Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Читая шизофреников, можно сойти с ума»

    Задушевная, надо сказать, вышла беседа с главкомом олимпийской сборной. Задушевная и объемная. Потому членим получившийся текст на две части. В первой Георгий Кондратьев объясняет свою настороженность в отношении СМИ. Говорит о кризисе нападающих в белорусском футболе. Рассуждает о дисциплинарных нарушениях своих подопечных. И вспоминает, как дважды входил в клуб Григория Федотова.

    Георгий Кондратьев не скрывает, что во время игроцкой карьеры не был ангелом
    Георгий Кондратьев не скрывает, что во время игроцкой карьеры не был ангелом
    KondratyevГеоргий Кондратьев не скрывает, что во время игроцкой карьеры не был ангелом Иван Уральский

    Задушевная, надо сказать, вышла беседа с главкомом олимпийской сборной. Задушевная и объемная. Потому членим получившийся текст на две части. В первой Георгий Кондратьев объясняет свою настороженность в отношении СМИ. Говорит о кризисе нападающих в белорусском футболе. Рассуждает о дисциплинарных нарушениях своих подопечных. И вспоминает, как дважды входил в клуб Григория Федотова.

    — Уже много чего было сказано касательно последнего матча олимпийской сборной. Давайте генерально все это подытожим.

    — Таких игр очень мало. Нужно использовать их по максимуму… Хотя некоторые мнения относительно этого мне непонятны. Смотрел передачу Ходасевича. Он говорит: «Зачем такие матчи играются?» Ну, если ты не знаешь, позвони. Я тебе все расскажу. Он ставит под сомнение необходимость таких матчей. Зачем вбрасывать это в массы? Говорит, мол, у Кондратьева все равно другие ребята поедут в Лондон… Какие другие? Эти же люди и поедут. Где я возьму других!?

    Сейчас мне нужно в каждой игре, на каждой тренировке смотреть за ребятами. Делать выводы. Поэтому такие матчи, как со второй сборной России, очень полезны. После всех игр стараюсь проанализировать каждого игрока: как он ведет себя на тренировках, как выполняет установку на поле, как воспринимает идеи, которые мы стараемся привить команде. Мне важно наличие командных игроков. Особо индивидуально сильных футболистов ведь у нас нет. Потому нужно не ошибиться с выбором. В Лондон-то поедут только 18 человек.

    А по игре… Мне она понравилась. Ребята неплохо действовали. Да допустили ошибки, пропустив ненужные мячи. Но по выполнению установки, ведению игры претензий нет. Ребята меня радуют. Я всеми доволен. Думаю, конкуренция за попадание в выездной олимпийский список будет жесткая. Тем более есть пару интересных игроков в сборной Шуканова. Считаю, мы способны сделать сильную, конкурентоспособную команду. Раз уж вышли на Олимпиаду, надо ехать в Лондон и ставить перед собой конкретные цели. Во-первых, выйти из группы. А там — уже в зависимости от жребия.

    — Если пофантазировать: звонит вам Ходасевич, спрашивает о нужности игры. И что вы ему отвечаете?

    — Спокойно бы объяснил, обо всем рассказал… Долгого ответа не было бы. Думаю, Коля бы все понял. А так, получается, он ставит вопрос, в котором уже заложен ответ. «Зачем эти игры нужны?» Ну, это вообще не серьезно. А когда мне наигрывать ребят? Ведь смотреть Соловья в игре за Жодино или в матче за олимпийскую сборную — это две большие разницы.

    Во-первых, ребята приезжают в сборную. Сразу же меняется атмосфера. Это в клубе ошибку можно исправить благодаря последующим играм. А тут права на осечку нет. Игры все кубковые. Нужен сильный характер. Так что Коля зря так выступает.

    — Матч с россиянами не вызвал какого-то ажиотажа. Вас это не расстроило?

    — А я и не ожидал аншлага. Во-первых, рабочий день. Во-вторых, все-таки слабо мы работаем со зрителем. Надо больше рекламировать матчи. Люди ведь и на чемпионат слабо ходят. Надо что-то с этим делать. Пустые стадионы — это неприлично для серьезного чемпионата.

    ***

    — Почему на оба сбора олимпийской команды вы не вызывали третьего вратаря? Только из-за того, что в Лондоне придется пользовать короткую заявку?

    — В резерве третий вратарь будет. По регламенту разрешены замены в заявке в случае травмы или еще каких-то форс-мажоров. Ну, есть неплохой вратарь Щербаков. Я за ним внимательно слежу. Ребят 89-го года больше нет. Да, есть Гущенко. Но он 88-го. Приглашать Диму и давать какую-то надежду, думаю, неправильно. Был бы он на год младше, конечно, бы вызывал… А больше некого. Вратарей уровня Гомелько и Гутора олимпийского возраста у нас нет.

    — История давно минувших дней, но все же: каково ваше мнение относительно ошибки Гомелько в матче с «Днепром»?

    — А я думаю, что и сам Артем не может объяснить этой ошибки. Говорят, вратарь должен пропустить свои мячи. Будем надеяться, что это была первая и последняя подобная его ошибка. Думаю, Гомелько сделает правильные выводы. Все же вратарь должен быть собран все 90 минут. А Артем, как мне кажется, был расслаблен в том эпизоде. Отсюда и наказание.

    — В одном из интервью вы рассуждали о вратарях как об особой касте игроков. А нападающих — ваших коллег по амплуа — особыми не считаете?

    Нападающие — люди, которые приносят очки, грубо говоря, деньги. Потому они и ценятся особо.

    — Вообще, нет. Хотя, может, что-то и есть в твоем вопросе. Нападающие — люди, которые приносят очки, грубо говоря, деньги. Потому они и ценятся особо. Но, я считаю, форвардом нужно родиться. Все-таки чутье развить невозможно. Можно работать с техникой, ударом… Но если чутья нет — все бесполезно. Оно не тренируется.

    — Сейчас говорится чуть ли не о кризисе нападающих в нашем футболе. Согласны?

    — Да. Нападающих совсем мало. Это проблема для всех сборных. В нашем чемпионате форвард приличного уровня, мне кажется, должен забивать не меньше 20 мячей. Кто может сейчас это сделать? Никто. Может, не будь травмы у Виталика Родионова, ему бы удалось.

    — Говоря конкретно о ваших подопечных, как можете объяснить снижение показателей того же Скавыша?

    — В нем трудно разобраться. Два предыдущих года Макс играл лучше, чем сейчас. Для меня он загадка. Ладно, если бы Скавыш нарушал режим, плохо тренировался, я бы все понял. Но Макс — серьезный парень. С режимом полный порядок. Со старанием — тоже. Может, пройдет какой-то период, и он заиграет. Но мне кажется, все-таки маловато ему доверяют, начинают дергать. Когда Макса дергают, у него игра пропадает. Скавыш из категории тех людей, которых нужно подбадривать, хвалить. Критиковать — ни в коем случае нельзя. Хотя понимаю, в Борисове серьезная конкуренция, соответствующие задачи. Потому Гончаренко нельзя рисковать. Максу могу посоветовать только еще больше работать, по-настоящему пахать. Все-таки я верю в этого нападающего. Должен он раскрыться. Не в этом, так в следующем сезоне. Ну, есть у меня такое чувство, что Скавыш заиграет.

    — У вас подобные простои случались в карьере?

    — Один год такой был. 88-й, который стал последним в минском «Динамо». Вроде, и стараешься на тренировках. В играх пашешь. А мяч не идет в ворота — и все. Забил в том году только один раз. Потом конфликт с Малофеевым. Уехал в Одессу. Там все наладилось. Может, и у Макса похожий период. Но в этой ситуации еще и тренер должен перетерпеть. Все-таки нападающие — зависимые люди. Конечно, мне бы хотелось, чтобы Скавыш за БАТЭ забивал 25-30 мячей. И продолжал в том же духе в сборной. Но у меня к нему особых претензий нет. За нашу команду он играет хорошо.

    — Давайте ударимся в лирику. В чью пользу сравнение нападающих вашего времени и нынешнего?

    — Конечно, сравнение не в пользу нынешнего поколения. И по технике, и по мышлению, и по всему остальному. Такие форварды, как Гуринович, Василевский, я, если бы в наше время были разрешены трансферы, пришлись бы ко двору любой команде. За нас бы заплатили хорошие деньги. Сейчас же, посмотри, белорусских ребят даже в Россию не зовут. 

    — Показателем ваших голевых успехов является попадание в клуб Григория Федотова. Вы ведь дважды в него входили?

    — Да.

    — Расскажите. История интересная. Не все ее знают.

    — Первый раз. Играл в «Черноморце». Встречались с «Жальгирисом» дома. У меня было 99 голов. Вадим Жук судил. На 90-й минуте назначил пенальти при счете 0:0. Я его реализовал. 1:0 победили. После игры отметили с ребятами. На стадионе было кафе. Но буквально на следующий день «Жальгирис» снимается с чемпионата. Гол мой аннулируется.

    Потом игра была с «Ротором» в Волгограде. Победили 2:0. Я два забил. А улетали аж через день. Да и перерыв большой в чемпионате намечался. Ну, и ребята и говоря: «Надо опять накрывать поляну». Пришлось накрывать. Так два раз и отпраздновали.

    ***

    — Жизнь сильно переменилась после возвращения из Дании?

    — Нет. Не поменялась. Я практически уже и не вспоминаю чемпионат Европы. Если только в прессе где-то что-то почитаю, тогда мысли какие-то приходят. Ну, а так жизнь какой была до Евро, такой и осталась. Сейчас уже больше думаю об Олимпиаде.

    — В себе заметили какие-то изменения?

    — Нет. Абсолютно никаких изменений не произошло.

    — А со стороны кажется, что произошли. Вот если раньше ваши пресс-конференции будто проходили под девизом «Отстаньте. Давайте быстрее заканчивать», то теперь получаются довольно развернутыми.

    Я же сказал, что буду меняться. Все-таки тренер олимпийской сборной — человек публичный.

    — Я же сказал, что буду меняться. Все-таки тренер олимпийской сборной — человек публичный. Понимаю, это ваша работа — задавать вопросы, интервью брать… Я тебе скажу, почему к СМИ отношусь без особого доверия. То, что сделала пресса с Юрой Курнениным после чемпионата Европы… Не могу простить. Понимаешь. Ну, не всем, конечно. Но отдельным людям, которые гадости писали о Юре. Не могу простить. И, наверное, никогда не прощу. Потому к вопросам отдельных людей отношусь без восторга. На интервью к ним не иду. И никогда не пойду.

    — Часто после возвращения в Беларусь вспоминали Юрия Анатольевича?

    — Моя работа строилась на фундаменте, который заложил Юра. Мы перед чемпионатом съездили к нему в тренерском составе. И после. Юра всегда был с нами. Думаю, Курненин нам и помог. Да и ребята, надо сказать, Юру вспоминали. Веретило тот же, Сиваков.

    ***

    — Вы восприимчивы к критике?

    — Когда грязь льют, мне это не нравится. А к обоснованной критике… Тренеров за что можно критиковать? Плохо подготовил команду, не дал результат, не того выпустил… Есть один парень на каком-то сайте. Я ему когда-то не дал интервью. Он меня теперь везде поливает грязью. Ну, не дал я тебе интервью, так что. У меня у дочки был день рождения. Я ж тоже человек. Стол накрыт. Люди сидят. А я буду давать интервью? После началась грязь. Ну, это же не серьезно. Будь ты мужиком!.. А если меня критикуют за замену или плохую готовность команды, отношусь к этому нормально.

    Вообще, хочу сказать, что люди, которые пишут, будто нам повезло в Дании, уверен, не болели за команду. Читаю «Прессбол». Наверное, молодой какой-то парень берет интервью у Русецкого после матча с россиянами. Вопрос у него вроде, вот повезло нам на чемпионате Европы… Уже сколько времени прошло. Какое повезло!? Ну, давай разберемся, в какой игре нам повезло.

    — Давайте разбираться.

    А наши голы? Рикошеты разве сумасшедшие залетали? Ни одного. А все пишут: «Повезло!»

    — С Испанией нам повезло? Нет. До 89-й минуты у них ничего не получалось. Со Швейцарией. Первая атака — пенальти. С Данией. Саша (Гутор — Goals.by) отбивает пенальти, мяч отскакивает к датскому нападающему. Отскочи чуть дальше, мы бы не проиграли. Может быть, Саня нас с Исландией выручил. Ну, так это его работа. А наши голы? Рикошеты разве сумасшедшие залетали? Ни одного. Или исландцы нам все штанги оббили? Нет. Или чехи нас переиграли? Тоже нет. А все пишут: «Повезло!» В Австрии горели 1:3. Сыграли 3:3 — повезло. 0:2 проиграли Италии при нашем преимуществе. Снова повезло. Люди несерьезные. Вы хоть себя не выдавайте. Вы ж фактически в открытую пишете: «Вот я не болел за них, а они, гады такие, выиграли!» Нормальные ведь корреспонденты ничего подобного не публиковали.

    — Вы назвали победу исландцев над датчанами подарком для нашей сборной. Может, отсюда слова о везении?

    — А какое здесь везение? На поле вышли исландцы и показали себя настоящими мужиками. Ведь в конце могли четвертый забить. Если бы так произошло, Исландия играла бы в полуфинале. Они за себя бились, а не за меня. Оказались настоящими спортсменами. Огромное исландцам за это спасибо. Не понимаю, о каком люди везении говорят.

    ***

    — На время Евро вы просили игроков воздержаться от чтения публикаций о команде. А получилось все совсем наоборот, следствием чего стал бойкот СМИ…

    — Кстати, я к нему не имею никакого отношения. Сразу говорю. Ребята сами решили. Я не читал никаких сайтов. Ничего вообще. Что там писали, мне было все равно. Не знаю, из-за чего ребята решились на бойкот. Все понабирали компьютеры с собой. Начали читать. Я им говорил: «Не читайте». Ведь доказано, что в любом обществе процента два-три шизофреников. Если каждого шизофреника читать, с ума сойти можно.

    — Получается, игроки нарушили дисциплину?

    — Я же не мог ходить по номерам и отключать компьютеры. Получается, да — не послушались меня. И зря распылялись. Мне кажется, не нужно было ничего читать… Ну, а так — мы жили в хорошей гостинице. Отдельно ото всех. Думаю, правильно поступили. Я видел, что было в 2009-м. Агенты шатались, корреспонденты. Все, кому не лень, в общем. Это произвело отрицательное действие.

    — Во время чемпионата ходил слух о том, что вы собирались отчислять некоторых ребят из команды. Байка или всамделишная история?                     

    — У нас состоялся серьезный разговор после матча с датчанами. Очень серьезный. На повышенных тонах. С отдельными игроками, чьих фамилий называть не буду…

    — Говорят, они в теннис играли, и тут появились вы.

    Они играли: кто в карты, кто в теннис. Я в резкой форме все ребятам высказал. Но специально сделал это.

    — Ну, да. После просмотра я вышел. Они играли: кто в карты, кто в теннис. Я в резкой форме все ребятам высказал. Но специально сделал это. Нужно было что-то менять. Мне показалось, в команде тишь и благодать какая-то. Нужно было ребят встряхнуть. Рад, что это удалось. И парни правильно все восприняли. Никто не стал в позу, не уехал. Хотя, может, собирался. Может, сказал себе, что поедет домой.

    — Еще одна история, подтвержденная непосредственным ее участником. Про пиво, Букаткина и вас. Как с вашей стороны смотрелся этот эпизод?

    — После какой-то игры шел по коридору. А он навстречу с двумя бокалами пива. Ну, Бука — известный любитель пива. Если после игры два бокала не выпьет, значит, день прожит зря. Тут скрывать нечего. Так и есть. Любит парень пива после игры попить. Если бокал-второй, ничего страшного, я считаю. Если больше… Я не проверял, как там дальше было. Но уверен, что нес он не только себе.

    — Так вы же говорите, два пива можно…

    — Может, он до этого два в баре выпил. А потом еще с собой взял.

    — Вы сами во время карьеры нарушали?

    — Залеты были. Я был далеко не ангел. И в армию по молодости отправляли. Отслужил почти пять месяцев… Всякое случалось. Режимщиком я точно не был.

    P.S. Продолжение беседы с Георгием Петровичем появится в ближайшие дни.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.