Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Некоторые считают, что я уже умер»

    Боль, страдания и разочарования — вот спектр чувств, которые изо дня в день переживал Оуэн Харгривз на протяжении долгих трех лет. Швеция, Колорадо, Ванкувер. Нет, это не записки путешественника, это всего-то дневник отчаявшегося футболиста, который, по своему собственному признанию, похоже, проклят. Но он не сдался и готов продолжить свою карьеру — об этом Харгривз рассказал репортеру Daily Mail Мэтту Лоутону.

    Оуэн Харгривз готов вернуться в большой футбол.
    Оуэн Харгривз готов вернуться в большой футбол.
    Owen-hargreavesОуэн Харгривз готов вернуться в большой футбол.

    Боль, страдания и разочарования — вот спектр чувств, которые изо дня в день переживал Оуэн Харгривз на протяжении долгих трех лет. Швеция, Колорадо, Ванкувер. Нет, это не записки путешественника, это всего-то дневник отчаявшегося футболиста, который, по своему собственному признанию, похоже, проклят. Но он не сдался и готов продолжить свою карьеру — об этом Харгривз рассказал репортеру Daily Mail Мэтту Лоутону.

    Оуэн Харгривз не любитель давать интервью. Также, не любит он размышлять над тремя годами страданий и объявлять о своем возвращении, прежде чем он на самом деле вернется. Перед тем, как его тело действительно переживет первую полную неделю тренировок и полтора часа футбольного матча в английской премьер-лиге.

    Вы тоже были бы осторожны, пережив то же самое, что пришлось ему. Поиски правильного лечения, затем — месяцы интенсивного восстановления после травм, которые перерастали в годы и сплошные рецидивы; жестокие, серьезные рецидивы, из-за которых он пребывал в таком отчаянии, что был готов выступать в этом сезоне в составе «Манчестер Юнайтед» не получая ни пенни. Он просто хотел остаться в команде, просто хотел получить свой шанс наверстать упущенное.

    Неудача составляет только половину всей картины. Харгривз побывал в аду и вернулся обратно, посещая Швецию, Колорадо, Ванкувер, знахарей и иглотерапевтов в отчаянных поисках спасения, прежде чем физиотерапевт сказал ему то, что когда-то сказали герою сериала «Человек на шесть миллионов долларов». Алекс Маккекни, получивший работу в баскетбольной команде «Лос-Анджелес Лейкерс» после того, как ему удалось спасти карьеру Шакила О′Нила, сказал, что сможет поднять Харгривза на ноги, и похоже, у него получилось.

    «Юнайтед» много потратили на лечение и операции, но именно сам Харгривз, став этим летом свободным агентом, сумел найти лучших специалистов для решения своих проблем. А то, что он занимался этим в одиночку — Оуэн отказался от услуг агента — делает его историю еще более выдающейся.

    Он образованный человек, и у него поставленная речь, даже с учетом того, что он любит использовать ругательства, чтобы расставлять акценты: «А какой у меня был выбор?», — сказал однажды он. – «Сдаться? Х** вам!».

    Эти слова были адресованы Маккекни при первой встрече. «Я сказал ему, что хочу уйти из футбола по своей воле, а не когда игра сама укажет мне на дверь», — рассказывает Оуэн.

    Харгривз утверждает, что он здоров, и медицинский штаб «Вест Бромвича» после нескольких тестов склонен с этим согласиться. Теперь на столе перед игроком контракт от Роя Ходжсона, который назвал 30-летнего полузащитника (одного из лучших на ЧМ-2006 в составе сборной, двукратного победителя Лиги чемпионов), очень хорошим усилением для любого клуба.

    «Я собираюсь не на шутку удивить людей», — говорит Харгривз после того, как наша встреча перенеслась в паб недалеко от его дома в Чешире. – «Я все больше и больше верю в то, что я могу вернуться на свой прежний уровень. Чувствую себя превосходно, и колени меня не беспокоят. Единственное, что меня беспокоит, так это печать на лбу, которую я получил, не играя три года, из-за этого некоторые считают, что я уже умер и давно лежу под землей».

    «Конечно, я могу их понять. Понять их скептицизм. После того, как я ушел с поля в матче против «Вулвз» уже на пятой минуте, люди должно быть подумали: «Да что такое с этим парнем? Он что, черт возьми, из стекла сделан? Или он нас разыгрывает?». Это была моя первая игра за два года».

    «Я не хочу забегать вперед. Я хотел бы набрать достойную форму и отыграть хотя бы пару матчей прежде чем впадать в эйфорию».

    «На данный момент я думаю, что при правильном подходе мне по силам отыграть и 40 матчей за сезон, я могу тренироваться хоть каждый день. Я надеюсь, что смогу вернуться в состав национальной сборной к чемпионату Европы. Вы должны стремиться к чему-то, иначе никак».

    Зная о способностях Харгривза и надеясь, что игровые проблемы впредь будут обходить его карьеру стороной, Фабио Капелло и тренерский штаб остаются с ним на связи. «Мне есть, что предложить сборной», — говорит Харгривз. - «Когда я смотрю передачу Match of the Day, то меня не покидает ощущение, что я мог бы стать хорошим усилением для большинства команд».

    Интерес проявлял не только «Вест Бром», но Харгривз не собирается тотчас принимать решение, когда так много еще надо обдумать.

    «Только этим летом со мной вышли на контакт около 30 агентов, предложивших свои услуги», — продолжает рассказ Оуэн. - «Но я не стал с ними связываться. Я не понимаю, почему какой-то человек со стороны должен по-быстрому «навариться» на мне. Если клубы заинтересуются мной, то лично смогут проверить мою готовность».

    И ведь действительно представители любого клуба могут увидеть несколько тренировок Харгривза, которые он выложил на YouTube.

     

    «Последние три года я записывал каждую свою тренировку. Это помогало мне отслеживать личный прогресс. Также, посредством этих роликов я давал «Юнайтед» знать, в каком состоянии нахожусь, когда на протяжении восьми месяцев восстаналивался в Колорадо».

    «Теперь эти ролики на YouTube, просто потому что файлы слишком большого размера и их нельзя отправить лично по электронной почте определенным людям и определенным клубам. Я выложил их на YouTube, чтобы они могли их посмотреть. Я знаю, что люди, увидев это видео в открытом доступе, раздули историю, но меня это не волнует. Это не проблема».

    И с чего бы это могло стать проблемой после всего того, через что ему пришлось пройти, после настолько долгой борьбы с проблемой, которая начала преследовать его еще до перехода в «Юнайтед» приблизительно за 17 миллионов фунтов летом 2007?

    Харгривз выступал тогда за мюнхенскую «Баварию», когда вдруг после обычного столкновения он оказался на носилках с переломом малоберцовой кости на левой ноге.

    «При такой травме вам приходится долго носить гипс, и ты теряешь много мышечной массы», — говорит он. - «И даже, когда я был полностью здоров, все равно не смог вернуть свое тело в былое состояние».

    «Все, наверное, началось с тех пор, когда я нанес вред сухожилию коленной чашечки. Я отыграл 10 матчей за «Баварию» кряду, затем мы как-то бежали спринт на тренировке, и мое сухожилие лопнуло».

    «По-моему это случилось за месяц до конца сезона. Мне стало легче, и я прошел медицинское обследование в «Юнайтед», но теперь я понимаю, что проблема, вероятно, развивалась намного быстрее, чем я думал. Квадрицепс — амортизатор для сухожилия и когда сухожилие начинает рваться, оно никак не может срастись само».

    «Когда я присоединился к «Юнайтед» я не собирался позволить этой маленькой проблеме помешать мне в новом клубе. Я новичок в коменде, от меня много ждут, и я хочу играть. А занимаясь всякими пустяками, я потеряю место в составе сборной. Как только мы начали тренироваться по два раза в день, мое колено снова воспалилось. Я вынужден был пропускать некоторые тренировки, пытаясь поберечь его. Но чувство дискомфорта меня все равно не покинуло».

    «В том сезоне я мог постоянно играть, но меня бы постоянно беспокоило колено, на некоторых тренировках и после игр оно воспалялось. Я думаю, что сухожилие постепенно разрушалось, я даже не праздновал победу в московском финале, потому что не был доволен. Я был частью команды, которая выиграла Дубль, но это был не тот сезон, которого я ждал. Я ожидал от себя большего. Я знал, что могу играть лучше».

    После того финала Лиги чемпионов он очень хорошо отыграл матч в составе английской сборной против США. «Это был последний матч, в котором я не чувствовал боли во время игры», — вспоминает прошлое Харгривз.

    Но к старту нового сезона, он снова оказался в трудном положении. «Это убивало меня», — говорит он. Пролотерапия от врача в Лестере не давала никаких результатов. На самом деле, по словам Харгривза, от уколов становилось даже хуже.

    «Бывали дни, когда я просто не мог ступить на ногу. В начале сезона я еще поиграл. Против «Вильяреала» я отыграл 50 или 60 минут и чувствовал себя нормально, но с «Ливерпулем» я не смог сыграть и больше 20 минут. Через неделю я вышел в стартовом составе на «Стэмфорд Бридж». Я принял пять или шесть таблеток обезболивающего, но они совсем не помогали. Я полностью отыграл ту встречу, однако после я не мог ходить три дня».

    Тем не менее, узнать суть проблемы было довольно тяжело. Пока Лейф Свард — в то время врач сборной — не посоветовал мне обратиться к одному специалисту в Швеции.

    «Я нашел много разной информации в интернете, пытаясь точно определить, в чем же проблема. Моя манера игры — взрывная. Скорость и атлетизм — были отличительной частью моей игры. Мне казалось, что у меня травма свойственная не футболисту, а скорее игрокам в баскетбол или гандбол».

    «По мере того как я узнавал все больше о моей травме, всплыло и имя того специалиста. Хакан Альфредсон. Я позвонил Лейфу, и он сказал мне, что этот парень настоящий «крестный отец сухожилий».

    «Я решил навестить его вместе со штатным врачом «Юнайтед». Он жил на севере Швеции и нам понадобилось две пересадки, чтобы добраться до него. Док осмотрел меня. Он сказал, что дела у моего сухожилия действительно плохи. Там полно мертвой ткани. Но он был уверен на 80%, что операция будет успешной и я снова смогу играть в футбол».

    Следующий местом назначения Оуэна был город Вейл, штат Колорадо, где он должен был проконсультироваться с  хирургом с мировым именем, который специализируется на операциях на коленях, Ричардом Стедманом.

    Стедман, по словам Харгривза, отличный специалист, даже, несмотря на то что, в конце концов, ему пришлось оперировать оба колена. Пытаясь переносить нагрузку на здоровое правое колено, Оуэн умудрился повредить и его.

    «Вот только мне нельзя было делать операцию немедленно», — говорит Харгривз. - «Стедман сказал, что мое сухожилие, как яблочное пюре, ему нужно время для того, чтобы хоть немного прийти в порядок. В ноябре 2008 он провел операцию на правом колене, в январе 2009 на левом».

    «Пока я был там, я познакомился с парнем, Люком О′Брайоном, который работал у Стедмана в команде, которая занималась реабилитациями. Он понравился мне, и я мог ему доверять. Он стал хорошим другом. Я позвонил «Юнайтед» и сказал, что останусь здесь для восстановления».

    И даже после всего этого, впереди ожидало долгое, медленное и мучительное сражение. То, что должно было занять 8 месяцев, заняло все 18, и все равно не предостерегло от последующих рецидивов.

    В те времена ему, естественно, хотелось вернуться в строй к чемпионату мира-2010. Капелло действительно хотел иметь его в составе сборной, и он сказал, что он получит шанс доказать свою готовность. Итальянец ждал до самой последней минуты перед тем, как окончательно признать, что, учитывая, как мало играл Харгривз, брать его было слишком большим риском.

    Харгривз перепробовал все, что возможно, дабы вернуться в сборную. «Я очень сильно хотел играть», — говорит он. - «И отчаянно пытался найти любое средство, которое бы ускорило процесс моего восстановления. Я даже прочитал ту книгу о работе мозга; о парне троеборце, которого сбила машина и который силой позитивного мышления лечил себя».

    «В то время один из моих друзей и порекомендовал мне Алекса. Он находился в Ванкувере, я все-таки поехал туда и провел там очень много времени. - «Приехав сюда, ты становишься владельцем своего здоровья», — говорил он. Еще он сказал, что нет такого понятия как склонный к травмам спортсмен. Это просто фраза, которую придумали физиотерапевты для «отмазки», когда они не могут найти решение проблемы».

    В начале прошлого сезона он наконец почувствовал, что может играть снова. После двух лет отсутствия у него нет проблем на тренировках, и вот, есть шанс выйти в старте против «Вулверхэмптона».

    «Все шло хорошо, пока я не почувствовал некоторый дискомфорт в голени за несколько дней до игры. Но лишь на последней тренировке, в пятницу, мне действительно стало плохо».

    «Я пытался догнать Криса Смоллинга, и почувствовал, что мое подколенное сухожилие не в порядке. Вероятно, это было последствием тренировки с больной голенью. В тот момент я подумал: «Какого черта? Я снова не могу встать с газона». На следующий день перед всеми — товарищами по команде, медицинским штабом, сэром Алексом — встал вопрос: позволить ли ему сыграть? В итоге, он вышел на поле.

    «Все закончилось через пять минут», — вспоминает он. «Я порвал свое чертово сухожилие. На последующем медицинском осмотре у меня также нашли два разрыва в голени».

