Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Злило, что осечки БАТЭ не использовали»

    Разговор с главкомом «Шахтера» получился не то, что большим, а огромным. Но такую рубрику Goals.by запускать пока не планирует. Потому публикуем ключевые моменты состоявшейся беседы. Владимир Журавель рассказал о двухмесячной беспобедной серии команды, ее психологическом фоне, вере в случай и несостоявшемся подписании Драгуна. Поделился своим мнением о соперничестве с боевым товарищем Олегом Кубаревым и смене на посту директора солигорского клуба.

    В последнее время у Владимира Журавля хватает поводов для переживаний
    В последнее время у Владимира Журавля хватает поводов для переживаний
    ZhuravelВ последнее время у Владимира Журавля хватает поводов для переживаний Иван Уральский

    Разговор с главкомом «Шахтера» получился не то, что большим, а огромным. Но такую рубрику Goals.by запускать пока не планирует. Потому публикуем ключевые моменты состоявшейся беседы. Владимир Журавель рассказал о двухмесячной беспобедной серии команды, ее психологическом фоне, вере в случай и несостоявшемся подписании Драгуна. Поделился своим мнением о соперничестве с боевым товарищем Олегом Кубаревым и смене на посту директора солигорского клуба.

    — «Шахтер», грубо говоря, миллион лет не выигрывал, и вот случилась победа над «Днепром». Задышалось легче?

    — Ну, не миллион лет — всего два месяца. Правда, все равно довольно долго. Мы не были хуже своих оппонентов, показывая достаточно неплохой футбол. По самоотдаче к ребятам нет претензий. Но результата, который сейчас очень нужен, не было. Потому победа в Могилеве, поистине, словно глоток чистейшего воздуха. Тем более важно было уйти на паузу под матчи сборной с хорошим настроением. Есть время восстановиться эмоционально и психологически для рывка в последние шесть игр.

    — Банальный и очень простой вопрос: почему результата не было?

    — Если ответить односложно, то мы просто не могли забить на один мяч больше соперника.

    — А если двусложно?

    — Прослеживается четкая взаимосвязь последних неудач с еврокубковыми матчами против «Вентспилса». Опять же игра была наша, но дальше нам пройти не удалось. Затем случилась встреча с «Нафтаном», которую мы провели на ура. Я сам не ожидал от ребят такой игры. Произошел всплеск эмоций, или, может, даже выплеск. Следующий матч против «Днепра» получился очень тяжелым. Но мы победили 1:0. После этого все и началось. От выброса эмоций пришлось заполнять пустоту. Пока это делалось, прошло два месяца.

    Еще один немаловажный момент — отсутствие ведущих игроков. Надо отдавать себе отчет, не преувеличивая и не преуменьшая заслуг футболистов, в том, что команда с Пашей Ситко и без — две разных истории. Здоровый Алумона — тот футболист, который способен единолично принести результат. Ухудшение его кондиций напрямую сказывается на нашей атаке. К сожалению, Саша совершенно неожиданно травмировался. Честно, за время своей практики подобных повреждений не встречал. При креплении отходит лобковая кость. Пока разбирались, пришли к тому, что Саша выбыл на месяц. Я так понимаю, в конце сезона Алумона нам не помощник.

    ***

    — Прямая зависимость команды от отдельных игроков — своего рода укор проведенной селекции?

    Да, хорошая команда, а таковой я считаю «Шахтер», не может зависеть от одного-двух футболистов. Но, тем не менее, практика рисует другую картину.

    — Да, хорошая команда, а таковой я считаю «Шахтер», не может зависеть от одного-двух футболистов. Но, тем не менее, практика рисует другую картину. Исполнители стоят на первом плане. Та же «Барселона» с Хави и Месси и без них — разные команды. Я не говорю, что в условиях травм Ситко и Алумоны у нас не осталось хороших исполнителей. Есть и Комаровский, и Баланович, и Сокол, и Хачатурян… Селекция? Все, что было возможно, мы сделали. Сожалеть о прошлом смысла нет. Мы нацеливались на футболистов среднего возраста, способных реально усилить команду. Но по объективным и субъективным причинам не смогли их подписать. И, тем не менее, приобретениями, которые были сделаны, мы остались довольны.

    — Подписанные летом свободные агенты — экономия средств или счастливая случайность?

    — Ну, если мы хотели подписать Драгуна, то ответ на этот вопрос должен быть ясен. Только Стас продлил контракт с минским «Динамо». И ничего сделать мы уже не смогли. Вообще, экономь, не экономь, а есть бюджет, в рамках которого все должны действовать.

    — Не так давно по финансовым условиям вы сравнили «Шахтер» с «Неманом».

    — Не могу делать точных сравнений, пока у нас не будет открытых бюджетов и доступа к финансовой информации. Сейчас мы только гадаем и предполагаем. Просто веду к тому, что разговоры, мол, «Шахтер» в плане финансов входит в двойку или в тройку высшей лиги, абсурдны. Может быть, разве только в пятерку.

    — Минское «Динамо», БАТЭ, «Шахтер»…

    — Наверное, «Неман» и «Гомель» еще. Не хотел бы обсуждать другие команды, потому как это спровоцирует разного рода кривотолки. К тому же помимо зарплат могут быть другие мотивационные составляющие. Сам, будучи игроком минского «Динамо», получил квартиру. Кроме зарплат и призовых бонусов ведь существуют и дачи с теми же квартирами.

    — А чем мотивируют потенциальных игроков «Шахтера»?

    — Мы работаем за зарплату и премиальные. Основной стимул — призовые места в чемпионате, которые обеспечивают бонус.

    ***

    — В начале года говорилось чуть ли не о солигорском чемпионстве. А как его добиваться, когда финансовые условия, если вам верить, хуже, чем у оппонентов?

    — Несколько меркантильные у вас вопросы. Поймите мою точку зрения — любой руководитель будет ставить максимальные задачи. Никто не хочет изначально говорить о борьбе за середину таблицы или за третье-четвертое место. Посмотрите на то же столичное «Динамо», из года в год декларирующее максимальные цели. Все заточено под результат, потому и череда тренеров такая.

    — То есть это какой-то агитационный момент?

    Мы были обязаны проходить хотя бы один раунд в Лиге Европы — это понятно. И за невыполнение поставленной задачи сейчас совесть мучает.

    — Ну, конечно, мы заряжаем ребят. Чемпионат расставляет всех на свои места. Понятно, нельзя завышать планку. Но некоторые требования нашего руководство являлись вполне выполнимыми. Мы были обязаны проходить хотя бы один раунд в Лиге Европы — это понятно. И за невыполнение поставленной задачи сейчас совесть мучает. Кубок — разговор другой, я бы хотел оставить его на конец сезона. Тогда и раскрою эту тему.

    — Прошлый розыгрыш или нынешний?

    — Нынешний.

    — Позвольте один только кубковый вопрос. Вы не пришли на пресс-конференцию после недавнего матча с «Гомелем». Почему?

    — Все мы люди. В нашем футболе оказывается серьезное давление. Я, в принципе, стараюсь много не говорить и нечасто даю интервью. Потому что так воспитан — сначала нужно сделать дело, а потом его комментировать. А любое вылетевшее слово назад не возвращается. Я не отношусь к тем людям, которые быстро переживают поражения. Был на грани нервного истощения, имело место опустошение. Тем более по кубковому регламенту, насколько я знаю, присутствие на пресс-конференции было не обязательным.

    — Регламент регламентом. Но согласитесь, когда присутствует тренер одной команды, а другая никого не делегирует, возникают некоторые вопросы?

    — Находился в раздевалке с ребятами. Подумал, что в тогдашнем своем состоянии идти на пресс-конференцию было неверно. Мог повести себя неправильно, обидеть коллегу и выставить свою команду в невыгодном свете. Я представляю клуб и влияю на его имидж. Тем более хороших отношений с Олегом Михайловичем портить не хотелось. А журналисты у нас в стране умеют спрашивать провокационно. Вам это интересно, нам, тренерам, не очень. Напомню, что не «Шахтер» подает подобный пример. Вот съемочным бригадам СТВ со стороны нашей команды никто не отказывает.     

    ***

    — Когда пришло осознание недостижимости БАТЭ? Как пережили этот момент?

    Неспособность воспользоваться осечками борисовчан, скажу честно, по-спортивному злила. Особенно в эти два злосчастных месяца.

    — Неспособность воспользоваться осечками борисовчан, скажу честно, по-спортивному злила. Особенно в эти два злосчастных месяца. Наша с БАТЭ синхронная пробуксовка сказывалась на команде, ребята все это очень тяжело переживали. Помню 2006-й год, когда с «Торпедо» спасались от первой лиги…

    — Вы тогда работали и.о. главного тренера.

    — Да. Так вот, тогда было то же самое. Долгое время с конкурентами повторяли результаты друг друга. Бывает. Пока БАТЭ одержал всего одну победу, а мы молчали, конкуренты подтянулись. Это бьет по самолюбию и накладывает негативный отпечаток. Но, тем не менее, в футболе всякое бывает. В 1997-м мы с «Динамо» стали чемпионами при Байдачном, нивелировав, кажется, 10-очковое преимущество «Белшины».

    — Вы говорили об отсутствии у опытных игроков психологии победителей. Можно поподробнее?

    — Когда я такое говорил?

    — После «Вентспилса».

    — Да? Я так сказал? Как именно?

    — Вы сказали: «У опытных ребят в «Шахтере» психология, к сожалению, не победителей». Эмоции?

    — Наверное. Я точно не помню. Это на выезде было или дома?

    — На выезде.

    — Странно, там я был более спокоен. Игра нам, в принципе, удавалась.

    — Не суть важно. Честное слово, не вру.

    — Поймите. Психология победителей приобретается не сиюминутно. Будто пришли, сказали: «Сегодня мы будем побеждать», и все стало получаться. Психология победителей приобретается через успех.

    Или вот еще говорят об опыте. Я никогда в жизни не поверю, что, допустим, сегодня игрок сможет применить навыки, полученные год назад. Опыт приобретают те футболисты, которые умеют анализировать. Сегодня мы требуем от них понимания игры на тренерском уровне. Но, вспоминая свою игровую карьеру, я осознаю, что это несколько нереально. Футболисты находятся в другой плоскости. Они не анализируют все так дотошно, как тренеры.

    В общем, если я сказал об отсутствии психологии победителя, значит, ее нам действительно не хватило. Если мы пропускаем с четырех ударов три мяча — это беда.

    В общем, если я сказал об отсутствии психологии победителя, значит, ее нам действительно не хватило. Если мы пропускаем с четырех ударов три мяча — это беда.

    ***

    — Вы сделали благое дело для сторонних наблюдателей, максимально обострив «серебряную» интригу. Как теперь ощущает себя команда психологически?

    — Да, нехотя, но обострили. Конечно, никто не хочет лишаться нервов. Но раз так все сложилось, будем отстаивать свои позиции. Я люблю отталкиваться от фактов. В прошлом году на момент начала третьего круга мы отставали на четыре очка от «Минска». Но потом догнали и обогнали «горожан». За шесть туров до конца нынешнего чемпионата у нас есть запас прочности. Скоро игра с минским «Динамо». И это очень интересно. Да, нервы, да, напряг. Но никто не обещал легкой жизни.

    — Давайте добавим драматизма в наше общение. «Гомель», который дышит «Шахтеру» в спину, возглавляет ваш товарищ Олег Кубарев. Нынешнее соперничество команд как-то сказывается на отношениях?

    — Существует корпоративная этика. Нужно уметь вести себя адекватно ситуации. Работа и личные отношения не должны смешиваться. Вот у нас английская премьер-лига в стране наиболее освещаема. Мы видим, как ведут себя тамошние тренеры. Неизвестно, что происходит за кадром. Но когда работает камера, они демонстрируют уважение друг к другу. Тренеры соперничают, но не воюют. Есть спортивное понятие — соперник, и военное — противник. Да, когда речь идет о результате, порой не до соперничества. Но нужно оставаться людьми.

    Исходя из этого, та ситуация, в которой сейчас оказался Штанге, мне кажется неправильной. Немец отработал свой контракт, плохо или хорошо, не мне давать ему оценку. Не хотелось бы «посмертно» кому-то вручать медали или поливать грязью, как это сейчас происходит с Лужковым в Москве. Человек провел несколько циклов у руля сборной и теперь сдает свои полномочия. Ему нужно сказать спасибо. В работе любого тренера можно найти позитивные моменты. Это моя точка зрения. У меня тренеров было больше 20. У каждого из них в той или иной степени я для себя что-то взял. Если быть заряженным на пессимизм, ничего хорошего из этого не выйдет.

    — Вспоминаете времена работы с Кубаревым в «Торпедо»?

    — Зачем их вспоминать, если они не забываются? Тренерский состав действительно был интересным. Тот редкий случай, когда мы работали, как одно целое. Это была полнейшая (в хорошем смысле) импровизация. Руководство не мешало. Опробовали все свои методики. Было интересно. Я многое почерпнул у своих коллег. Но жизнь сложилась так, что мы разошлись. Возможно, дали друг другу отдохнуть. У каждого ведь есть свои амбиции. Хотя наша ситуация вряд ли сложилась нынешним образом из-за этого обстоятельства. Я мог продолжать работать с Олегом Михайловичем. Но получилось так, что он в Гомеле, а я — в Солигорске. А вообще, не думаю, будто наши отношения должны быть под прицелом. Это несколько интимный момент. То, что мы нормально общаемся — единственное, что могу сказать.

    — Ну, у вас с амбициями, кажется, все нормально. В том смысле, что они не зашкаливают. Вот были и.о. в «Торпедо», а потом согласились вновь стать помощником.

    Для меня на первом месте отношения между людьми. Это подразумевает под собой дипломатию.

    — Хочу верить, звездной никогда болеть не буду. Для меня на первом месте отношения между людьми. Это подразумевает под собой дипломатию. Надеюсь, все это со стороны не кажется наигранным. Это все идет изнутри, от души. Поэтому мне достаточно легко. Скажу больше — стану завтра помощником, все будет нормально. Никакая корона никуда не упадет.

    — Сейчас еще один ваш боевой товарищ Олег Дулуб без работы. Каков ваш комментарий?

    — Не хотел бы это расшифровывать. Не знаю никаких тонкостей работы Дулуба в «Минске» и «Витебске». Да, Олег Анатольевич — достаточно амбициозный человек, кладезь знаний и все прочее. В моем понимании очень грамотный специалист. Но у него есть некоторые черты характера, которые, возможно, на что-то влияют. Я ведь не могу говорить точно.

    ***

    — В клубе сменился директор. Юрий Вергейчик заменил Вадима Филиповича. Как вам с ним работается?

    — С Юрием Васильевичем работаем второй год…

    — Но он ведь человек непростой.

    — Здесь и помогает моя способность уживаться. Да и, по большому счету, все мы непростые люди. Но он руководитель, я его обсуждать не могу. Мне работается нормально, мы знаем особенности друг друга. И, поверьте, ни один человек из нашего руководства не хочет, чтобы команда выступала хуже. Потому каждый работает на максимум. Сказать что-то другое я не могу. Для этого нет никаких оснований. Просто у каждого есть своя специфика поведения, свой стиль работы. Для Юрия Васильевича это родная команда. Можно сказать, ей он отдал душу.

    — Есть ли смысл спрашивать о причинах расставания Вадима Филиповича с «Шахтером»?

    — Я отвечаю за тренировочный процесс. Организация клубных дел — вопрос к вышестоящим работникам ФК «Шахтер».

    *** 

    — Из вашего последнего — критика в адрес медицинского штаба команды.

    Просто две подряд игры приходилось делать незапланированные замены. Конечно, я был недоволен.

    — Это снова-таки был своеобразный крик души. Вот поэтому я повторяю, что нужно учиться контролировать эмоции. Просто две подряд игры приходилось делать незапланированные замены. Конечно, я был недоволен. И главное, в таких ситуациях мы можем потерять футболиста еще на более длительный срок. А у нас и без этого каждый из них счету. Да и к тому же на первом плане стоит не здоровье игрока, а здоровье человека.

    — Общались по этому поводу с доктором?

    — Поймите, не во всех моментах виноват исключительно он. Есть ситуации, когда доктор оправляет ребят на МРТ, УЗИ или какие-то другие обследования в Минск. Они приезжают с диагнозами, которые позволяют работать. Наш врач от них отталкивается. В сложившейся ситуации намешано много всего — объективного и субъективного. Но опять же, ни один тренер не может быть доволен большим количеством больных. Всегда в любой команде за это ответственен доктор. В моей практике были тренеры, которые не выясняли деталей. Есть больной — виноват врач. Мы сейчас на той стадии, когда решается судьба команды в чемпионате. Конечно, имеются претензии. Но это рабочий момент. Какой-то предвзятости к доктору у меня нет. Есть только вопросы по работе.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.