Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Не понимал, что футбол — это шоу»

    Карьера этого человека впечатляет. Во-первых, играл в большой футбол он больше 20-ти лет. А после продолжил в зале и на пляже. Во-вторых, дебютировал за взрослую команду в 14 лет. В-третьих, является участником первых матчей сборной по большому и пляжному футболу. Ко всему прочему совмещает посты главных тренеров мужской и женской команд... Обо всем этом Эдуард Деменковец рассказал Goals.by.

    Эдуард Деменковец после
    Эдуард Деменковец после "большого" футбола освоил еще и пляжный
    DeЭдуард Деменковец после «большого» футбола освоил еще и пляжный Фото из личного архива Эдуарда Деменковца

    Карьера этого человека впечатляет. Во-первых, играл в большой футбол он больше 20-ти лет. А после продолжил в зале и на пляже. Во-вторых, дебютировал за взрослую команду в 14 лет. В-третьих, является участником первых матчей сборной по большому и пляжному футболу. Ко всему прочему совмещает посты главных тренеров мужской и женской команд... Обо всем этом Эдуард Деменковец рассказал Goals.by.

    «Дали 25 девочек и сказали — лепи что-нибудь»

    — Удивлен, ведь вы работаете тренером мужской команды по мини-футболу «Беларуская чыгунка» и тренером женской команды СДЮШОР-8 по футболу.

    — Совершенно верно. Совмещаю два поста. С девчонками занимаюсь пятый год, а с парнями чуть поменьше — года три. Ну, и еще привлекаюсь к работе со сборной девочек (U-17).

    — Как удается все это совмещать?

    — Как ни странно, получается. В обед миник, а вечером девочки. Вначале было сложно, но быстро втянулся. Переключаюсь легко. Правда, день сумасшедший. Слава Богу, есть помощники в «БЧ», которые позволяют сосредоточиться именно на тренировочном процессе.

    — Путаницы не возникает?

    — Бывает, веду тренировку у девочек и говорю «ребята». Или наоборот, ребятам могу сказать: «Так, девчонки…» и тут же осекаюсь, понимаю, что не девчонки это. И поправляюсь.

    — Как вы с девушками справляетесь. Они же такие ранимые…

    — Ранить и они могут. Девочек надо чувствовать, это словами не передать. Я не веду тренировки, так как с ребятами. Осознаю, где и с кем я нахожусь. К каждой девушке нужен подход. Надо, чтобы в команде была хорошая атмосфера, чтобы можно было посмеяться. Но при этом им следует понимать, когда можно это делать, а когда нет. Все должно быть в меру и вовремя. Тем не менее, на легкую жизнь я и не надеялся.

    — Каким ветром, вас, «большого» футболиста, занесло в «мини» и на пляж?

    Зимой большой футбол заканчивается, а играть хочется. И друзья позвали поиграть „на город“. А дальше у кого-то появились амбиции

    — Все вышло чисто случайно. Зимой большой футбол заканчивается, а играть хочется. И друзья позвали поиграть «на город». А дальше у кого-то появились амбиции. А почему бы нам в первую лигу не заявиться? Заняли там первое место. А почему бы не поиграть в высшей? Тогда нужен тренер. Вот этим тренером я и стал.

    С пляжным футболом тоже интересно вышло. Сергей Алейников через своего брата Анатолия и моего друга Сашу Даниленко, предложил собрать футболистов и сыграть в Италии небольшой турнирчик. Поехали — сыграли. И так каждый год. А потом пришло время создавать сборную. И давай решать, кто знаком с этим футболом? «А вон вроде ездили ребята». И пошло…

    — Стало быть, намеренно ничего не искали.

    — Нет, все спонтанно получается. Я когда закончил играть, для меня просто было важно где-то работать. Устроился в СДЮШОР-8 тренером. А чуть позже велели создать команду девочек. «Как так, в области нет ни одной девчачьей команды»! Дали 25 девочек от 12 до 22 лет и сказали — лепи что-нибудь. И еще пожелали удачи напоследок:).

    — Получилось слепить?

    — Мы начинали с 0:16 в матчах против чемпиона. Сейчас мы этих соперниц 9:1 обыгрываем. Мы подросли, а у них проблемы появились. С нынешним чемпионом мы только 0:3 играем, с вице-чемпионом в ничью. Прогресс есть — и это главное.

    «А как межсезонье — обратно в часть»

    — Вы уроженец Солигорска, а живете в Гомеле. Как так?

    — Действительно, азы футбола постигал в Солигорске. После восьмого класса уехал в Москву в «Трудовые резервы». Три года пробыл там. Выступал за сборную Москвы, дубль «Торпедо», звали и в дубль «Динамо». Мне тогда 15 лет было. Маячила армия. В Москве возникли трудности с этим делом. Что-то надо было химичить с пропиской, а я не хотел. В итоге вернулся в Солигорск, где и отслужил.

    — Служили-играли или служили-служили?

    — Провел в части где-то полгода. Прошел курс молодого бойца. А остальное время играл за «Шахтер». А как межсезонье — обратно в часть.

    — И как в войсках?

    — Все прочувствовал, но некоторых вещей избежал. Дедовщина была, но кулаками махать не приходилось. Песенок я тоже никому не пел, хотя меня настоятельно просили. Приходилось хитроумными путями и способами показывать, что заставить меня будет не так-то просто. Я специфический человек. Понимал, что если буду хлюпиком, могу и отгрести.

    — Гомель стал вам родным городом?

    Когда приехал в Гомель, сразу почувствовал разницу в отношении людей. Теплее они. Все-таки юг страны:)

    — Я живу в этом городе уже 13 лет. Когда приехал в Гомель, сразу почувствовал разницу в отношении людей. Теплее они. Все-таки юг страны:).

    «Успел одного между ног проверить»

    — За «Шахтер» вы играли с 82-го по 83-й. Это что получается: первую игру провели в 14 лет?!

    — Да! Мне было 14 лет и несколько месяцев. Играли против жодинского «Торпедо». Колотун был просто огромный. Ноги ватные. Меня выпустили на 20 минут. Действовал на таком пределе… Понимал, что для меня это был огромный аванс. Успел одного между ног проверить — видимо от страха.

    — Так в таком возрасте же нельзя, наверное?

    — Мне разрешили, я прошел медосмотр. После этого выходил еще в нескольких играх.

    — Может, рекорд установили?

    — Не знаю, не встречал и не слышал, чтобы кто-то в таком же возрасте дебютировал. Знаю, что, будучи младше, играть нельзя. А с 14-ти лет по разрешению родителей можно. Главное, чтобы доктор дал добро.

    — В Москву поехали в 15. Как она вас встретила?

    — Играл за сборную Москвы с Колывановым, Сашей Ереминым (вратарь, который погиб в аварии), Костей Сарсанией. Хорошая команда была. Оказался на голову сильнее всех. Пошли приглашения. Звали в «Локо», но мне тренер говорит: «Если мы их обыгрываем, зачем ты туда пойдешь?».

    — А вне футбола как вам город?

    Мы все быстро разузнали, изъездили метро. Все хитрости просекли. Фарцовки разные. Успевали купить костюм, продать и заработать на этом

    — Все было интересно. Это ж столица. Мы все быстро разузнали, изъездили метро. Все хитрости просекли. Фарцовки разные. Успевали купить костюм, продать и заработать на этом. Жить как-то надо было. Потребность в деньгах в Москве ощущалась.

    — Родители с легким сердцем отпустили?

    — В принципе, да. Пришел домой и сказал маме, что уезжаю в Москву. Я ж уже взрослый был. В 82-м году из Солигорска перекладными с друзьями ездил на матчи минского «Динамо». Болели, мечтали, что мы когда-то выйдем на поле этого стадиона и сыграем в этой команде.

    «Поле такое ужасное…»

    — Помните первый суверенный чемпионат?

    Помню, что нас болтало страшно. Дерби „СКБ-Локомотиву“ проиграли, а в следующем туре дома разгромили минское «Динамо» 3:0

    — Конечно, и матч первый помню. Играли в Жодино. Выиграли 3:0 или 3:1. Я тогда пенальти забил и открыл статистику по голам за КИМ в суверенном чемпионате. Помню, что нас болтало страшно. Дерби «СКБ-Локомотиву» проиграли, а в следующем туре дома разгромили минское «Динамо» 3:0. У меня даже диск с той игрой сохранился.

    — Интересно было бы посмотреть…

    — Я один раз пересматривал. Поле такое ужасное…

    — … и молодой Новицкий у микрофона.

    — Тогда Новиков комментировал.

    — Когда обыгрывали «Динамо», вы понимали, что это тот самый клуб, за который ездили болеть мальчишкой?