    «Тот путь вдоль поля был самым длинным в моей жизни. Для того, чтобы просто вернуться в раздевалку я потратил все свои силы».

    «Первая игра за два года, меня провожали стоя 70 000 человек, смотрящих на меня со стадиона, и миллионы телезрителей по всему миру, а все о чем я думал – «пытайся не хромать». Я был похож на клоуна».

    «Тогда я очень хотел вернуться к игре. Я думаю, этот случай показывает то, в каком отчаянии я пребывал, борясь с двумя травмами мышц. Я хотел, как минимум, доиграть до перерыва. Но я продержался какие-то жалкие пять минут!»

    «Я редко поддаюсь эмоциям, но когда я зашел в раздевалку, то не смог сдержать слез. Я сидел там с одним из терапевтов и был раздавлен. Я так много сделал для этого. Два года я прокручивал в свой голове момент, когда снова выхожу на поле».

    Его товарищи по команде были столь же убиты этим горем, как и он сам. В тот вечер Эдвин ван дер Сар специально приехал к нему домой. «Эдвин — славный парень», — говорит Харгривз. - «Отличный поступок с его стороны».

    В январе этого года он снова начал тренироваться и дела шли хорошо. Матч против «Вест Хэма» должен был стать его возвращением.

    Но затем на тренировке с молодежной командой случилось ужасное. «На той неделе играли сборные, таким образом, мне пришлось тренироваться вместе с молодежью», — говорит он. - «Я прыгнул, в попытке оттеснить юнца, мы столкнулись в борьбе на втором этаже, и я вывихнул свое плечо».

    «Внезапно я испытываю самую сильную боль в своей жизни. Это был вывих с полным смещением и болит оно чертовски сильно. В тот момент я и, правда подумал, что черт возьми, проклят, и почти упал в обморок».

    Физиотерапевт поставил плечо на место, и боль начала быстро отступать, но после разговора с медицинским штабом «Юнайтед» ему было необходимо выбирать один из двух вариантов: операцию, которая скорей всего вывела бы его из строя до конца сезона, или интенсивные курсы реабилитации в надежде на скорое возвращение.

    «Я выбрал второй вариант, потому что я помнил о моем контракте, который истекал в этом году. Мне надо было доказать, что я достоин места в команде и могу играть. Но из-за этой травмы всплыли и другие мелкие проблемы, я так и не смог выйти на поле до конца сезона».

    «И тогда я решил сделать операцию в Ванкувере для того, чтобы быть готовым к этому сезону. Я попрощался с ребятами перед финалом Лиги чемпионов. Это был конец. Я ушел».

    Он говорит, что не чувствует никакой обиды по отношению к «Юнайтед» или сэру Алексу Фергюсону. «Я ни в коем случае не виню их за то, что они дали мне так просто уйти», — делится откровениями Харгривз. - «Я понимаю их. Иногда приходит момент, когда ты должен признать, что что-то идет не так, как задумываешь. Игра не стоит на месте. До свидания, всего наилучшего».

    «Дэвид Гилл отличный парень и очень хороший исполнительный директор. И у меня нет никакой вражды с главным тренером. Он, наверное, был расстроен даже больше, чем я сам».

    «Я сказал тренеру, что в этом сезоне проведу 40 игр. А он сказал, что не ставит на моей карьере крест, он просто хочет дать шанс молодым ребятам. Годы, когда я играл под его руководством, останутся в моей памяти навсегда».

    «Он великий тренер. Он сразу же замечает игроков, которые могут приносить ему победы. В этом ему нет равных».

    «С ребятами мне тоже повезло. Это прекрасный клуб. Сотрудники клуба тоже очень сильно мне помогали. С некоторыми ребятами из медицинского штаба я даже сдружился. На определенном этапе я предложил свои услуги бесплатно, я просто хотел остаться. Но они сказали – «ты не обязан этого делать», и, наверное, они были правы.

    После девяти месяцев проведенных в Ванкувере вместе с Маккекни его плечо в порядке, а колени в полной боевой готовности. Стедман сказал, что его тело может перенести даже «прыжок с Эйфелевой башни». Он определенно готов.

    «Скоулзи сказал, что на моем месте уже давно завязал бы с футболом. Но я боец, и не был готов закончить карьеру в 26 или 27 лет только потому, что дела пошли плохо».

    «Я определенно одарен в плане атлетизма, но мой настоящий талант заключается в том, что я не привык сдаваться. Вот почему в серьезных матчах я всегда был в числе лучших на поле. Иногда даже лучше самых лучших. Это не просто совпадение. У меня есть способность находить внутри себя дополнительные силы, возможно, именно поэтому я все еще не свернул со своего пути».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы