Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Не такой уж я и колхозник»

    Прожив 21 год, Дмитрий Хлебосолов успел отметиться экстремально ранним дебютом в первой лиге, поиграть за московский «Спартак», стать третьим бомбардиром в истории молодежной сборной Беларуси, а также жениться (очень скоро Дима станет отцом). Нападающий «Нафтана» не заморачивается по поводу рекордов легендарного отца, считает себя не симулянтом, а веселым и жизнерадостным человеком, любящим эпатаж в социальных сетях.

    Дмитрий Хлебосолов не понимает, откуда у него взялась слава симулянта
    Дмитрий Хлебосолов не понимает, откуда у него взялась слава симулянта
    HlebosolovДмитрий Хлебосолов не понимает, откуда у него взялась слава симулянта Иван Уральский

    Прожив 21 год, Дмитрий Хлебосолов успел отметиться экстремально ранним дебютом в первой лиге, поиграть за московский «Спартак», стать третьим бомбардиром в истории молодежной сборной Беларуси, а также жениться (очень скоро Дима станет отцом). Нападающий «Нафтана» не заморачивается по поводу рекордов легендарного отца, считает себя не симулянтом, а веселым и жизнерадостным человеком, любящим эпатаж в социальных сетях.

    — У Михаила Афанасьева — лучшего бомбардира «молодежки» в ее истории — 11 голов на счету. У вас с Дмитрием Рекишем пока по 8…

    — Честно, у меня нет стремления к рекордам. Я нападающий — должен забивать, пользу команде приносить. На статистику даже не смотрю.

    — Звучит, как отговорка. Неужели личные достижения никак не трогают?

    — Конечно, приятно забивать. Мне вообще голы в большей степени даются в сборной. В «Спартаке» особо не играл, в основном, восстанавливался. А когда приезжал в сборную, удавалось отличаться забитыми мячами.  

    — Команде будет чрезвычайно сложно пробиться на Евро. Согласен?

    — Согласен. Но руки-то опускать не надо. Правильно? Есть шанс, значит, будем за него цепляться. Сложно, конечно, придется с немцами на выезде. Но что сможем, то сделаем.

    — Сборная живет под постоянным прессингом. Игроки его действительно ощущают?

    — Ощущается давление — в прессе и интернете много чего понаписано. Но мы не обращаем внимания. Это дело тех людей, которые критикуют команду. А наше — выходить на поле, играть. Остальное футболистов не касается.

    — Юрий Шуканов отказался от эксклюзивов до конца года, ограничив общение со СМИ пресс-конференциями. Будучи внутри команды, создается впечатление, что тренер остро воспринимает обсуждение сборной?

    — Как он реагирует?.. Шуканов говорит нам, что у команды есть определенная цель — играть в футбол, в первую очередь. Мы не собираемся отходить от этой точки зрения. Будем делать то, что считаем нужным.

    — Это твое «играть в футбол» подразумевает результат?

    — Понимаешь… Как тебе сказать…

    — Скажи как-нибудь.

    Детско-юношеским периодом подготовки мы приучены отбиваться. Если в Европе обучают настоящему футболу, то у нас — нет.

    — Просто мы сейчас хотим больше контролировать мяч, играть комбинационно. Считаю, это правильно. Дело в том, что детско-юношеским периодом подготовки мы приучены отбиваться. Если в Европе обучают настоящему футболу, то у нас — нет. Мы уступаем соперникам в технике… Да практически во всем.

    — Как говаривал Геннадий Близнюк: «Бей вперед — игра придет».

    — Да. Скажу одно — собирайся мы почаще, все было бы по-другому. А так времени обучиться не хватает.

    — Мы говорим так, будто сейчас не середина квалификации, а начало подготовки к ней. Не считаешь, что обучением стоило заниматься в прошлом году?

    — А ты предлагаешь, чтобы мы играли в «бей-беги»?

    — Не о том речь. Создается впечатление, будто результат для команды вторичен.

    — Результат, безусловно, важен…

    — Честно, со стороны ты не производишь впечатление человека, который верит в итоговый успех.

    — Почему не верю? Я ж тебе сказал, что шансы у нас есть. Будем играть дальше.

    ***

    — Реакция прессы команду не заботит. А мнение Георгия Кондратьева, который считает, что у вашей сборной нет шансов, как парируешь?

    — Сколько людей — столько мнений. У Кондратьева одно, у наших тренеров — другое. Не знаю… Да, что-то не получается. Но в то же время были ведь и хорошие игры. На Кипре вон. Мы соперника полностью переиграли. В Греции действовали неплохо, добились результата. Просто как-то получается, что дома победить не можем.

    — Аура плохая?

    — Да. Все против нас — журналисты, тренеры, футбольная общественность.  

    — Ты ведь по возрасту проходишь в команду Кондратьева.

    Ни на один сбор меня не вызвали — ни в олимпийскую команду, ни в предыдущую «молодежку»...

    — Прохожу. Но ни на один сбор меня не вызвали — ни в олимпийскую команду, ни в предыдущую «молодежку»… Не хочу это обсуждать. Дело тренерское. Позовут — буду только рад оказаться полезным. Выложусь на полную катушку. А пока… Может, я ростом не вышел, может, техники для этой команды не хватает.

    — Обидно?

    — Каждому футболисту хотелось бы попадать во все сборные. Ну, не получается — ничего. Есть «молодежка». Концентрирую все мысли на ней. Дай Бог, чтобы вызвали в олимпийскую сборную, буду думать тогда и об этой команде.  

    ***

    — Одно из твоих последних интервью озаглавлено: «На «Голсе» написали, что мы — отбросы». Скажи, пожалуйста, кто из наших ребят вас так обозвал?

    — Какой-то журналист на Goals.by Олегу Патоцкому такой вопрос задал.

    — Он напротив тебя сидит… Но слово «отбросы» использовал сам Олег.

    — Нет, было как-то по-другому. Не помню как…

    — Смысла спорить, в общем, нет. Давай обратимся еще к одному интервью из этой серии. Алексей Гаврилович поделился своим мнением относительно конфликта с Шукановым. А как ты смотришь на сложившуюся ситуацию?

    — Ну, что-то говорить по этому поводу не хочется. Обсуждать сложившуюся ситуацию я не вправе. Вызов или невызов того или иного игрока — личное дело тренера… Да, Леша — мой очень хороший друг. С Соловьем мы тоже дружим. Но это не дает мне повода для обсуждений тренерских решений. Не то, чтобы это запрещено, просто не принято. Как-то так.

    — Ты на рожон не лезешь.

    — Не лезу. Не могу это обсуждать.

    ***

    — В 1996-м году Андрей Хлебосолов забил 34 мяча за «Белшину» — рекорд до сих пор не побит. В 2011-м его сын Дмитрий — 5 за «Нафтан». Что скажешь по поводу своей клубной результативности?

    — Ну, что скажу?...

    — Беда?

    Пять голов для нападающего — очень мало... Просто год у меня нынешний занят становлением после тяжелой травмы.

    — Беда. Я своим результатом вообще не доволен. Пять голов для нападающего — очень мало… Просто год у меня нынешний занят становлением после тяжелой травмы. Понимаешь, это своего рода переходное состояние. Не знаю, как там все сложится со «Спартаком», в который мне возвращаться из аренды. Не знаю, в какой команде я окажусь. Но надеюсь, в следующем году все будет по-другому — играть буду больше и забивать — тоже… Я, кстати, в кубке три забил. Восемь голов получается :).

    — Отец — нападающий, ты — нападающий. Как так получилось?

    — Брату моему 12 лет — тоже нападающий. Я просто взял пример с папы. Он занялся мною с самого раннего детства. Наше с братом пребывание в футболе — большая заслуга отца.

    — Андрей Николаевич до сих пор тебя контролирует?

    — Конечно. Смотрит игры, звонит, подсказывает.

    — «Травит» время от времени, мол, я-то в твои годы?

    — Не особо :). Просто подсказывает. А по поводу отцовских показателей я не заморачиваюсь — все еще впереди.

    — Знаешь, как называли автобус «Белшины» в те времена?

    — Нет.

    — «Вагон-ресторан».

    — Почему?

    — Ну, а чем можно в вагоне-ресторане заниматься?

    — Ну, не знаю… Обедать-ужинать, наверное :).

