Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Очень устал мотаться по арендам»

    В футбольной биографии Сергея Корниленко было много известных клубов: «Динамо» Минск, «Динамо» Киев, «Зенит», «Рубин», английский «Блэкпул». С Сентября 2011 года 28-летний форвард сборной Беларуси защищает цвета «Крыльев Советов». Выбор неоднозначный, хотя понять его можно: в «Зените» на футболиста не рассчитывали, а в Самаре предоставили полное доверие и твердое место в основном составе.

    В Англии  Сергея Корниленко удивила неторопливость местных жителей
    В Англии Сергея Корниленко удивила неторопливость местных жителей
    KВ Англии Сергея Корниленко удивила неторопливость местных жителей Иван Уральский

    В футбольной биографии Сергея Корниленко было много известных клубов: «Динамо» Минск, «Динамо» Киев, «Зенит», «Рубин», английский «Блэкпул». С Сентября 2011 года 28-летний форвард сборной Беларуси защищает цвета «Крыльев Советов». Выбор неоднозначный, хотя понять его можно: в «Зените» на футболиста не рассчитывали, а в Самаре предоставили полное доверие и твердое место в основном составе.

      

     

    — Сергей, немного удивил ваш самарский выбор. Почему именно «Крылья»?

    — Закрывалось трансферное окно, нужно было определяться со своим будущим. Руководство «Зенита» поставило условие — больше никаких аренд: рассматривались только варианты моей продажи. Но за сумму, которую выставил питерский клуб, выкупить меня оказались готовы немногие. Незадолго до окончания периода дозаявок интерес ко мне проявили «Крылья Советов». В разговоре Андрей Кобелев дал понять, что на меня всерьез рассчитывают. Кроме того, Самара — футбольный город, с большими традициями и прекрасными болельщиками. Да и хочется наконец-то стабильности, потому что за последнее время очень устал мотаться по арендам.

    — Разговаривали с Лучано Спаллетти после возвращения из Англии?

    — Мы неоднократно общались с итальянцем, и эти беседы оставили приятное впечатление. Злиться тут не на кого, поскольку все очевидно и понятно: в России я — легионер. В «Зените» же есть два очень сильных форварда, и оба имеют российские паспорта. Спаллетти говорил, что хорошо ко мне относится, но в таком возрасте футболисты нуждаются в постоянной игровой практике. В Санкт-Петербурге мне этого предоставить не могли. А сидеть на лавке — не самый лучший вариант. Я мог остаться в «Зените» и бороться за место в составе, но уверен, играть пришлось бы нечасто.  

    Свой среди чужих

    Футбольная карьера Корниленко богата на переходы. Первый серьезный шаг вверх Сергей сделал в 20 лет, сменив минское «Динамо» на киевское. Однако закрепиться в составе украинского гранда форварду не удалось. В итоге молодой нападающий оказался в «Днепре», в футболке которого провел больше ста матчей и забил три десятка голов.  

    — Давайте вспомним начало вашей карьеры. Засверкав в Беларуси, вы отправились на просмотр в «Штутгарт»…

    — Просмотра в немецком клубе не было. В минское «Динамо» сразу пришло приглашение из Германии, в котором речь шла о медицинском осмотре и последующем подписании контракта со «Штутгартом». Однако по непонятным причинам все на несколько дней застопорилось. Тем временем поступило не менее интересное предложение из киевского «Динамо», которое я без раздумий принял.

    — В «Динамо» при Алексее Михайличенко вы были игроком основного состава. Что же случилось, когда на пост главного тренера «бело-голубых» пришел Йожеф Сабо?

    — Когда меня приглашали Суркис и Михайличенко, Сабо работал спортивным директором клуба. Возглавив команду, он сделал ставку на других футболистов. В основном это были легионеры из дальнего зарубежья — бразильцы. Мою кандидатуру в качестве игрока основного состава даже не рассматривали, поэтому я отправился в Днепропетровск к Евгению Кучеревскому.

    — При этом держали в голове возможность возвращения в киевское «Динамо»?

    — В тот момент я хотел лишь одного: играть в футбол, а не сидеть в запасе. В «Днепре» помимо Кучеревского меня хотел видеть гендиректор Андрей Стеценко, поэтому я очень обрадовался предложению и с удовольствием туда поехал. И впоследствии ни разу об этом не пожалел. Днепропетровск — потрясающий город, у команды — отличные болельщики. Партнеры меня хорошо приняли, несмотря на то что тогда в «Днепре» играли исключительно украинцы, а я был единственным белорусом. Эти полгода были счастливыми как в личной, так и в футбольной жизни. Поэтому, когда «Днепр» предложил подписать контракт, я с радостью согласился.

    — В сезоне-2006/07 вы стали одним из лучших бомбардиров чемпионата Украины. Почему же в следующем сезоне вы почти перестали забивать?

    — Голы в составе «Днепра» я забивал стабильно. В заключительном туре упомянутого вами сезона я получил красную карточку и заработал пятиматчевую дисквалификацию. Из-за этого был вынужден пропустить стартовые матчи следующего чемпионата. В новом сезоне команда здорово стартовала, выиграв первые пять встреч. Нападающие Сергей Самодин и Андрей Воробей исправно забивали голы, поэтому я потерял место в основном составе.  

    Практические стал «молотобойцем»

    Место на скамейке запасных «Днепра» вряд ли могло устраивать форварда сборной Беларуси. Переход в «Томь» стал очередным вызовом, приняв который, Корниленко вновь доказал свою состоятельность. В начале сезона 2009 года Сергей в девяти матчах за «Томь» забил шесть голов. Если бы тогда в томском клубе платили зарплату, бомбардирский список наверняка рос бы и дальше. Из-за сложной финансовой ситуации Корниленко в середине сезона решил расторгнуть контракт с «Томью». Однако быстро подсуетившийся «Зенит» выкупил трансфер футболиста за два миллиона долларов.  

     

    — «Зенит» стал вторым большим клубом в вашей жизни. Можно ли сравнить питерский отрезок карьеры с периодом пребывания в Киеве?

    — Мне кажется, сравнение несколько некорректное. В «Динамо» я пришел еще совсем молодым игроком, впервые вырвался на легионерские хлеба. Все было другое, не как в Белоруссии: новая команда, партнеры, требования. В «Зенит» я попал сформировавшимся футболистом, имея за плечами определенный опыт. Тяжело сравнивать — это разные истории. Жаль, что ни в Киеве, ни в Питере заиграть не удалось.

    — В итоге вы снова оказались в «Томи», но перед этим ездили на смотрины в лондонский «Вест Хэм». Почему все ограничилось только просмотром?

    — В «Вест Хэм» я действительно ездил, но вряд ли можно назвать эту поездку настоящим просмотром. Дело в том, что в отборочном турнире чемпионата мира в ЮАР сборная Беларуси играла с одной группе с англичанами. А тренеры-аналитики «Вест Хэма» по совместительству работали в штабе национальной команды у Фабио Капелло. Естественно, они  пристально следили за нашей сборной, поэтому «Вест Хэму» было известно о моих возможностях. Меня пригласили провести несколько тренировок и познакомиться с главным тренером команды — Джанфранко Дзоллой. Дело было в январе. Я прибыл в Лондон сразу после отпуска и смог полностью удовлетворить своей работой наставника «молотобойцев». Ожидалось, что в ближайшие время мы подпишем контракт, но на следующий день после моего приезда у клуба поменялись владельцы. Новое руководство пришло со своими селекционными задачами и видением футбола. Трансфер сорвался, и я отправился в аренду в Томск.

    — Можно сказать, что этот отрезок в «Томи» стал одним из лучших в вашей карьере?

    — Безусловно. У нас был отличный коллектив, умный тренер, я исправно забивал. До летней паузы находились на шестом месте в таблице. Прекрасно чувствовал себя на поле рядом с Валерой Климовым, Артемом Дзюбой. С последним мы вообще здорово дополняли друг друга. К примеру, Артем зарабатывал пенальти, а я их реализовывал (улыбается).

    — Насколько удачными считаете следующие полгода, проведенные в Казани?

    — Время в «Рубине» однозначно прошло за знаком плюс. Я отыграл пять матчей в Лиге чемпионов, выиграл бронзовую медаль чемпионата России. Выходил на поле во всех важных играх, удавалось отличаться забитыми голами. Конечно, было желание остаться в Казани. Мне очень понравился город, отношение к футболистам, да и сам тренировочный процесс. Но аренда закончилась, а продлевать ее или выкупать мой трансфер в «Рубине» не захотели. Видимо, здесь вновь сыграл роль тот факт, что у меня нет российского паспорта. К тому же в команду возвращался Вова Дядюн, отлично зарекомендовавший себя в «Спартаке-Нальчике».  

    Главное, чтобы костюмчик сидел

    После аренды в «Рубине» белорусский форвард наконец-то осуществил свою давнюю мечту — отправился в английскую Премьер-лигу. Сергей с удовольствием вспоминает о жизни в Блэкпуле, об Ирландском море, о местных журналистах и своих английских друзьях.  

    — Как возник вариант с «Блэкпулом»?

    — Поскольку в «Зените» дали понять, что на меня особо не рассчитывают, агент начал заниматься вопросами моего дальнейшего трудоустройства. Было несколько вариантов из Англии, но мы до последнего ждали какого-то конкретного предложения. И оно поступило буквально в заключительный день трансферного окна. Так я и оказался в «Блэкпуле».

     

     

    — Какими были первые впечатления от города, команды?

    — Обыкновенный рабочий английский город, небольших размеров. В принципе, ничего особенного, кроме того, что Блэкпул находится на берегу Ирландского моря. И это было здорово! Что касается команды, то тут я тоже не заметил ничего экстраординарного. На первой тренировке меня представили коллективу, познакомили с тренером. Я на совесть отпахал на основном занятии и еще остался поработать после него индивидуально. Спасибо ребятам: помогали, чем могли. Бросилось в глаза, что в Англии футболистам больше доверяют как профессионалам. Каждый игрок должен сам себя готовить и следить за своим состоянием. У нас же считается, что футболистам обязательно нужна нянька. В Англии все построено на доверии и рассчитано на профессионализм каждого. Команду никогда не сажают перед играми на сбор. Если играем дома, то все приезжают к стадиону на личном транспорте. При этом любой футболист обязательно должен быть в деловом костюме при галстуке, даже если он не попал в заявку и смотрит футбол с трибуны.

    — Что собой представляет Ирландское море?

    — Поскольку в Блэкпуле очень ветрено, то и море совсем не спокойное — волны гуляют. Однажды бродил по набережной и обнаружил, что прилив нагнал 300 или 400 метров воды. А через 40 минут все ушло обратно. Наблюдал за такой удивительной картиной впервые. Вода в море холодная, но летом люди там купаются. Весной же особых смельчаков не было: некоторые мочили ноги, а большинство загорало на пляже.

    — Англия чем-нибудь удивила?

    — Больше всего поразило то, что англичане никуда и никогда не торопятся. Очень спокойные и уверенные в себе люди, ведущие размеренный образ жизни. Видимо, у них так устроена жизнь, и к этому нам надо стремиться. Хотя наших людей уже не переделаешь — постоянная спешка заложена еще с советских времен. Поначалу было очень непривычно находиться в такой расслабленной и неторопливой обстановке. Не подтвердился стереотип и о постоянных английских осадках. Например, в первые две недели моего пребывания в Самаре десять дней лил дождь. В Англии за это время дождь прошел бы не более двух раз. Никаких проблем с климатом я там не обнаружил, наоборот, почти все время стояла хорошая погода.

    — Какие-то курьезы с вами случались?

    — Сначала было сложно привыкнуть к правому рулю, особенно при круговом движении. В первые дни английской жизни стоял перед «кругом» и, пока не посигналят, не понимал, в какую сторону надо повернуть. Интересно, что ни разу не видел на дорогах сотрудников дорожной инспекции: везде развешаны камеры. Поэтому правила там лучше не нарушать, а еще обязательно надо платить за парковку.

    — Существует ли в Англии прямой контакт болельщиков с футболистами?

    — На тренировках болельщики не присутствовали, но возле базы часто встречали и брали автографы. Были специально организованные встречи с фанатами и детьми — как и в любой команде.

    — Местные журналисты проявляли к вам интерес?

    — Да, было снято несколько программ для английских каналов сразу же после того, как я пришел в команду. Приезжали даже из Лондона — делали какой-то репортаж. Интересовались в основном тем, как я оказался в Англии, как игралось в «Зените» и киевском «Динамо», возможен ли нормальный футбол в Сибири. По-моему, адекватное представление о нашей стране имеет лишь половина англичан. Остальные же до сих пор считают, что бывший Советский Союз — это морозы и медведи.

    — История про полицейскую машину приукрашена прессой? (Байка гласит, что после одной из тренировок Корниленко попросил тренерский штаб заказать ему такси, но вместо «Please, car!» англичане несколько раз услышали «Police car!», после чего наставник «Блэкпула» Ян Холлоуэй посчитал, что Сергей совершил что-то противозаконное.)

    — Она не просто приукрашена, а вообще придумана. Дело в том, что наш главный тренер поражал журналистов своими фантастическими историями буквально в каждом интервью. Это один из тех случаев.

    — В «Блэкпуле» был ярко выраженный лидер — Чарли Адам. Он занимал особое положение в команде?

    — Наш коллектив был единым целым. Каждый мог сказать свое слово в раздевалке. Не было такого, чтобы Чарли существовал отдельно от других. Наоборот, он старался быть как можно ближе к команде и всегда горой стоял за ребят. В случае чего Адам говорил что угодно в лицо и тренерам, и руководству.

    — Как вы проводили свободное время?

    — Часто гулял по набережной, особенно после того, как потеплело. Знакомился с городом, старался посетить как можно больше интересных мест. В Блэкпуле есть отличный парк аттракционов — один из лучших в Англии. Раньше Блэкпул вообще считался курортным городом. Он же находится на море, и люди часто ездили сюда отдыхать. Кстати, с наступлением весны туристов стало много больше. Иногда встречался с Динияром Билялетдиновым, который позвонил через пару дней после моего приезда в Англию. Так мы с ним познакомились и начали общаться. Ведь жили неподалеку — от Блэкпула до Ливерпуля всего сорок километров. Ездили с ним на футбол — например, вместе были на матче между «Манчестер Сити» и киевским «Динамо». Динияр вообще здорово помогал мне на первых порах, разъяснял некоторые моменты, давал полезные советы. Когда мы хотели сходить на футбол, он приезжал в Блэкпул и забирал меня на машине. В общем, всячески старался делать так, чтобы мне не было скучно. Спасибо ему огромное!

     

    — Общались с кем-нибудь еще кроме Билялетдинова?

    — Непосредственно в Англии из россиян общался лишь с ним и созванивался только с ним. Еще по телефону разговаривал с Сашей Глебом, но, к сожалению, увидеться не удалось. А из партнеров по команде больше всего сдружился с ирландцем Энди Ридом, который сейчас выступает за «Ноттингем Форест». Познакомился с ним на первых тренировках — выполняли упражнения в паре. К тому же мы рядом жили, и пока у меня не было автомобиля, он отвозил меня на тренировки. Потом на выездных матчах всегда заселялись с ним в один номер. Рад, что с ним познакомился, очень хороший парень.

    — Не предлагали остаться в команде?

    — Кстати, звонили спустя несколько дней после подписания контракта с «Крыльями». Но сами понимаете, речи о каких-либо переговорах уже быть не могло. Не был бы связан обязательствами с самарцами, то обсудил бы возможность перехода в «Блэкпул». Все зависело бы от того, какие условия мне готовы предложить и какие перед собой задачи ставит команда. Если клуб способен решать задачу выхода в Премьер-лигу, то почему бы и нет?

    — «Крылья Советов» могут стать отправной точкой для нового успешного витка карьеры?

    — Сейчас надо думать не об отправной точке, а о том, чтобы команда поправила свое турнирное положение, достойно закончила чемпионат и осталась в Премьер-лиге. Для этого каждому игроку надо приложить максимум усилий.   

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.