Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «С поля меня уводил ОМОН»

    За время существования рубрики ее героями было многое сказано. Только такую правду опасаются раскрывать. Загулы во время футбольной карьеры, экстремальные смотрины за рубежом, драки на поле и за его пределами, история с поножовщиной, которая едва не завершилась трагедией, и другие запрещенные для общего обозрения темы. Талантливый в прошлом нападающий Виталий Алещенко рассказал историю своей футбольной и послефутбольной карьеры.

    Виталий Алещенко жалеет, что в свое время покинул
    Виталий Алещенко жалеет, что в свое время покинул "Белшину"
    AlВиталий Алещенко жалеет, что в свое время покинул «Белшину» Иван Уральский

    За время существования рубрики ее героями было многое сказано. Только такую правду опасаются раскрывать. Загулы во время футбольной карьеры, экстремальные смотрины за рубежом, драки на поле и за его пределами, история с поножовщиной, которая едва не завершилась трагедией, и другие запрещенные для общего обозрения темы. Талантливый в прошлом нападающий Виталий Алещенко рассказал историю своей футбольной и послефутбольной карьеры.

    — Как сложилась ваша жизнь после футбола?

    — Попробовал себя в роли детского тренера. Получал удовольствие от работы, но материального удовольствия не было. О чем речь, когда у тебя зарплата 430 тысяч белорусских рублей. А тут жены набросились. Из этих денег 350 тысяч уходило на алименты. Вот как выжить на оставшуюся сумму? Пришлось выбирать из худшего лучшее. Так меня занесло на стройку. Как сказал один мой знакомый: «Научиться играть в футбол сложнее, нежели строительству». Многие бывшие сейчас этим занимаются. Теперь и я штукатурю. В общем, отделочник. Раньше ездил на заработки в Москву, как-то крутился. Просто не у всех получается пойти по тренерскому пути. А раньше играл… Но из-за нехорошего человека (изменено — Goals.by) Гущи (бывший директор «Белшины» — Goals.by) пошел в «непонятки» с Акшаевым. Только пару недель назад разобрались с Вячеславом Евгеньевичем, что к чему. Около десяти лет прошло, как не разговаривали. А тут случайно встретились, пообщались. Я после такой беседы даже расплакался. Честно, всегда боялся этой встречи. Но прекрасно понимал, что рано или поздно она состоится.

    — Что произошло десять лет назад?

    Я допустил ошибку, уйдя из „Белшины“. Резко все сделал, когда можно было поступить иначе

    — Только боги не ошибаются. Я допустил ошибку, уйдя из «Белшины». Резко все сделал, когда можно было поступить иначе.

    — Вас вроде как выгнали с тренировки, когда в одном из моментов двумя ногами «въехали» в одноклубника?

    — Говорили, но такого не было. Просто подобным образом начали воспитывать. Морально уже устал от всех проблем. В один момент психанул и уехал. Зарплату ведь не платили. Я как раз строил квартиру, появились долги. Спрашивал у директора клуба: «Когда?». Тот стучал себе по «пузу» и приговаривал: «Я пустой как барабан». Он еще сказал, будто после того инцидента на тренировке Акшаев собирался меня «зарубить», чтобы нигде не смог играть. Я поверил. Лишь через пять лет осознал. Протягивал Евгеньевичу руку, а тот затаил обиду.

    — Если так разобраться, то после Бобруйска ваша карьера пошла на спад…

    Четыре операции на мениске. Предпоследний раз так полечили, что не заметили надрыв крестообразной

    — Не согласен. Скорее травмы довели — четыре операции на мениске. Предпоследний раз так полечили, что не заметили надрыв крестообразной. Долго восстанавливался. Только поправился, начал выходить на пик формы — в разгар сезона травма.

    — Часто приходится общаться с тренерами, так от некоторых специалистов слышал одно утверждение: «Алещенко сам загубил свой талант».

    — Я не был талантливым футболистом. Просто играл за счет огромного желания, хотелось доказать кому-то, что могу. Конечно, на поле многое получалось. Но это фарт. Вот играл в светлогорском «Химике», который едва не вышел в высшую лигу, так год не получалось забить. Голевых отдал достаточно, но не более того. Обидно, что нас не пустили в «вышку». Последний матч сезона. Только переходим на половину поля соперника, а судья внаглую свистит. Я не выдержал. Пришлось побегать за Брониславом Ясинским (рефери той встречи — Goals.by) с бутсами в руках. Закончилось все тем, что с поля меня уводил ОМОН.

    — Это единичный случай, когда от вас спасались арбитры?

    — Случалось. Встречались как-то с борисовским «Фомальгаутом». Судья в открытую нас сливал. Вот я и врезал ему — стадион аплодировал :). Было еще дело в Жодино в 1995 году. В главной роли — Макаренко. Обыгрываю голкипера, замахиваюсь для удара, передо мной пустые ворота, а тут свисток. Мол, уже конец матча. Только на самом деле шла 87-я минута. Арбитр просто ошибся.

    — Какой год получился наиболее удачным в вашей карьере?

    1999 в составе витебского «Локомотива-96». Забил за сезон 17 мячей, а мог и больше

    — 1999 в составе витебского «Локомотива-96». Забил за сезон 17 мячей, а мог и больше. Тогда серьезно к играм относился. Только был один случай. За день до матча с «Осиповичами» позволили себе со Славой Гормашем по восемь бокалов пива. После первого тайма уступаем 0:1 — ничего не получается. В итоге все завершилось нашей победой. Я оформил хет-трик, Слава — дубль.

    — Режим часто нарушали?

    — Смотря по каким меркам судить. Когда заканчивал с футболом в «Орше» так на поле выходил навеселе. Раньше за четыре-пять дней завязывал. А пил много.

    — Сколько?

    — Меня предупреждали, что такие вопросы будешь задавать :). После выездного матча с хорватским «Вартексом» в Кубке Интертото (2:2 — Goals.by) посидели на восемь бокалов пива — это еще мало. Так вот наш вратарь Леша Поге стал говорить по-хорватски :). А мы потом со Славой  (Гормаш — Goals.by) еще полностью опустошили мини-бар в гостиничном номере. Нормально так посидели.

    В 1999 отправили меня с Гормашем на просмотр в «Маккаби» из Хайфы, который проводил сбор в Голландии. Мол, доедете до какого-то городка, а там вас встретят. Приезжаем — в аэропорту никого. Решили зайти в бар выпить по «Хайнекену». Потом пошли на поезд. Дай, думаю, поинтересуемся, куда едем. Оказалось, едва не направились в противоположном направлении. Благополучно добрались до пункта назначения. Тут нас обрадовали: «У вас товарищеский матч против «Витесса». К слову, та команда тогда шла на третьем месте в чемпионате. А мы сутки вообще не спали, пару дней «кирагазили». Но ничего не поделаешь — пришлось выйти на поле. В итоге победили 3:2, а я два мяча забил. Слава на следующий день отличился. За три игры на моем счету было четыре гола.

    — Тогда ведь в «Маккаби» предложили контракт…

    45 тысяч долларов подъемных, 9 тысяч зарплата, плюс премиальные. Но не получилось

    — Даже финансовые условия оговорили. В то время очень хорошие деньги: 45 тысяч долларов подъемных, 9 тысяч зарплата плюс премиальные. Но не получилось. Приспичило дураку за два дня до отъезда пойти в «Бригантину», где меня порезали.

    — Слышал много интерпретаций той истории. Могли бы сами рассказать?

    — Все началось с предыстории. Вступился за одного коммерсанта, бывшего футболиста. Люди, которые требовали от него денег (я их хорошо знал), не особо меня поняли. Словесная перепалка перешла в драку. Много их было. Никто из господ хороших мне не помог. Позже сам решил во всем разобраться, так как не хотел давать себя в обиду. За компанию взял с собой Славу Гормаша, на всякий случай прихватили столовые ножи. Зашел в бар, вытащил на улицу своего обидчика, а тут подоспела подмога из восьми человек. Начал его молотить, а тот ножом засадил мне со спины. Нож я вытащил и погнался за ним. Толпа — в разные стороны. Чувствую, внутреннее кровоизлияние. Вызвали такси, так я даже оплатил за доставку в больницу. Врачи сказали, что лезвие прошло в двух миллиметрах от аорты.

    — Долго восстанавливались?

    — Раз в следующем сезоне забил за «Гомель» 13 мячей, значит, нет.

    — Чем закончилось то дело?

    В милицию не обращался — не такой я

    — В милицию не обращался — не такой я.

    — Насколько знаю, израильтяне и после того инцидента забирали вас в команду, готовы были оплатить лечение.

    — Ходили такие слухи. Правда, напрямую со мной никто не общался. Уже когда в 2000 году забил за «Гомель» 13, то израильтяне вновь объявились.

    — Почему не уехали?

    — Из-за Евгеньевича (Акшаев — Goals.by) — не предатель я. Тогда и минскому «Динамо» отказал. Хотя они готовы были мне выплатить все долги за «Гомель». Еще давали квартиру в районе Комаровского рынка.

    — Не жалеете о своем решении?

    — О «Динамо» — нет. Жалею лишь, что так получилось с Евгеньевичем.

    — Если бы была возможность вернуться в прошлое, чтобы поменяли?

    — Не уехал бы из «Белшины».

    — Выслушав все истории, предположу, что в рукопашную вам часто приходилось вступать…

    — Такой вот человек. Кстати, за несколько дней до нашей встречи сцепился с ментом. Наглец просто! Зашел повидаться к друзьям, никому не мешая, немного отметили это дело в подъезде. Вышел милиционер, который также живет в том доме, и давай приставать к моему другу. Я ведь всегда за друзей горой. В общем, пришлось подраться. В итоге составили протокол, дали трое суток. Только я убежал из зала суда.

    — Опрометчивый поступок…

    — Ну, найдут. Дадут 15 суток.

    — На работе помнят нападающего Виталия Алещенко?

    Уже старый, больной футболист, который работает на стройке. Хотя своей новой профессии не стесняюсь

    — Узнают. Даже неудобно. Не хочу этого. Все-таки уже старый, больной футболист, который работает на стройке. Хотя своей новой профессии не стесняюсь. Как зарабатывать? Не в бандиты ведь подаваться...

    — За белорусским футболом следите? На стадион ходите?

    — На «Витебск» не хожу и не буду. После ухода Акшаева клубом занимаются люди, которым этим заниматься не нужно. Им следует ходить за плугом, а не лезть в команду. Там просто бардак. Я ведь работал детским тренером и видел со стороны, что происходит в «Витебске».

    — В начале разговора вы обмолвились про жен и алименты…

    — Видимо, не семейный я. Вот сейчас нахожусь в творческом отпуске. От первого брака — дочь. Ей восемь лет. От второго — сын. Ему четыре года. Одна жена «свалила» в Первомайск, другая — в Мурманск. Дочка называет папой другого человека. Зачем лезть в ее жизнь? Исполнится 16, если доживу до этой даты, тогда и скажу, кто ее отец. Не я ведь являлся инициатором разводов. Когда не стало денег, то первая уехала в Москву и нашла там себе какого-то «корреспондента». Пробовал заняться бизнесом, но на последние пять тысяч долларов «кинули» — не получилось возить картофель в Россию. Вторая тоже не выдержала. О чем говорить, когда получаешь детским тренером 430 тысяч рублей, а 230 отдаешь на алименты. Конечно, параллельно подрабатывал, но… Жили душа в душу, а нехватка денег убила все отношения. Она права. Разбитую чашу уже не склеишь — ее можно только собрать.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.