Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «После травмы оказался никому не нужным»

    12-го августа 2008 года. Матч дублирующих составов «Сморгонь» — «Савит». Вторая минута игры. Полузащитник гостей Дмитрий Рубненко получает последнюю травму в своей футбольной карьере. Спустя три года Goals.by встретился с игроком и разузнал, что он сейчас делает и как пережил ту трагедию. А также выяснил, чем Дмитрий гордится в своей непродолжительной карьере.

    Дмитрий Рубненко теперь играет в футбол только во сне
    Дмитрий Рубненко теперь играет в футбол только во сне
    RrrrrrrrubДмитрий Рубненко теперь играет в футбол только во сне Иван Уральский

    12-го августа 2008 года. Матч дублирующих составов «Сморгонь» — «Савит». Вторая минута игры. Полузащитник гостей Дмитрий Рубненко получает последнюю травму в своей футбольной карьере. Спустя три года Goals.by встретился с игроком и разузнал, что он сейчас делает и как пережил ту  трагедию. А также выяснил, чем Дмитрий гордится в своей непродолжительной карьере.

    — Ты вне большого футбола уже три года. Скучаешь?

    — Очень. Первое время смотрел, как ребята играют, и хотелось выскочить на поле и помочь им. Думал, вот здесь сделал бы так, а вот тут сыграл бы по-другому. На первых порах старался не смотреть футбол вообще, потому как ностальгия была жуткая.

    — Что-то похожее на фантомные боли у людей, которые потеряли руку или ногу?

    — Да. И даже сейчас, когда детей тренирую, иногда хочется с ними побегать. Но опасно. Только и остается, что кричать: «Куда ты бежишь? Куда передачу даешь?» А так, ворвался бы да показал, как надо.

    — Свыкся?

    — С этим тяжело свыкнуться. Но что делать? Приходится только смотреть, переживать и болеть.

    — Так можно ж для себя бегать.

    — Мне никак нельзя. Задняя крестообразная связка все еще порвана. Операцию на ней не сделали до сих пор. Я перетерпел, переходил. Неизвестно: заживет или нет.

    — А почему операцию не сделали?

    Зашел в палату врач и сказал: «Будешь должен, я тебя по частям собрал»

    — После другой операции зашел в палату врач и сказал: «Будешь должен, я тебя по частям собрал». Все что смогли, они сделали. Но заднюю крестообразную не прооперировали. То ли нельзя было, то ли времени не хватило. Переднюю и боковую сделали, капсулу какую-то вшили. Теперь лишь аккуратно могу пройтись и немного пробежаться за … автобусом.

    — На стадион ходишь?

    — Редко, больше смотрю футбол по телевизору. Конечно, на стадионе лучше. Но внутри все переворачивается, жуть, как хочется туда. Хотя бы подойти, потрогать бровку. Проще дома посмотреть, попереживать. Возможно, это и неправильно, но мне так легче. А раньше даже по телевизору не мог смотреть матчи нашего чемпионата и сборной. Так как понимал, что я там мог быть. Было больно. При виде мяча сжималось сердце. А сейчас, со временем, стал чувствовать себя нормально.

    — Теперь работаешь в ФОЦе Первомайского района. Давно?

    Отец ходил в тренажерный зал. Однажды разговорился с директором. И меня взяли. Сначала администратором работал. А затем новый директор немного повысил

    — После травмы оказался никому не нужным. Мама плакала: столько лет футболу отдал, столько здоровья положил и никому не нужен. Как оказался в ФОЦе? Отец ходил в тренажерный зал. Однажды разговорился с директором. И меня взяли. Сначала администратором работал. А затем новый директор немного повысил. Сейчас решили вплотную заняться футболом. На базе ФОЦа создаем небольшую футбольную школу. Будем учить ребят азам игры и помогать устраиваться в клубы. В данный момент занимаемся набором.

    — А вообще работа интересная?

    — Сейчас — да. Но в то же время иногда сердце разрывается. Этим летом собрали детишек для участия соревновании на «Кожанный мяч». В младшей группе играли за третье-четвертое место. Дошло дело до пенальти. И вот мальчик боится идти бить: «Тренер, пожалуйста, можно я не буду?» Уговаривал его, говорил, что никто не будет его ругать потом. Это ж лотерея. В итоге проиграли по пенальти. Они плакали, а я утешал. А некоторые дети ж жестокие. Так один начал кричать на того, кто не забил. Что ж ты мазила и прочее. Я ему в ответ говорю: «Слушай, ты ж сам не забил, что ты горланишь» :)!

    — Сам в детстве горланил в подобных ситуациях?

    — Нет, я спокойным был. Никогда никого не подначивал. Не забил пенальти — похлопал по плечу. Это с каждым может случиться.

    — Как ладишь с детками? К ним же чуть ли не индивидуальный подход нужен.

    — Справляюсь. Когда что-то объясняешь, смотрят рот открывши. Есть и непослушные, на них приходиться и прикрикивать, чтобы успокоить.

    — Зарплата небольшая?

    Не живешь, а выживаешь. Искать что-то другое пытался, но везде или уже все сформировано, или нужен кто-то свой

    — Администрация района особо не помогает. Не живешь, а выживаешь. Искать что-то другое пытался, но везде или уже все сформировано, или нужен кто-то свой. В общем, никто не помог. Первое время покойный Сергей Корнеев пытался. Думал даже в судейство пойти. Но, опять же, нормативы мне не сдать… Был вариант с агентской деятельностью, но здоровье Корнеева подкачало… Ссылаться теперь не на кого. Он единственный, кто старался помочь. Встречаюсь периодически с кем-либо из футбольного мира. Спрашивают, не хотел бы в первую или вторую лигу. Объясняю, что хочу, но не могу.

    — Момент с получением травмы снился?

    — Как раз таки с травмой нет. Снилось, что в футбол играю. Причем сны такие реалистичные. Будто доктор говорит, что у меня уже все зажило, прошло. Что дело теперь только в психологии. Выходи — играй. Следующий кадр: я уже играю, бегу, обыгрываю. Потом на забежке, после тренировки, понимаю, что у меня ж колено и начинаю прихрамывать. Потом снова хоп — и ничего не болит. Просыпаюсь и не знаю, что делать. Не понимал, реально это или нет. Обычно сны забываются, а эти нет. Хоть во сне в футбол поиграю :).

    — А помнишь, как получил травму?

    Шла вторая минута матча и Пономаренко подкатился. Я мяч убрал мгновением ранее, и он уже не смог остановиться

    — Конечно. Играл в «Савите». Был матч дублирующих составов против «Сморгони». Я тогда восстанавливался после травмы. Шла вторая минута матча и Пономаренко подкатился. Я мяч убрал мгновением ранее, и он уже не смог остановиться. Въехал в опорную ногу чуть выше колена. И все…

    — Врачи сразу сказали, что это конец?

    — Они, конечно, обнадеживали. Говорили, что, может быть, выйдешь еще, восстановишься. Но я понимал, что это не так. Моей самой первой мыслью после травмы была «А что дальше»? Доктор замораживает, бинтует, а у меня только это в голове. Меня сразу в больницу. А затем клуб объявил себя банкротом — и все. Ладно, был бы я при клубе, и он был бы заинтересован в моем восстановлении, а так…

    — Есть примеры, когда игрок получал травму в самом расцвете и становился потом тренером. Тот же Гончаренко.

    — Виктору Михайловичу повезло. Он получил травму в нужном клубе, если так можно сказать. Тренировать мне, в принципе, интересно, а мое это или нет, посмотрим на детях :).

    — Ты выпускник «Трудовых резервов»…

    — Ребята со двора уговорили записаться. Пришел на первую тренировку, два мяча забил. Мне сразу сказали: «Пиши заявление». И пошло. Потом была «Звезда», с ней подписал первый контракт. Это клуб «резервов». Отыграли в первой лиге, вышли в высшую. Показал себя, и меня заприметили в БАТЭ.

    — Ожидал?

    — Надеялся :).

    — Почему из БАТЭ в «Витебск» уехал?

    Однажды мне позвонил Игорь Криушенко и сказал, что клуб не хочет условия выполнять и отпускает меня бесплатно

    — Сейчас уже лукавить нет смысла. В моем контракте были оговорены определенные условия. Однажды мне позвонил Игорь Криушенко и сказал, что клуб не хочет эти условия выполнять и отпускает меня бесплатно. Сам тренер, правда, был заинтересован в том, чтобы я остался, но дал мне свободу выбора. Я решил уйти, тем более в Витебске мне предложили и условия, и неплохие деньги. Мэр города болел душой за команду и хотел сделать ее конкурентоспособной. Пригласил опытных игроков. Он как-то после плохого старта нас собрал и говорит: «Я ж вас не из ДЮСШ набрал. В команде 10 чемпионов»! Требовал результата. Я надеялся, что получится там чего-то добиться, но не получилось. После одной травмы не мог пробиться в состав. Александр Седнев позвонил и предложил поиграть полгода в «Савите». Согласился, поехал туда.

    — С кем из игроков поддерживаешь связь?

    — Андрей Горовцов: в Витебске вместе играли. Олег Шкабара: с ним и в БАТЭ, и в «молодежке». Артем Концевой: с его женой я в одной школе учился и в одном доме жил. Ну, и Вадим Скрипченко: с ним тоже после «Витебска».

    — Поиграл немного и, ясное дело, всего, чего хотел достичь, не сумел. За девять лет, от «Звезды» до «Савита», случилось что-то, чем ты гордишься?

    — В первую очередь, горжусь тем, что играл в БАТЭ. Можно ходить и рассказывать. Я, конечно, так не делаю, но все равно :).

    — Однако жилеточка «желто-синяя». С тех времен?

    — Нет, это клубные цвета ФОЦа :). Но немножко символизирует.

    — Наград много?

    — Два «серебра» и финал кубка. По большому счету так и не выиграл ничего…

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы