Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Разве я большая звезда, чтобы меня узнавать?»

    Полузащитник, большую часть карьеры проведший в солигорском «Шахтере», рассказывает о бизнесе, вспоминает, как в детстве загубил свое здоровье и трагический день гибели Ивана Щекина. Также Дмитрий Подрез критикует уровень трансляций нашего чемпионата, который смотрит только по телевизору и недоумевает по поводу большого количества ледовых дворцов в Беларуси.

    Дмитрий Подрез жалеет, что не сумел набрать 100 очков по системе
    Дмитрий Подрез жалеет, что не сумел набрать 100 очков по системе "гол+пас"
    PodДмитрий Подрез жалеет, что не сумел набрать 100 очков по системе «гол+пас» Иван Уральский

    Полузащитник, большую часть карьеры проведший в солигорском «Шахтере», рассказывает о бизнесе, вспоминает, как в детстве загубил свое здоровье и трагический день гибели Ивана Щекина. Также Дмитрий Подрез критикует уровень трансляций нашего чемпионата, который смотрит только по телевизору и недоумевает по поводу большого количества ледовых дворцов в Беларуси.

    — Чем занимаетесь?

    — Пойти дальше по футбольному пути не получилось. Сейчас я индивидуальный предприниматель.

    — В какой сфере?

    — В основном занимаюсь ламинатом и сайдингом. Раньше были точки, которые приносили какой-то доход. А последние два года занялся этим более плотно, так что в павильоне на стройрынке в Уручье нахожусь постоянно.

    — Прибыльно?

    — Люди всегда будут это покупать. До кризисных событий, которые сейчас происходят в стране, было хорошо. А сейчас тяжело.

    — Как пришли к этому занятию?

    — Грубо говоря, от безысходности. Когда у человека нет образования, сложно куда-либо устроится. Были сбережения — вложил. Живу теперь и не жирую.

    — Покупатели узнают?

    — Разве я большая звезда, чтобы меня узнавать? :) Никому это не надо и не интересно. Иногда люди из Солигорска заходят. Вот они узнают, хоть и не часто.

    — Скучаете по большому футболу?

    — Есть что-то такое. Хотя, сейчас, когда выхожу играть с друзьями, понимаю, что это далеко не для меня. Пытался задержаться в футболе подольше. Во второй лиге все же можно играть без тренировок. Вот я и пытался так делать в «Городее». Но тогда в команде не было той организации, которая есть сейчас. Когда я ушел, там и началась движуха.

    — Вы, помнится, участвовали в турнирах от федерации. Как с этим сейчас?

    Одно время действительно ездил от федерации играть. Юрий Белов приглашал. Потом сломался на год, и как-то это все прекратилось

    — Одно время действительно ездил от федерации играть. Юрий Белов приглашал. Потом сломался на год, и как-то это все прекратилось. Да и времени нет разъезжать. Зимой играю в мини-футбол в любительской лиге. Также два раза в неделю бегаю на полях в Дроздах.

    Помимо этого у меня есть знакомые бизнесмены, которые проводят турниры. Были на большом празднике по случаю победы сборной СССР на чемпионате Европы. Хороший турнир, приехали ветераны футбола. Были у Бышовца на юбилее, ездили в Турцию на турнир.

    — Жена отпускает?

    — Сейчас с этим проблем нет. Надо ехать — пожалуйста. Ребенку уже почти три года. А когда он только родился, было тяжело.

    — У вас сын, дочка?

    — Сын.

    — Так уже скоро в футбол отдавать можно будет!

    Я со стороны посмотрел на наших молодых тренеров, и теперь не знаю, как своего сына отдам куда-то

    — Я со стороны посмотрел на наших молодых тренеров и теперь не знаю, как своего сына отдам куда-то. Если только знакомым каким-то, которые любят эти копеечные деньги. За что они живут? Я не представляю. Увидел как-то картину: тренер заставлял шпендиков бить штрафные удары с центра поля в дождь. Чему он может научить?

    — А вы воспитанник какой школы?

    — СДЮШОР-5. Учился в спецклассе в 95-й школе. Потом попал в интернат, загнал здоровье. Год пропустил...

    — Что случилось?

    — С большой температурой пошел на тренировку и попал под нагрузки. Посадил сердце себе. Так хотел играть в футбол. Никому не сказал, что с температурой. А ведь я не хотел идти в интернат. Но пришел вызов со сборной Союза: надо было лететь в Италию. Ну, и предложили потренироваться в интернате — там условия лучше.

    — Первый клуб «Молодечно»?

    — Нет, сперва было «Динамо-2». Вроде, и неплохо складывалось. Но был в «Динамо» Хвастович такой, который владел этой всей ерундой. Вначале у него было два клуба. Но он глупо сделал, что расширился до четырех. Хвастович и предложил поиграть в «Молодечно». Нормальная по тем временам команда. Отыграл полсезона. А как только продали Хацкевича и Белькевича, меня позвали обратно. В следующем году провели хороший сезон — вернули себе чемпионское звание. Но затем начался 98-й: развал, разброд. Позвонил Щекин и предложил поиграть за «Шахтер».

    — Наверняка считаете, что это были хорошие годы?

    Со спортивной точки зрения, считаю хорошим время, проведенное в «Динамо». Там же команда еще была! И в «Шахтере» пара лет была неплохой.

    — Со спортивной точки зрения, считаю хорошим время, проведенное в «Динамо». Там же команда еще была! И в «Шахтере» пара лет была неплохой. Да и, чего скрывать, с финансами в Солигорске дела обстояли неплохо. Хотя, считаю, первый год мы провалили: должны были заканчивать чемпионат выше 11-го места. На следующий год стали пятыми. Дальше пошло бы лучше. Я был уверен, что ниже третьего места не опустимся, но эта трагедия…

    — Беспанскому в память врезалось награждение за пятое место…

    — Было непонятно за что? Когда первое место занимаешь, это понятно. Но когда за пятое что-то вручают. Я был в шоке! Люди, аплодируют. Все довольны. Но чем? Это ведь даже не призовая тройка.

    — Трагедия — это смерть Щекина?

    — Да, постоянно вспоминаю. Глупая смерть. Мне было очень тяжело. У нас сложились хорошие отношения. Хотя вначале было очень сложно. Иван Григорьевич сам по себе был не легкий человек. У него свои представления о футболе. А мне на тот момент казалось, что он делает что-то не так и меня не понимает. В общем, однажды дошло до предела, уходил с базы в слезах, и он меня догнал, поговорил и после этого случая наши отношения улучшились.

    — Почему уходили?

    Щекину нравились жесткие футболисты, с характером. А я таким не был

    — Ему нравились жесткие футболисты, с характером. А я таким не был. Вот на этой почве и конфликтовали. Уже потом думал, что может он специально во мне эту злость вызывал.

    — Как вы узнали, что он погиб?

    — Я там был. Мы в бане сидели. Оставалось человек пять. Я уже пошел мыться. А Иван Григорьевич пошел в бассейн. Нырнул, а бассейн был подспущен, и ударился, наверное. Всплыл звездочкой. В бассейне в тот момент находился один из наших, но он особое значение этому не придал. Щекин любил лицом вниз «звездочкой» лежать. Он так расслаблялся. Позже зашел администратор: «Где Иван Григорьевич?» «Вон лежит». Посмотрел и вышел. Проходит время, снова заходит: «Где Щекин?» — «Так вот он лежит». А времени прошло уже прилично. Человек тоже немного тормознул и не сообразил, сколько прошло. Кинулись доставать, а он уже мертв.

    На поминках говорили, что мы за него должны отыграть сезон. Но это все слова. Хотя мы и хотели. Руководство решило поставить главным второго тренера. Думали, что он справится. Но на тот период ему немного не хватило тренерского опыта. Да и кувырком все пошло.

    — Покинули «Шахтер» вы в начале 2005-го года, и клуб сразу выиграл «золото». Обидно не было?

    — Может, я наоборот мешал сделать результат раньше? :) А если серьезно, то не обидно. Могу только порадоваться за ребят. Остаться можно было, но сидеть на лавке не интересно. Вообще, надо было что-то раньше менять. А так, когда уходил, предложений из «вышки» не было. В итоге выбрал «Верас».

    — И как вам там?

    — Я думал еще поиграть, но... Отношение людей не понравилось. Они предложили свои условия, я свои. Ударили по рукам. Вскоре был сбор в Польше, но его я не мог себе позволить. А потом читаю в газете слова Сергея Пышника (главного тренера «Вераса» — Goals.by) о том, что он, дескать, еще хочет чего-то добиться, а Подрез уже ни к чему не стремится. А потом он мне говорит, что условия мои в клубе принять не могут.

    — Что значит, не мог позволить? Игроки за свой счет ездили?

    Не хочешь создавать условия — позвони, скажи: „Дима, давай разойдемся“. Но зачем через газету?

    — Нет. Я уже тогда начинал свой бизнес — не мог оставить. Но, в принципе, все решалось. Сейчас мне не интересен этот тренер: он не профессионал. Не хочешь создавать условия — позвони, скажи: «Дима, давай разойдемся». Но зачем через газету?

    — Знаете, что клуба нет уже?

    — Слышал.

    — За чемпионатом пристально следите?

    — Следил бы и больше, но малыш бегает так, что телевизор вообще сложно смотреть. Да и, скажу честно, как начинаю наш футбол по телевизору смотреть, не могу до конца вытерпеть. Скорее всего, это связано с тем, как показывают. Покажи ты чемпионат Германии или Англии с наших двух камер и на наших стадионах, будет унылое зрелище. Про комментарий я вообще молчу. Есть только один человек, которого я могу слушать. Это Новицкий. Он разбирается в футболе, он эмоционален. Да Новицкий тоже иногда что-нибудь отмочит, но это бывает у всех.

    — Раз комментарий вам не по душе, тогда на стадион!

    — Не был давно. Даже сборную не смотрю вживую. Не тянет.

    — Когда четко решили, что все?

    — Грубо говоря, это было после «Вераса». Все легко прошло. Такого, чтобы сесть за стол, нажраться со словами: «Я законченный футболист» не было :).

    — А в бытность футболистом с режимом дружили?

    — Мне из-за здоровья нельзя было. Я если и нарушал, то только после игр и только если завтра выходной. Один раз решил нарушить, когда выходного назавтра не было. Да и нарушил, это ерунда — на двоих пара бутылок шампанского. Тяжело потом было.

    — Стало быть, грубых залетов, таких, чтобы автобус с базы угнать, не было?

    — Нет. А во время этого случая я как раз с Геной (Тумилович — Goals.by) в одном номере жил.

    — Не подговаривал вас на угон?

    — Хотя нет, не с Геной, а с Вергейчиком. Помню, Гена той ночью пришел к Юре, что-то говорил, но я спросонья ничего не понял. Он особенный человек.

    — Вы забили 61 мяч. Для полузащитника неплохо.

    До сих пор жалею, что не покорил рубеж в 100 очков по системе «гол+пас»

    — Я до сих пор жалею, что не покорил рубеж в 100 очков по системе «гол+пас». Не хватило четырех балов.

    — Последний гол помните?

    — Я и игру-то последнюю не помню :).

    — Есть ли матч, который переиграли бы?

    — Матч точно нет, а тот трагический день — хотелось бы.

    — Вы могли бы стать не футболистом?

    — Вряд ли. Я рано в футбол пошел, ничто другое не интересовало меня.

    — И хоккей? Сейчас бы играли в известной всем команде.

    — Там есть, кому играть. Хоккей хорошая игра, просто его довели до какого-то непонятного состояния. Вроде и благое начинание, но испохабили полностью. Построить дворец — это хорошо. Но зачем их строить в маленьких городах? А по телевизору слышим, что сотни детей ждут родителей. Так не построй ты одну площадку, а построй детям нормальный детский дом.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы