стартом чемпионата. За счет правильного планирования коллектив был хорошо подготовлен физически. Но половина команды психологически оказалась не готова к выступлению в высшей лиге. В том же матче с БАТЭ уже до игры ребята перегорели, увидев футболистов уровня Брессана и Нехайчика. Третий этап работы в «Витебске» связан с анализом матчей молодежного чемпионата Европы. Вместе с Боровским просматривали все поединки нашей сборной и создавали модели игры. Проведя тестирование в конце июня, оказалось, что «Витебск» готов как на момент старта чемпионата.

    «Основная цель давления — продвижение Синковца»

    «Тренерскому штабу ставится ультиматум, создается психологическое давление, и если человек не выдерживает, то вскоре пишет заявление об уходе по собственному желанию»

    — Дальше начался этап нашего ухода из клуба. С аналогичной ситуацией в прошлом сезоне столкнулись Коноплев и Вехтев. Тренерскому штабу ставится ультиматум, создается психологическое давление, и если человек не выдерживает, то вскоре пишет заявление об уходе по собственному желанию. Как в 2010-м, так и сейчас основной целью Столбицкого являлось продвижение Синковца на пост главного тренера. В прошлом году не получилось, потому что у Синковца была лишь категория «В», которая не позволяла ему работать с командой высшей лиги. Руководство «Витебска» обращалось в федерацию с просьбой пойти на встречу, но получило отказ.

    «Срезали зарплату на 50 процентов»

    — Первый звоночек был в начале июля перед игрой с «Белшиной». Пятого числа меня и Боровского вызвал директор. Попросил написать объяснительные, мол, почему команда невыразительно выступает. Не вникая в подробности, сразу же нам дали приказ без номера (это грубейшее юридическое нарушение), на основании которого нам объявлялся выговор и срезалась зарплата на 50 процентов. Естественно, с таким подходом не согласились, изложив свою позицию в письменной форме. Но в клубе уже был готов новый приказ (также без номера), по которому все взыскания сняты. На вопрос «Почему все приказы без номеров» нам ответили, что они все равно проводятся задним числом. Так и стало понятно — работает четкая система, как и в случае с Коноплевым и Вехтевым.

    «Два поражения в месяц — работай бесплатно»

    „Но вот неожиданность: директор клуба позвонил Коваленко и сообщил, что тот не подходит команде. Хотя с футболистом уже были оговорены условия личного контракта“

    — Ровно через месяц — новая атака. Пригласил на просмотр Коваленко, который по всем показателям был сильнее наших нападающих. Единственное, он приехал в слегка растренированной форме. Но, проведя тестирование, поняли, что на реанимацию футболиста необходимо две недели. Как раз за эти сроки нужно было открыть легионеру рабочую визу. Но вот неожиданность: директор клуба позвонил Коваленко и сообщил, что тот не подходит команде. Хотя с футболистом уже были оговорены условия личного контракта. Боровский отправился поговорить со Столбицким. Беседа оказалась короткой: «Мы с тобой не сработались — пиши заявление об уходе». Сергей Владимирович, как человек порядочный, согласился. Он был не против остаться в клубе, но перед ним выставили одно условие: «Подписывай документ, согласно которому за поражение команды с твоей зарплаты снимается 50 процентов». Выходит, два поражения в месяц — и ты уже работаешь совершенно бесплатно. Юридически это неправильно! Тем не менее, создаются все условия, чтобы человек сам ушел.

    «Синковец рассуждает о вещах, которые ему непонятны»

    „Все стало понятно после первой тренировки нового тренера. Как отметили футболисты — урок физкультуры“

    — На следующий день после увольнения Боровского директор клуба дал понять, что в мои обязанности входят только функции второго тренера. Мол, на место главного он уже нашел очень хорошего специалиста. Я предупредил, что с наставником ниже определенного уровня работать не буду. Мне было интересно трудиться с Боровским, но это не значит, будто аналогичная ситуация может сложиться с Синковцом. Все стало понятно после первой тренировки нового тренера. Как отметили футболисты — урок физкультуры. На теоретическом занятии еще больше убедился — человек рассуждает о вещах, которые ему совсем непонятны. У Александра спрашивают: «Мы четко знали, чего от нас хотел прошлый тренер. Какое ваше виденье футбола?». «Хочу, чтобы хорошо играли в атаке, отдавали точнее передачи, бились сильнее», — таков был его ответ. Но это не принципы игры! После таких аргументов Синковца у нас состоялся разговор. Я объяснил, что моя помощь будет ограничиваться только исполнением должностных обязанностей, прописанных в контракте. Просто не увидел, чем специалист категории «А» может помочь учителю физкультуры. Пожалуйста, разнесу фишки. Матч против минского «Динамо» лишь убедил меня, что мы шли в правильном направлении. Перед игрой футболисты сами себе давали установки. Команда показала то, чему ее уже научили.

    «В контракте 20 грубых нарушений»

    „Решил отвести свой контракт на рассмотрение юристов, чтобы выявить нарушения. Вернули документ — он был красным от исправлений!“

    — А теперь ситуация, которая подвигла меня к написанию заявления об уходе. Четко понимал, что Столбицкий на увольнении Боровского не остановится. Основная цель — убрать всех специалистов. В приватной беседе с Сергеем Владимировичем он сказал, что ему все равно — вылетит команда из высшей лиги или нет. Тогда каков был смысл нашего приглашения в клуб? Зачем тогда объявлять задачу о попадании в пятерку? После таких заявлений решил отвести свой контракт на рассмотрение юристов, чтобы выявить нарушения. Вернули документ — он был красным от исправлений! В нем оказалось минимум 20 грубых нарушений, согласно которым можно разрывать контракт в одностороннем порядке!

    «Пиши объяснительную»

    — В понедельник, после игры с «Динамо», меня вызывает директор: «Пиши объяснительную, почему в матче с «Нафтаном» дал указание администратору внести в протокол фамилию Боровского, который на тот момент находился в больнице?». Я пояснил, что в футбольной команде главный человек — главный тренер. К тому же в течение недели перед матчем регулярно связывался с Владимировичем для обсуждения вопросов планирования и даже созванивались во время игры.

    «Приказ о неразглашении государственной военной тайны»

    „Вот я служил в армии в войсках ПВО стратегического назначения — режимный объект, ядерные боеголовки. Но что за тайны у „Витебска“? Даже клубный бюджет не должен быть секретом“

    — Перед тренерским штабом поставили задачу — в оставшихся трех турах второго круга не проиграть ни одной встречи и набрать шесть очков. Боровский затронул данный вопрос на послематчевой пресс-конференции: «Как выполнить задачу?». Три ничьи — три очка, две победы и поражение — нельзя проигрывать, победа и две ничьи — пять очков. Вот что делать? Если считать по советской системе — нет вопросов. После таких рассуждений Боровского клуб решил издать приказ о неразглашении государственной военной тайны. Вопросы тренировочного процесса, разговоры, которые доносятся из раздевалки, а также прочие нюансы нельзя обсуждать. Эту информацию нельзя разглашать в течение пяти лет. Вот я служил в армии в войсках ПВО стратегического назначения — режимный объект, ядерные боеголовки. Но что за тайны у «Витебска»? Даже клубный бюджет не должен быть секретом. Если клуб живет за счет государственных денег, то любой из болельщиков имеет право знать бухгалтерию. Но когда закрывают информацию, возникает почва для коррупции. Там — прикрыл, тут — взял.

    «Столбицкий про себя не забывает»

    „Но почему тогда Столбицкий, который на тот момент находился в отпуске, значится в списках на премирование в победном матче с "Минском“?

    — Был еще один интересный момент. По истечении сроков контракта тренеры обязаны сдавать все свои наработки в клуб — конспекты занятий, видеоматериалы. Но это ведь является интеллектуальной собственностью. Почему один должен сидеть в ресторане, а второй — до часа ночи за конспектами? И вот мне показывают такой своеобразный приказ, который, если на то пошло, должны были предоставить на момент подписания контракта. Естественно, подписывать отказался. И снова пришлось писать объяснительную, чем вызвано такое решение. Не найдя аргументов, Столбицкий выдвигает очередные ультиматумы: «Запрещаю старшему тренеру садиться на скамейку во время матчей». Хотя согласно контракту мне также обязаны выплачивать премиальные. Теперь понимаете, почему директор так возмущался по поводу внесения в протокол фамилии Боровского? Но почему тогда Столбицкий, который на тот момент находился в отпуске, значится в списках на премирование в победном матче с «Минском»? Про себя он не забывает. Во-вторых, Столбицкий придумал мне распорядок: сказал приходить к нему в офис, где я должен готовиться к тренировочным занятиям с 8:30 до 11:30. Еще вечером нужно было очитываться за проделанную работу. Тогда ситуация окончательно прояснилась. Теперь уже я сделал два предложения, от которых Столбиций не смог отказаться. Разрываем контракт по обоюдному согласию, и на этом расстаемся — один вариант. Обращаюсь в федерацию и в суд — второй. Сразу был дан ответ «нет», но через пять минут раздался звонок: «Мы согласны». Хотя премиальные за второй круг так и не получил. Более того, положение о премировании не видел ни один из футболистов. Говорят, там указан пункт — «выплачиваем при наличии денежных средств». Но если меня рассчитывают, значит, деньги на счете клуба есть?

    «Велся разговор о переходе Лясюка и Мальцева»

    — Столбицкий утверждал, что в футбольной команде главным является директор. Нет! Он главный в футбольном клубе, а в команде — тренер, который руководит коллективом. Директор должен управлять клубом и создавать условия для работы. Перед стартом сезона Столбицкий обещал: нормальное питание, выезд за день до игры, два сбора…Единственное условие — возьмите футболистов из первой лиги. А ведь велся разговор о переходе в «Витебск» Лясюка, Мальцева. Но когда они услышали фамилию «Столбицкий», то один ушел в «Днепр», другой — в «Белшину». Хотя в том же Могилеве условия еще хуже, чем были у нас.

    «Срочно продать Гущенко!»

    — Был свидетелем телефонного разговора Столбицкого: «Срочно нужно продать Гущенко. Тогда денег нам хватит до конца сезона, и мы ни в чем не будем нуждаться». Но как только состоялась продажа Гущенко и Кучука, нам сказали, что на гостевые матчи отправляемся в день игры, заездов на базу не будет, питание практически на нуле, сбор футболистов по городу клубным автобусом не планируется — пусть добираются на личном или общественном транспорте.

    «Интервью Столбицкого попахивает небольшим цинизмом»

    — Вот прочитал недавнее интервью Столбицого на Goals.by. Так оно попахивает небольшим цинизмом. Согласен, зарплата выплачивается вовремя, но футбол ведь не только на этом строится. Давай пройдемся по ответам Столбицкого. «Мы считаем, что кандидатура Синковца лучше». Кто «мы»? Николай-ІІ, Петр-І? Задаешь конкретный вопрос — не отвечает. «Бюджет, установленный в начале сезона (1,4 миллиона долларов — Goals.by), на сегодняшний день составляет лишь 50 процентов от первоначальной суммы». При нынешнем курсе смело дели на три — 500 тысяч долларов. Если половину недобрали, то выходит 250. Но и эти цифры, как мне кажется, завышены. Максимум в начале года в клуб пришло 100 тысяч. Так и на такую же сумму продали футболистов. Это заслуга не директора, а тренерского штаба. «Питание на 25 тысяч в день». Мы ведь не в МакДональдсе кушаем, а в кафе. Макс Гукайло сказал об этом раньше, так потом писал объяснительную. «Министерством спорта и туризма и Министерством финансов установлены конкретные нормы». Так почему у того же «Гомеля» в раздевалке стоят энергетики, минеральная вода, соки? Зато футболисты «Витебска», приезжая за два часа до начала матча с минским «Динамо», идут в киоск покупать пакетик кофе за четыре тысячи — это не уровень высшей лиги. Неужели, составляя в начале сезона смету, Столбицкий не учитывал расходы на переезды, проживание, питание? «Нужно работать с тем, что есть. И показывать результат». Какой результат? Игроки, тренеры, менеджмент — вот три составляющих успеха. Но система управления все полностью ломала. Менеджмент в «Витебске» отсутствует.

    «Директор поставил главным тренером своего человека»

    Как-то в интервью Столбицкий отметил, что Коноплев — не тренер высшей лиги. Как ты можешь это определять! Я ведь не говорю то же самое про Синковца. Коноплев, при всем том, что было, создавал команду. Он сохранил ее в высшей лиге. Зато сейчас Столбицкий поставил во главе команды своего человека, который будет делать то, что ему говорят.

    «Вот и понимаешь, кто врет»

    — Заезд на базу — обязательная процедура. В «Витебске» этого нет. Директора баз говорят, что готовы ждать денег до конца сезона, а пока живите и питайтесь в долг. Но Столбицкий утверждает, будто они не намерены ждать. Только люди нам говорят обратное. Вот и понимаешь, кто врет. Самое интересное, что в городе готовы давать деньги клубу, но только не Столбицкому.

    «Заправить кондиционер — дорого»

    — Когда ехали в Жодино в день игры, в дороге три раза останавливались. Разве нам этого хотелось? Просто на улице «плюс 30», а в автобусе — все «40». Не хотелось привезти вареную команду. Но директор не дал указание заправить кондиционер, ведь два миллиона рублей — очень дорого. Победили «Торпедо-БелАЗ» 3:0, значит, руководство клуба все сделало правильно. Вывод — теперь на матч отправляемся только в день игры.

    «Функции директора сводятся к функциям кассира»

    «Тебе принесли чемодан денег, а тебе нужно их поделить. Так и я это могу сделать: насколько будем делить — на четверых или пятерых?»

    — Полностью согласен с Юревичем, что в Беларуси нет хорошего менеджмента. Функции директора (не говорю про всех) сейчас сводятся к функциям кассира. Тебе принесли чемодан денег, а тебе нужно их поделить. Так и я это могу сделать: насколько будем делить — на четверых или пятерых? Если ты директор, так нужно уметь управлять клубом, создавать условия для команды. О чем можно говорить, когда команду делят на пять кланов: легионеры, местные, молодежь, ветераны, средняя прослойка. И в каждой группе у Столбицкого есть свой осведомитель. О каком единстве коллектива идет речь! Он не создает команду, а разрубает! Получили в игре пять желтых карточек — оштрафовать!

    «Первая лига — вопрос времени»

    — Сложно сказать, останется ли «Витебск» в высшей лиге. Но на горизонте всерьез замаячил вылет — это вопрос времени. Дальше — тупик. После всех событий судьба этой команды меня уже не интересует. Боровский из-за всего происходящего в клубе слег с сердечным приступом. А еще в «Витебске» я увидел разницу между профессионалом и учителем физкультуры. Сам тренировочный процесс образца 70-ых годов прошлого века. В таких условиях лучше самому уйти, чем воевать.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.