    — Папа никаких историй не рассказывал? Мы хотели его в рубрику «Давно не слышали о Вас» пригласить. Но дело пока как-то не движется.

    — Нет, не рассказывал. Мне самому интересно, почему автобус так называли. Я маленьким в нем ездил. Все было довольно культурно :).

    — А автобус «Нафтана» на выездах — «вагон-ресторан»?

    — Я вообще не знаю, что такое «вагон-ресторан» :).

    — На обратном пути с выездов вообще не пьете в автобусе?

    — Нет. Вообще, никто не пьет. Может, максимум — бокальчик пива или вина после игры. Это нормально… Это Европа :). 

    ***

    — Многие думают, что ты родом из Барановичей.

    Родился я в Бресте, когда отец играл за „Динамо“. Вырос в Бобруйске. До моих лет 13-14 там мы и жили. А потом уже были Барановичи.

    — Родился я в Бресте, когда отец играл за «Динамо». Вырос в Бобруйске. До моих лет 13-14 там мы и жили. А потом уже были Барановичи. Обжились мы там. Я привык к городу.

    — Став главным тренером тамошней команды, Андрей Николаевич сразу привлек тебя?

    — Нет. Еще совсем маленьким был. Поехал сперва в РУОР. В Минск к Зыгмантовичу. Годик побыл в столице. А потом в 15 лет отправился в «Барановичи» и понемножку стал выходить на замену.

    — Ты дебютировал в первой лиге в весьма нежном возрасте.

    — 15 лет мне было.

    — И забил в том сезоне пару мячей.

    — Да. Первый сезон — два. Второй — семь. Третий — 14.

    — Помнишь свой дебют?

    — Честно, нет. Помню только, как забил впервые. Я еще под стол ходил пешком. С «Верасом» играли. Пошла подача, и я забил головой. Сыграли 1:1.

    — Отнюдь не гулливеровские габариты не осложняют жизнь?

    — Вообще, никак! Главное — занять правильную позицию. Тогда можно и головой нормально играть. Ну, и что, что маленький!? Вот я в тренажерку хожу. Качаюсь, чтобы можно было потолкаться с тафгаями из обороны :).

    — Нынешние проблемы «Барановичей», которые при тебе постоянно прогрессировали, как-то трогают?

    — Конечно. Три года провел в команде. Сейчас там такое творится… Я считаю, это неправильно со стороны руководства города. Помню, как на футбол в Барановичах ходили по четыре-пять тысяч болельщиков…

    ***

    — Жил ты себе в провинциальных Барановичах, чуть-чуть побыв в Минске, и вдруг оказался в столице России. Какими были ощущения?

    — Ну, не такой-то я уже и колхозник, как тебе кажется :).

    — Никто же не говорит, что ты колхозник.

    — Я и в Минске годик пожил, и по Беларуси поездил.

    — Допустим, но тот же Минск — город, который засыпает в 23…

    — О, ну, в Москве в 23 весь движ только начинается :). Сперва жил на базе в Тарасовке. Периодически выезжал в город — в кино, кафе. Два-три месяца привыкал. А потом обжился. Подружился с ребятами. Стал квартиру снимать. Вот и привык быстро к Москве. Сейчас нормально ориентируюсь в городе.

    — Татуировки из Москвы привез?

    — Нет, в Беларуси делал.

    — Расскажи.

    Есть изображение Девы Марии. Посвящение маме — надпись „Елена“. Есть место моему Ангелу Хранителю. И портрет жены.

    — Есть изображение Девы Марии. Посвящение маме — надпись «Елена». Есть место моему Ангелу Хранителю. И портрет жены.

    — Значит, у тебя уже есть жена?

    — Да.

    — Расскажи.

    — Недавно расписались. 20 сентября. Свадьбу пока не делали — отложили на следующий год. Потому, что пузо у нее уже выросло. Пока ждем ребеночка.

    — Кто у тебя родится?

    — Мальчик. Футболист. Никитой назовем.

    — Хорошее имя… Откуда твоя жена?

    — Из Барановичей. Нормальная, спокойная. Не колхозница :).

    — Да никто не говорит, что ты колхозник!

    — «Жил ты себе в провинциальных Барановичах» :).

    — А по-твоему Барановичи и Москва — это одно и тоже?

    — Да ладно — все нормально.

    ***

    — Белорусские судьи считают, что у Виталия Родионова подрос достойный сменщик в твоем лице…

    А что устроили эти судьи в нынешнем году... Нет слов!

    — Понимаешь, до того, как стал играть в нашей «вышке», мне почти не давали карточек за симуляцию. А что устроили эти судьи в нынешнем году… Нет слов! Вспомнить хотя бы недавний случай в Гродно. В Новополоцке сколько матчей было, когда нас убивали. Не понимаю, как так можно судить и оставаться безнаказанным?

    — Подожди. Двух рефери дисквалифицировали. Игорь Крук, который удалил тебя в первом туре…

    — А тот, который в Гродно судил?

    — Максимальное наказание для судей — дисквалификация на четыре матча. А Алексея Кульбакова отстранили до конца сезона.

    — Это хорошо… Когда рвут полмайки, рефери говорит: «Вставай! Чего ты симулируешь?» Я ему показываю рваную майку, а он мне — желтую карточку. Это неправильно. Могу доказать — второго комплекта не было, так что майка зашитая сохранилась.

    — Во время мачта ее штопали?

    — Нет. Наверное, после игры завезли в ателье и зашили.

    — То есть в клубе высшей лиги нет второго комплекта формы?

    — Может, размера моего нет. Есть, наверное, только XXL какой-нибудь, а у меня эмочка.

    — То есть ты до конца сезона будешь играть в этой порванной майке?

    — Да не порванной — с латочкой она :).     

    — Прелесть какая… Так вот мы о чем. Ты не считаешь, что заработанная репутация симулянта не даст спокойно жить?

    — Как тебе сказать… Может, был бы я в другом клубе, судили бы получше. Не знаю, чем им так дался «Нафтан». Большинство арбитров нас реально убивают.

    — Значит, с судьями у тебя плохие отношения.

    — Не говорю, что все арбитры такие. Но большинство судят нас странно. Разговаривал с арбитрами перед играми. Говорю, за симуляцию ни одной карточки до этого года не дали. Вот только с Кипром недавно играли — получил. А в высшей лиге мне уже столько их показали… Я думаю, это не просто так. Есть же какое-то начало… Вот тот же Левчук из Бреста. Судил нас в Пинске с литовцами. Человек убил нашу команду — опозорил перед местными болельщиками. Мы проиграли 0:2.

    — Поясни.

    Литовцы били в спину, били в шею. Мы потом узнали — оказывается, они до этого что-то начудили. Руководство сказало, мол, если белорусов не обыграете, полкоманды уберем.

    — Литовцы били в спину, били в шею. Мы потом узнали — оказывается, они до этого что-то начудили. Руководство сказало, мол, если белорусов не обыграете, полкоманды уберем. Вот пацаны и вышли убивать. Такие тафгаи. А чудак сделал половину нашей команды симулянтами, когда наших ребят били. Наверное, он и разнес по федерации, что я такой-сякой — симулянт, в общем.

    ***   

    — Какой Дмитрий Хлебосолов вне футбола?

    — Даже не знаю, что тебе сказать.

    — Чем ты занят в свободное время, кроме того, что заботишься о беременной жене?

    — Если честно, для меня очень важны близкие люди — родственники, друзья. Люблю проводить с ними время. Часто езжу в Минск — к Леше Гавриловичу, Саше Кугану, Андрюхе Залесскому. Что еще сказать?

    — Что ты дико трешишь «В контакте»…

    — Не понял.

    — Если плохое настроение, надо заходить на твою страницу.

    — Ну, вот я такой).

    — В трусах и сапогах?

    — Пускай люди посмеются, обсудят, подымут себе настроение. Это прикольно. Я «В контакте» появляюсь только, чтобы веселее становилось.

    — Песня «На теплоходе музыка играет», установленная у тебя на тонинге, — дань 90-м?

    Была бы возможность установить «Седую ночь» Шатунова, отдал бы ей предпочтение. Но в списке ее не оказалось.

    — Мне нравится. Была бы возможность установить «Седую ночь» Шатунова, отдал бы ей предпочтение. Но в списке ее не оказалось. Поставил про теплоход.

    — Веселый, в общем, ты парень?

    — Да, веселый и жизнерадостный. Люблю посмеяться.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы