Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Верую, IPO абсурдно

    Узнав о планах «Манчестер Юнайтед» в ближайшее время выпустить свои акции на Сингапурской бирже, футбольная общественность озадачилась сразу несколькими вопросами. Зачем это нужно? Почему именно сейчас? Почему именно в Сингапуре? Александр Ткач попытался разобраться в том, что ждет манкунианцев, и вспомнил, как это было у остальных.

    Оправдается ли план Глейзеров по завоеванию Азии?
    Оправдается ли план Глейзеров по завоеванию Азии?
    DollarsОправдается ли план Глейзеров по завоеванию Азии? greentechmedia.com

    Узнав о планах «Манчестер Юнайтед» в ближайшее время выпустить свои акции на Сингапурской бирже, футбольная общественность озадачилась сразу несколькими вопросами. Зачем это нужно? Почему именно сейчас? Почему именно в Сингапуре? Александр Ткач попытался разобраться в том, что ждет манкунианцев, и вспомнил, как это было у остальных.

    Деньги в современном футболе нужны всем. Способы их получить существуют разные, но в большинстве случаев вариантов всего два: либо кредит, либо деньги из кармана хозяина. Размещение своих акций на открытом рынке (IPO, initial public offering) по меркам футбольного мира относится скорее к экзотическим способам. Тем не менее, один из самых успешных клубов мира всерьез намерен к нему прибегнуть — и даже готов сделать это при весьма странных обстоятельствах.

    Любопытно, что недавно такими планами поделился и председатель БАТЭ Анатолий Капский.

    Мало того, что свое IPO «Манчестер Юнайтед» задумал в момент, когда экономическая ситуация в мире далека от идеальной, так еще и в качестве торговой площадки клуб выбрал фондовую биржу не Лондона, не Нью-Йорка, а Сингапура. При этом владельцы «МЮ», американское семейство Глейзеров, скромничать не намерены и собираются выпуском акций привлечь на порядок больше, чем им прочат финансовые аналитики — ни много не мало $1 млрд, исходя из общей стоимости клуба в $2,4 млрд. И это при том, что по оценке Forbes, считающего «Юнайтед» самым дорогим клубом в мире, стоит он целиком никак не больше в $1,86 млрд.

    Почему IPO?

    Несмотря на свою рекордную стоимость, громадные доходы и операционную прибыльность (всей собственной деятельностью клуб зарабатывает больше, чем тратит), прибыльным «Юнайтед» за последние шесть лет был лишь дважды, а на шее у него висит полумиллиардный в долларах долг. Происхождение его уже давно стало притчей во языцех и причиной ненависти манчестерских болельщиков к американским хозяевам: покупая клуб в 2005 году за 790 млн фунтов, Глейзеры не заплатили за него собственными деньгами, а попросту повесили всю эту сумму на новоприобретенный клуб в качестве долга. Долга, который, между прочим, требует регулярной уплаты внушительных процентов. При этом дела у самих Глейзеров, владеющих в США как спортивными командами, так и торговыми центрами, обстоят не блестяще — один кризис еще не закончился, второй вот-вот начнется. В прошлом году они рефинансировали долг «Манчестера» – то есть заняли деньги у одних, чтобы отдать другим, повысив при этом ставку до почти неприличных 14,25% годовых. Стало наконец очевидно, что «красным дьяволам» нужен новый — и желательно не долговой — источник финансирования.

    IPO позволит «МЮ» продать часть клуба в виде акций сторонним инвесторам, а полученные деньги пустить на покрытие долга и дальнейшее развитие

    Будучи частным европейским клубом, «МЮ» не может позволить себе писать письма английской королеве с просьбой назначить ему спонсоров, которые оплатят его счета, потому что он социально значимое явление, или финансироваться из городского бюджета Манчестера. Продавать клуб Глейзеры отказываются — недавнее предложение в 1 млрд фунтов от группы состоятельных манчестерских фанов их не устроило.

    К тому же, долги — не единственная проблема «красных дьяволов». Буквально под носом у них растет и крепнет младший брат и конкурент, «Манчестер Сити». У младшего брата не так давно объявился любимый дядюшка из арабской страны, карманы его с тех пор практически бездонны — и чтобы тягаться с ним, нужно очень хорошо зарабатывать. Да и про лондонский «Челси» Романа Абрамовича забывать не стоит.

    Таким образом, IPO остается для «МЮ» едва ли не единственным способом переломить ситуацию, которая при нынешних условиях может выйти им боком уже через несколько лет. IPO позволит продать часть клуба в виде акций сторонним инвесторам, а полученные деньги пустить на покрытие долга и дальнейшее развитие.

    Тем более, что опыт отношений с фондовым рынком у «МЮ» есть. С 1991 по 2005 год их акции размещались на Лондонской бирже — собственно, до тех пор, пока клуб не приобрели американцы. Возможно, именно тот выкуп акций у «частников» подарил Глейзерам понимание одной важной вещи в психологии инвестора-болельщика. Тогда, в 2005-м, многие держатели акций не продали их обратно, предпочтя потерять сотни фунтов и остаться с красивыми, пусть и ничего не стоящими, бумажками на руках.

    Почему в Сингапуре?

    Ну, предположим, с необходимостью IPO все ясно. В конце концов, купить акции на тамошней бирже европейцам из-за всяческих процедур будет на порядок сложнее, чем, например, в Лондоне.

    А вот тут все дело в том, что Глейзеры отлично понимают: в нынешних условиях собрать с европейцев хорошую сумму будет крайне сложно. Рациональные инвесторы им сегодня не нужны. Такие станут смотреть в финансовую отчетность клуба, крутить носом по поводу громадного долга — в конце концов, большинство из них задумаются о покупке акций «МЮ» не ради приобщения к олдтраффордской благодати, а ради заработка.

    Глейзерам нужен другой рынок — большой, растущий и изобилующий теми, кто купит акции «МЮ» просто потому, что это у него уже есть футболка «МЮ», шарф «МЮ» и подписка на телетрансляции матчей «МЮ». В Азии — особенно Юго-Восточной, куда клуб регулярно ездит в летние турне — таких наберется куда больше, чем в Европе. По оценкам клуба, из 330 млн его болельщиков в Азии живет 190 млн. Таким образом, Глейзеры фактически делают ставку на то, что в мире гаджетов называется «вау-фактор» – и в логичности их решению не откажешь.

    Но даже это еще не все.

    Суть двойной эмиссии в том, что она позволяет владельцам получить деньги от новых инвесторов, не делясь с ними полномочиями.

    Первоначально планировалось, что размещение акций произойдет на другой площадке — крупнейшей в регионе фондовой бирже Гонконга. Однако спустя несколько месяцев планы Глейзеров переменились, и право обслужить почетного клиента ушло Сингапуру. Аналитики тщетно пытались понять причины этого, но все объяснения были как-то неубедительны. Истинный же ответ, кажется, вскрылся пару дней назад.

    По данным Wall Street Journal, манкунианское IPO будет двойным, то есть выпущены будут акции сразу двух типов — с правом голоса и без. Такие эмиссии запрещены в Гонконге (и «МЮ» по всей видимости не удалось договориться об исключении), а вот в Сингапуре — всегда пожалуйста.

    Суть двойной эмиссии в том, что она позволяет владельцам получить деньги от новых инвесторов, не делясь с ними полномочиями. Акции с правом голоса владельцы и менеджеры как правило приберегают за собой, а всем остальным, простым людям «с улицы», остаются акции, дающие право на получение доходов (если они вдруг появятся), но не позволяющие влиять на управление компанией. Как говорится, «все люди равны, но некоторые равнее».

    В итоге есть все основания полагать, что Глейзеры рассчитывают именно на такой вариант: продать благосклонной азиатской публике бумажки, которыми можно будет гордиться, приговаривая «Я совладелец «Манчестер Юнайтед», но которые в реальности не дадут их обладателям ни малейшей возможности помешать американским владельцам управлять клубом так, как те считают нужным.

    Какая именно доля «МЮ» будет выставлена на продажу, пока что неизвестно. В любом случае, она составит не меньше четверти: во-первых, иначе эмиссия не соберет намеченного $1 млрд, во-вторых, меньше не позволят правила Сингапурской биржи. Руководить эмиссией будет банк Credit Suisse, кроме него к делу привлекут еще несколько крупных финансовых учреждений. Документы «Юнайтед» подал 18 августа, а руководитель биржи Магнус Боккер пообещал утвердить все по ускоренной процедуре, за четыре недели вместо двенадцати. В общем, ждать манкунианское IPO стоит примерно к середине октября.

    Как делают остальные?

    Стоит сказать, что «Манчестер Юнайтед» не первый и не единственный футбольный клуб, прибегший к размещению своих акций на открытом рынке.

    Проблемой отношений футбола и фондового рынка стал курс акций — уж очень непредсказуемый.

    Первым в этом деле был «Тоттенхэм». «Шпоры» вышли на IPO еще в 1983 году и долгое время оставались единственными в своем роде. Позже, в 1989 году к ним присоединился «Миллуолл», а спустя два года и «МЮ». (Кстати, именно тогда среди акционеров последнего появился некто Малколм Глейзер, приобретший долю в 2,9%).

    Более-менее ощутимой «фондовая мода» среди футбольных клубов стала в середине 1990-х — начале 2000-х. А в 2002 году был создан индикатор STOXX Europe Football, объединяющий показатели акций всех 33 европейских клубов, торговавшихся на самых разных биржах.

    С тех пор популярность IPO скорее пошла на убыль, чем набрала ход. Тот самый индекс STOXX сегодня втрое ниже рекорда, установленного к середине 1990-х, а клубов в нем осталось уже 23. Кроме «Тоттенхэма» и «Миллуолла», до сих пор не ушедших с биржи, но торгующихся в небольших объемах (на Лондонской бирже обращается меньше 15% акций «шпор»), это еще итальянские «Ювентус», «Рома» и «Лацио», немецкая «Боруссия» из Дортмунда, французский «Лион», вся турецкая топ-четверка, португальская топ-тройка в полном составе, голландский «Аякс», шотландский «Селтик», сразу пять датских клубов («Копенгаген», «Брондбю», «Ольборг», «Орхус», «Силькеборг»), шведский АИК и польский «Рух» из Хожува.

    К чему это приведет?

    Проблемой отношений футбола и фондового рынка стало то, что курсы таких акций получились уж очень непредсказуемыми — а это сильно снижает их привлекательность в глазах покупателей. Цена на такие бумаги слабо коррелирует с масштабами клуба и его перспективами, а порой и с его сегодняшним положением. Самый вопиющий и наглядный пример тому произошел несколько месяцев назад в Турции, когда акции «Фенербахче» рухнули аккурат после того, как клуб оформил чемпионский титул. Акции же «Трабзонспора», потерпевшего поражение в гонке за золото, пошли вверх — и все это до того, как «Фенер» оказался в эпицентре нынешнего коррупционного скандала.

    После завоевания чемпионства акции «Боруссии» стоят €2,5, и среди всех клубов индекса STOXX они одни из лучших.

    Кроме того, общее количество акций, торгующихся на бирже, зачастую недостаточно велико — а это значит, что на их курс может резко повлиять любая относительно крупная сделка (это называется «высокой волатильностью»). Например, 13 августа акции польского «Руха» подскочили в цене на 72%, а на следующий день упали на 27% – ну как с такими иметь дело? Не говоря уже о том, что подобная ситуация создает отличные условия для «сбивания» цены на нужные бумаги для их последующей скупки.

    В конце концов, сам выход на IPO никак не связан с дальнейшими спортивными успехами клуба. Это подтверждают как специальные исследования, так и наглядный пример дортмундской «Боруссии», которая в 1999 году первой из немецких клубов вышла со своими акциями на Франкфуртскую биржу. К несчастью именно тогда в спортивных результатах клуба началась черная полоса вместо белой (или желтой?), и изначально продававшиеся по €11 бумаги начали свое затяжное падение длиной в десять лет, достигнув дна в 2009 году на уровне €0,8. Сегодня, после завоевания чемпионства в бундеслиге, акции «Боруссии» стоят €2,5, и среди всех клубов индекса STOXX они одни из лучших — с начала 2011 года упали всего на 4,3%. Если кому-то кажется, что и это не ахти какой результат, пусть сравнит их с 33% падения у «Бенфики» или 37% у «Ромы»...

    Все это не значит, что акции «МЮ» непременно ждет та же участь, и Глейзеры обязательно наварятся на восторженных азиатах, сменяв им стеклянные бусы на драгоценное золото. Нет, отнюдь не обязательно. Но очень уж вероятно.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.