    — Я прошел вторую лигу СССР, и особого пиетета не испытывал ни перед кем. После того матча на меня и обратили внимание. Позвали в «Динамо» и в сборную.

    — И вы стали участником первого матча в ее истории. Помните свое настроение?

    Вообще, начало у сборной было очень интересным — ездили в турне по Южной Америке

    — Конечно. Играли с Украиной дома. Волновался. Сборную Украины мы тогда не знали особо. Знали только, что будет играть Кузнецов и Михайличенко. Хорошо, раз не проиграли. И первый блин комом не получился. Вообще, начало у сборной было очень интересным — ездили в турне по Южной Америке. Да и сама команда хорошая была: Метлицкий, Гоцманов, Величко, Сацункевич, молодые Хацкевич и Белькевич.

    — Но на дебюте за «большую» сборную вы не остановились. В вашем активе и первый матч пляжной сборной Беларуси…

    — Точно. Играли с испанцами. Проиграли 0:5. На том турнире в 1/8-й чуть Италию не обыграли. Если бы не судейские решения, прошли бы. За три минуты до конца, при счете 3:3, забиваем. Но гол, непонятно почему, отменяют. А спустя пару минут пропускаем. Наверное, никто бы не понял, пройди мы дальше.

    «Был не готов к легионерству»

    — Особняком стоит датский период в карьере. Как оказались на севере?

    — Поступило предложение попробовать себя за границей. Мы с Сергеем Вехтевым и Юрой Вергейчиком были на просмотре в Германии. Один агент нас возил по клубам. Сергей остался в Дортмунде. Вергейчик в Бельгии обжился. А мной заинтересовался датский «Вейле».

    — И как?

    Сейчас многие молодые футболисты, которые хотят уехать, начинают себя пораньше готовить. Учат язык, а у меня с ним была проблема

    — Был не готов к легионерству. Сильно скучал по дому. Сейчас многие молодые футболисты, которые хотят уехать, начинают себя пораньше готовить. Учат язык, а у меня с ним была проблема. Не знал толком ни английского, ни датского. Больше думал не о футболе, а о том, как бы у меня контракт закончился скорее.

    Хотя дебют получился сказочным. На 15-й секунде забить «Брондбю» — дорогого стоит. Меня признали лучшим игроком в команде. Но потом пошли «непонятки»: или я неправильно понимал тренера, или он меня. Я начал выпадать из состава. Психологически сумел втянуться месяцев через восемь. Сдал на права, подучил язык. Вроде все пошло по восходящей, но начались травмы. Дважды по голове получил. Долго восстанавливался. В общем, забил в итоге всего три мяча. Об одном говорил, второй на 17-й секунде, а третий признали лучшим голом апреля. Что ни гол, то событие :)!

    — Проблема только в языке была?

    — Я не смог перестроится в тренировочном процессе. Не понимал, как себя вести. Если здесь мог себе позволить тренироваться на 70%, то там я просто обязан был выкладываться на все сто. Они ж там если работают, то по полной. Тогда не понимал, что футбол — это шоу. Что надо руками махать, кричать. А я думал, будто это понты. В Беларуси мы не могли такого понять. Не надо бояться эмоций при праздновании забитого мяча. Майку снять, жестами что-то показать это нормально. А у нас как? Забил — голову опустил и пошел. Мол, я скромный, не хочу себя показывать. Это не правильно. В этом мы отставали на много.

    «Был какой-то потолок»

    — Ваша карьера длилась более 20 лет. Здоровье, наверное, железное…

    — До декабря 2000-го, когда попал в аварию и закончил играть, чувствовал себя прекрасно. Но пришлось целый год восстанавливаться. Все болело: тело, суставы. Думал, что карьере конец. Но меня попросили поиграть в Речице. Так сказать, подвигаться на прямых ногах. Попробовал — получилось. И решил поиграть еще пару лет. Заметил, что суставы болеть меньше стали. Все прошло. Играл бы и дальше, если бы не совершил ненужный переход в «ЗЛИН».

    — А что случилось там?

    Не хочу вспоминать. Глупый переход. В клубе работали несерьезные люди… В общем, пришлось все закончить.

    — Довольны тем, как карьера прошла?

    — Все шло так, как надо. Чего достиг, того достиг. Наверное, был какой-то потолок. Хотя чувствую, что потенциал полностью раскрыть не сумел или просто не получилось.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы