Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Нас с Соловьем сделали крайними»

    В недрах динамовского дубля был найден еще один перспективный футболист. Постарался Олег Василенко, обеспечивший стабильное место в основе Алексею Гавриловичу. Goals.by сделал очередное одолжение Википедии, разузнав подробности пока не самой богатой биографии защитника. Уроженец Пинска рассказал о переезде в столицу, выборах капитана дубля, юношеской сборной 1990-го года рождения, динамовском досуге и причинах изгнания из шукановской «молодежки».

    Алексей Гаврилович попал в опалу к Юрию Шуканову вместе с Артемом Соловьем.
    Алексей Гаврилович попал в опалу к Юрию Шуканову вместе с Артемом Соловьем.
    GavrilovichАлексей Гаврилович попал в опалу к Юрию Шуканову вместе с Артемом Соловьем. Иван Уральский

    В недрах динамовского дубля был найден еще один перспективный футболист. Постарался Олег Василенко, обеспечивший стабильное место в основе Алексею Гавриловичу. Goals.by сделал очередное одолжение Википедии, разузнав подробности пока не самой богатой биографии защитника. Уроженец Пинска рассказал о переезде в столицу, выборах капитана дубля, юношеской сборной 1990-го года рождения, динамовском досуге и причинах изгнания из шукановской «молодежки», в которую он перестал вызываться вместе с Соловьем.

    ***

    — Помнишь свой дебют в «Динамо»?

    — Помню. Последний тур чемпионата в 2009-м. На «Динамо-Юни» играли с «Днепром». Я в том сезоне и в заявку толком не попадал. Играл в основном за дубль, который стал в итоге чемпионом… Так вот попал я в заявку. Ведем мы 5:1. И тут за десять минут до конца меня отправили разминаться. Вышел на 85-й. Глаза огромные, куда бежать, не знаю :).

    — Потом счет стал 5:2…

    — Не без моего участия :). Пошел на верховой мяч, хотел его сохранить у нас, отпасовав опорному полузащитнику. Отдал неточно. Пошла контратака. Удар, рикошет и гол.

    — А заменил ты Сергея Павлюковича, проводившего свой последний матч свой карьере.

    — Заменил своего будущего тренера по дублю, так получилось. А для Сергея Васильевича тот день действительно был знаковым.

    ***

    — На кого из игроков ориентировался в детстве?

    — Нравился Мальдини. У меня майка даже его была. Симпатизировал Гаттузо. Потому переживал за «Милан». Но как таковой любимой команды не было. Если многие пацаны, с которыми я тренировался, отнекивались от просмотра матчей, мол, им не интересно, то я любил смотреть совершенно любой футбол.

    — Мальдини остался идеалом до сих пор или ты уже переориентировался на кого-то другого?

    — Сейчас идеала нет. Понимаю, что в Европе играет много хороших футболистов. У каждого можно что-то почерпнуть.

    — Хорошо. Кто, по-твоему, лучший защитник современности?

    — Не знаю. Наверное, Серхио Рамос. Вообще, много хороших защитников. Того же Дани Алвеса нельзя не назвать.

    — А кого считаешь лучшим белорусским защитником?

    — Надо подумать…

    — Сделай кому-нибудь приятно.

    — Веретило — хороший защитник. Шитов. На их позиции игроков сильнее, наверное, нет.

    ***

    — Как так случилось, что ты заиграл в футбол?

    — Как это часто бывает, в классе все ребята играли в футбол. Я решил не выделяться. Стандартная, в общем, история. Попросился с ними на тренировку. Завели. Но мне сразу не понравилось. В первом классе это было или во втором. Полноценные тренировки восстановил только в четвертом.

    — Что не понравилось?

    — Привык играть во дворе без напрягов. А тут пришел — упражнения всякие :). Тренер еще кричал. Я подумал: «Зачем мне это надо? Лучше во дворе играть буду в свое удовольствие».

    — Но в итоге вернулся.

    — Да. Тренировался в пинской СДЮШОР-3 вплоть до того момента, как перебрался в Минск. В ЗАО «Динамо». Это было в 2004 году.   

    — Кто из вашей пинской команды сейчас на слуху?

    — Ясинский, Кибук. Все, наверное. Но, если так подумать, еще из нашего  города Кутузов, Страханович, Яскович и Баланович.

    ***

    — Как дела с высшим образованием?

    — В БГУФКе учусь.

    — Удивил.

    — А куда еще поступать? Можно в еще в Педагогический. Но ведь физкультурный лучше.

    — Чем?

    — Ну, выучусь в Педагогическом я только на учителя в физкультуры. А в БГУФКе можно получить еще тренерское образование.

    ***

    — Как возникло предложение перебраться в столицу?

    Если в Пинске, учась в гуманитарной школе, имел шесть по русскому языку. То в Минске за триместр получил двойку.

    — Как-то СДЮШОР-3 поехал в Минск на товарищеский матч. Вроде я нормально сыграл. Подошел тренер из ЗАО «Динамо», предложил просмотр. Зимой, сразу после нового года, поехали с ребятами в Минск. Из Пинска нас было пятеро. А всего просматривали человек 25 со всей страны. Набиралась команда на турнир лицензирования. Мне по итогу сказали, что могу переезжать. Я бы сразу же перебрался. Но пинский тренер хотел, чтобы меня забрали в РУОР. Попросил не спешить. ЗАО только-только появилось. А у РУОРа было имя. Там всеми процессами заведовал Юрий Антонович Пышник. Большинство ребят из команды перебирались в дубль минского «Динамо». 

    В итоге в феврале поехал на еще один просмотр. Теперь уже в РУОР. Неделю занимался. Сказали, езжай обратно, мы тебе позвоним. Ждал до лета, никто не позвонил. Тут себя вновь обозначил ЗАО. Снова поехал на просмотр. Были недельные сборы в Березе. Они продолжились в лагере где-то в Ждановичах. В конце концов, 28 августа, под начало учебного года, окончательно переехал в Минск.

    — Долго обдумывал возможность переезда? Все-таки возраст был достаточно нежный.

    — Нет. Даже мысли не возникало, чтобы не ехать. Да и родители были полностью на моей стороне. Конечно, немного переживали. Но отговаривать, как многих, не стали. Все прошло спокойно.

    ***   

    — Юношеская сборная 1990 года рождения была очень интересной командой. Но закончила она трагически.

    — Обидно вышло. Пробились в элитный раунд. Поехали играть мини-турнир за попадание в финальную часть чемпионата Европы в Словению. Разошлись 0:0 с голландцами, 2:2 — с россиянами. А в итоговом матче уступили 0:2 хозяевам.

    — Кажется, еще в первом тайме в ваши ворота назначили пенальти.

    — Да… «Убили» нас, одним словом. Там какая ситуация получилась — нашего нападающего сбивают, судья ставит штрафной. Мы все прибежали на розыгрыш. А помощник вдруг зажигает офсайд. Рефери без свистка просто показал в нашу сторону. Словенец покатил на своего нападающего, он там был один, убежал с центра поля. Прокинул Войтеховича и просто повалился на него. Филиппа в итоге удалили и поставили пенальти…

    ***

    — Как чувствовал себя в Минске на первых порах?

    — Конечно, разница была ощутима. Это тебе не дом, где мама и поесть приготовит, и постирает. Тяжеловато пришлось. Вообще, все было необычно. Жизнь-то полностью изменилась. Времени свободного практически не стало. Просыпались с утра и ехали из Уручья в школу на Немигу (№44). Тогда еще не было станции метро «Борисовский тракт». Не поездка в школу, а целое путешествие. Остановку на троллейбусе до метро, потом толкучка в вагоне, пересадка на «Октябрьской»… Вот мы и прогуливали. На первых уроках практически никогда не появлялись.

    — И как успеваемость? 

    — Была соответствующей. Если в Пинске, учась в гуманитарной школе, имел шесть по русскому языку. То в Минске за триместр получил двойку. Я вообще в шоке был. У нас русский все время ставили на последний урок. А мы его редко посещали. Получишь, присутствуя, тройку. А потом учительница во время твоего отсутствия поставит еще две единицы. Я не думал, что такое может быть.

    — С каким аттестатом окончил школу?

    — Хорошим.

    — Насколько хорошим?

    — 6,5 был средний балл. В 202-й школе, в которой мы учились последний год, нам шли навстречу. Оценки порой завышали.

    — Как жили в общаге?

    — Весело. В общежитии по-другому быть не может. Скучать не приходилось. Футболистам выделили отдельное крыло. Все двери всегда были открыты.

    ***

    — Как ты перебрался из юношеской команды в дубль минского «Динамо»?

    — Мы играли в Гродно, где проходили республиканские соревнования. Как раз тогда была создана юношеская сборная под руководством Сергея Солодовникова. Сергей Витальевич вызвал меня в Чехию на сбор. Но я не успел поменять паспорт. Так что не поехал. Правда, потом сыграл на мемориале Гранаткина. В это время «Динамо» возглавил Игорь Криушенко. Мы возвращались из Питера на поезде, когда стало известно, что меня и еще троих ребят берут на сбор с основным составом.

    — Вот так — минуя дубль?

    — Да. Только после сбора с «основой» стал привлекаться к работе с дублем.

    — Какова была реакция на столь удивительно известие?

    — Ну, едем мы себе в поезде. Тут Виталику Рушницкому приходит смс-ка от Пышника, что он, Мринский, Соловей и я отправимся на сбор с основным составом. Виталик мне сказал об этом. Я подумал, что он прикалывается. Был уверен в этом. Но Рушницкий показал мне сообщение. В общем, ничего не понятно. Стал проверять, всех обзванивать. Оказалось, что правда.

    — Тогда в динамовской «основе» столько заслуженных людей было…

    Порой в дубле было неудобно. Рядом играют Кирилл Павлючек, Сергей Гигевич или Роберт Рак, а я капитан

    — Да, Павлюкович, Павлючек, Эду еще играл. А тут мы такие. Волновался, конечно. Я об этих людях раньше только слышал, и вот уже тренируюсь вместе с ними. Ноги тряслись. Ничего другого не помню — так страшно было :).

    ***

    — Можешь объяснить, почему в Пинске так любят мотобол? Наверное, футболу внимания оказывается меньше.

    — Сам понять не могу. Может, потому что сборная составлена на основе пинского «Автомобилиста». По крайней мере, так было раньше. Как сейчас, не знаю. Люди ведь любят сильных. А наша сборная таковой является. Вот я ходил на чемпионат мира, где белорусы выступали. Финал был или полуфинал... В общем, медали нашим светили. Насколько помню, лучший игрок мира по мотоболу был из числа белорусов. Прям, как Месси в футболе. Возьмет мяч, и давай всех возить. Со стороны смотрелось очень эффектно.

    ***

    — Как игралось в дубле?

    — В 2008-м я все же больше тренировался с «основой». Обычная практика, когда молодых ребят периодически привлекают к работе с главной командой.

    — Потом ты стал капитаном команды?

    — Не потом, сразу же.

    — Как так получилось?

    — Сезон начинался, устроили выборы капитана. Выбрали меня. Тогда в дубль добавлялось много ребят с «основы». Порой было неудобно. Рядом играют Кирилл Павлючек, Сергей Гигевич или Роберт Рак, а я капитан.

    ***

    — Есть в «Динамо» деление по группам?

    — Ну, вообще, коллектив дружный. Но бразильцы, понятно, больше общаются между собой. Фурлан, вообще, языка не знает. Рафа знает, но не особо. Только с Лео можно поговорить. Мбанангой с Монтарупом в основном общаются друг с другом. На французском. Но какого-то радикального деления нет.

    — У тебя какой круг общения?

    — Ну, я бы не стал его очерчивать. Со всеми в ладах. В номере на базе, к примеру, живу с Залеским и Игнатовичем. В прошлом году — с Чухлеем и Шкабарой :).

    — ?

    — Меня переселили из корпуса дубля. У ребят оказалось свободное место. Жили, кстати, очень хорошо. А я поначалу боялся.

    — Каков основной динамовский досуг?

    — Вечером все в карты играют.

    — Кто главный картежник?

    — У нас есть две лиги — высшая и первая.

    — Рассказывай.

    — Высшая — Драгун, Веретило, Политевич, Афанасьев и Быченок. А первая — Залеский, Куган, Перепечко и я.

    — В чем разница между лигами?

    — В высшей ставки больше. 

    — Как крупно ты проигрывался?

    — Много не проигрывал. Ну, за игру максимум тысяч триста.

    — Леша, кризис на дворе, а ты такие вещи говоришь.

    — Ну, так это ж не значит, что я сразу отдаю всю сумму. Играем месяц, ведем учетность. За это время можно отбить проигрыш. Как только зарплата, так сразу и рассчитываемся. Ставки в первой лиге ерунда по сравнению с высшей. Мы в джокера играем. У нас очко — пятьсот рублей. У них — две тысячи.

    ***

    — Наверное, стоит тебя спросить о молодежной сборной.

    — Лучше Шуканова спросить.

    — Вас с Соловьем долго наигрывали, а потом перестали вызывать. Этому есть какое-то объяснение?

    — Практически все преподготовительные игры я провел с первых минут. Наверное, меня даже ни разу не меняли. Потом после сбора, во время которого мы встречались с Саудовской Аравией, вызовы прекратились.

    — Есть какие-то причины?

    — Ну, есть, конечно.

    — Какие?

    Как можно не вызывать того же Соловья и давать играть (при всем моем уважении) парню из второй лиги?

    — Раз тренер о них не говорит, наверное, и мне нет смысла. Он объясняет свое решение модельными характеристиками. Мы с Сэлом под них не подходим… Все понимают, что это бред. Как можно не вызывать того же Соловья и давать играть (при всем моем уважении) парню из второй лиги? А потом говорить о том, что Соловей не вписывается в нашу игру по модельным характеристикам.

    — Смотрел матч с греками?

    — Смотрел.

    — Что скажешь?

    — Шансы есть. Но они совсем не значительные.

    — В принципе, ты поддерживаешь команду?

    — Конечно. Чего мне не поддерживать пацанов!? Не они же меня не вызывают. Я со всеми в нормальных отношениях. Дима Хлебосолов — вообще мой очень хороший друг.

    — Соловей недавно сказал, что предпочел бы не встречаться с Юрием Владимировичем. Как ты себя поведешь, если столкнешься с Шукановым?

    — Просто поздороваюсь. Честно, у нас с Соловьем не было никаких конфликтов с Шукановым. Как и не было такого, чтобы нас позвали обоих и объявили, мол, вы команде не нужны… Ладно, раз начал, надо говорить. Получилось так, что тренерский штаб резко стал наигрывать новые схемы. Все ребята отреагировали возмущением. Потом нас с Соловьем не вызвали на следующий сбор, сделав крайними. Видимо, хотели показать остальным на нашем примере правоту тренерского штаба, мол, они там понимают больше игроков.

    — Но есть ведь олимпийская сборная.

    — Вряд ли я мог ожидать, что меня в нее позовут. Но в глубине души хотел. Теперь просто радуюсь вызовам.

    — Ты глобально озадачен попаданием на Олимпиаду?

    — Нет. Действую пошагово. Знаю, что скоро будет сбор олимпийской команды, и просто ставлю перед собой цель попасть на него. 

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.