Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Подумал, что великий футболист…»

    Когда-то он забивал 70 процентов голов юношеской сборной и пробивался в «основу» «Крыльев Советов». А сейчас набирает былую форму, играя в первой лиге за «Сморгонь». Не юный, но все еще перспективный Виталий Рушницкий откровенно рассказал о своих взлетах и падениях. Вспомнил, как на его игру приезжали смотреть скауты «Милана» и «Челси». Поведал о залетах, но заверил, что одумался и начал исправляться.

    Виталий Рушницкий ныне не в восторге от своих юношеских залетов
    Виталий Рушницкий ныне не в восторге от своих юношеских залетов
    RushВиталий Рушницкий ныне не в восторге от своих юношеских залетов Фото из личного архива Виталия Рушницкого

    Когда-то он забивал 70 процентов голов юношеской сборной и пробивался в «основу» «Крыльев Советов». А сейчас набирает былую форму, играя в первой лиге за «Сморгонь». Не юный, но все еще перспективный Виталий Рушницкий откровенно рассказал о своих взлетах и падениях. Вспомнил, как на его игру приезжали смотреть скауты «Милана» и «Челси». Поведал о залетах, но заверил, что одумался и начал исправляться.

    — В последнее время о тебе не слышно. Будучи игроком «Крыльев Советов», ты находился на виду, но потом пропал. В чем дело?

    — Тогда в «Крылья» пришел Юрий Газзаев и с собой привел около 20 новых футболистов. В первых двух турах я играл за дубль, забил 3 мяча. Однако потом даже не попадал в заявку на матчи резервистов. Объясняли, мол, новый тренер, новые игроки, на которых он полагается. Через месяц мне предложили уволиться. Я мог, конечно, этого не делать, и по-прежнему, не играя, получать деньги. Но решил, что смогу быстро найти себе клуб — по обоюдному согласию разорвали контракт. Так и уехал домой.

    Тренировался в «Минске». Но не сошлись по финансам. Потом «Неман». Радушко был готов взять в команду, а пришедший на его место Корешков сказал: «Ты ничем не поможешь клубу». Так полгода просто просидел дома. Это был 2010-й. Хотя агент говорил про варианты трудоустройства в «Шиннике», «Химках», краковской «Висле». Но что-то не срослось. В январе поехал в Казахстан на контракт с хорошими условиями. По прилету узнал, что спонсоры отказались от клуба, и он распался. Уже потом встретил Александра Бразевича. И он предложил перейти в «Ведрич»: «Давай наберешь форму, и потом поедешь за границу. Зачем сейчас мучиться?»

    Согласился. Летом ушел. По знакомству устроился в «Сморгонь». Такая вот жизнь. Конечно, причины такой ситуации во мне. Будучи молодым, почувствовал славу, деньги… Растерялся. Сейчас исправляюсь. Думаю, в новом году все будет нормально. Имеются хорошие варианты за границей. Есть люди, которые меня знают и хотят помочь. Говорят, сами были такими, в курсе, что это такое.

    — А в «Крыльях» контракт был еще на несколько лет?

    — Два года оставалось по контракту. Через месяц после моего ухода Газзаева уволили, и мне позвонили из клуба: «Видишь, месяц не потерпел, а так, может, играл бы». Но так получилось.

    — Бразевич хорошо тебя знает еще по юношеской сборной, где он был помощником Андрея Зыгмантовича.

    С «Ведричем» я подписывал контракт на год, но ушел, так как условия были не те. В „Сморгони“ предложили в два раза больше

    — К Зыгмантовичу очень хорошо отношусь. Премного ему благодарен. С Бразевичем тоже хорошо общаемся. С «Ведричем» я подписывал контракт на год, но ушел, так как условия были не те. В «Сморгони» предложили в два раза больше. Кормить семью все-таки надо. И, главное, — игровую практику имею. В «Ведриче» не всегда играл. Летом звонили из латвийского «Металлурга», но не успели сделать визу до закрытия трансферного окна.

    А по нашей высшей лиге скажу так. Закрепиться тут непросто — репутация мешает. Уезжая в Россию, не думал, что вернусь. Да и случались у меня залеты, если честно. Был молодой, глупый, горячий. И сейчас характеристика не лучшая. Шуканов почему-то меня не взлюбил. Ни разу не пригласил на сбор «молодежки», хотя за юношескую сборную я забил 70 процентов мячей. Ради приличия вызвали бы на один сбор. Меня ведь ни разу не видели в деле.

    — В опале оказались Гаврилович и Соловей, с которыми ты играл за динамовский дубль.

    — Да, мы общаемся. У них свое мнение. У Шуканова есть какие-то схемы, которыми он пользуется. Они этого не понимали и начали предъявлять претензии. А кто Юрий Владимировичу что-то говорит в упрек, в сборной больше не появляется. А Леша и Артем — ребята с характером. Они высказались — и в «молодежке» их больше нет. Хотя в олимпийскую сборную регулярно вызываются. Это, считаю, смешно. Соловей на данный момент — один из сильнейших полузащитников в чемпионате. А в «молодежку» вызываются люди со второй лиги. Не знаю, почему так.

    Шуканов сказал: „Пусть Рушницкий играет хоть в „Реале“, я его не вызову“

    Хотя всем понятно. У Шуканова есть свои интересы. Он ребят тянет. Я это знаю. Мои агенты с ним общались — без шансов. Он сказал: «Пусть Рушницкий играет хоть в «Реале», я его не вызову». Почему такое отношение именно ко мне — вопрос. И это притом, что я в хороших отношениях с Кириллом Альшевским. Мы знакомы еще с тех времен, когда я был в РУОРе, а он помогал там Юрию Пышнику. Да и при Солодовникове, когда я из Самары приезжал в сборную, тоже хорошо общались. Без понятия, почему он не замолвил словечко, чтобы меня хоть раз вызвали в сборную. Но они тренеры — они принимают решение. Я обиды не держу. Наверное, и сам виноват в чем-то.

    Только вот одно гложет. В той же первой лиге есть хорошие ребята. Тот же Николай Фастов — лидер «Сморгони», очень приличный левый полузащитник. А в «молодежку» вызываются люди из третьего дивизиона или дубля команд высшей лиги. То есть, людям по 20 лет, а они играют в дубле с 16-летними, которые порой их просто боятся. В общем, обидно, что не дали и единого шанса, который, считаю, заслужил.

    — Бразевич говорил, что пять лет назад ты выглядел сильнее, чем сейчас. Александр Вячеславович хотел помочь тебе вернуться на прежний уровень.

    — Да, он хотел помочь. И после тренировок оставлял менял, хотел что-то подправить. Пять лет назад, если честно, представители «Челси» приезжали на меня смотреть. Тогда мы вместе с Политевичем за сборную играли. Когда в Чехии выступал за «Динамо» на юношеском турнире, приезжали из «Милана». Думаю, тогда и почувствовал себя великим футболистом. А на самом деле это было не так. Получилось, что футбольная жизнь меня отбросила назад.

    — То есть, скауты «Челси» и «Милана» выходили на тебя!? Были переговоры?

    — Да. Мы разговаривали. Из Англии приезжали представители «Челси», когда мне было 19 лет. Сборная играла в Словении. Тогда я был игроком «Крыльев». С «Челси» ничего не вышло. А вот польская «Ягеллония» прислала факс. Хотели выкупить мой трансфер. Даже фигурировал сумма: 200 тыс. евро. Но в Самаре не согласились со мной расставаться, а вскоре пришел Газзаев, и я оказался не у дел. Мог, конечно, играть во второй лиге, но не хотел туда лезть. Этот год «отпылил» в первой. Посмотрим, как будет дальше. Возможно, и найду у нас клуб в высшей лиге. Каждому игроку надо найти своего тренера. Важен подход. А его нет. Одни говорят, что репутация плохая. Другие — хорошая.

    — Ты говоришь про репутацию, залеты. Как все так получилось?

    А я ушел из «Динамо» со скандалом. Тогда ведь как получилось? Меня обманули. Дали подписать пустые листы — якобы на повышение зарплаты

    — В январе этого года хотел вернуться в «Динамо». Звонил Солодовникову, он пообещал поговорить со Стрельцовым. Потом перезвонил и пересказал слова Валерия Ивановича. Суть была в том, что в «Динамо» подбирались такие игроки, которые не рассказывали бы тренеру, как надо играть, формировалось команда с хорошим микроклиматом под серьезные задачи. А я ушел из «Динамо» со скандалом. Тогда ведь как получилось? Меня обманули. Дали подписать пустые листы — якобы на повышение зарплаты. Подписи я поставил. Тогда малой был, боялся — сидят взрослые люди и говорят: «Подписывай. Это на повышение зарплаты». Потом мне позвонил агент и сказал, что у меня контракт с «Динамо» еще на три года, хотя договор как таковой я не подписывал. Пришлось ссориться, говорить, что хочу уйти. «Крылья» заплатили отступные, и я переехал в Самару. И в Беларуси сложилась такая репутация, что со скандалами ухожу из клубов. С «Белшиной» тоже так получилось. Причитающиеся деньги мне до сих пор не отдали. Так и говорят, что я такой-сякой, были залеты. По молодости, естественно, много соблазнов. Те же ночные клубы, если честно.

    — Из «Динамо» ты ушел в 2008 году?

    — Да, в марте.

    — Если не ошибаюсь, тебя наигрывали в основном составе на сборах перед сезоном 2007 года. Тогда тренером был Петр Качуро.

    — Петр Петрович дал мне шанс. Я забил в товарищеском матче. Потом съездил на все сборы. Он на меня надеялся. В начале сезона играли в кубковых встречах с «Неманом» (2:1 победили и 0:3 уступили). После этого Качуро сняли, а пришедший Хацкевич сразу отправил меня в дубль. Хотя раньше с ним общались хорошо. Мне стали поступать предложения из России. Подумал, что лучше быть в дублирующем составе российского клуба, чем здесь.

    В Самаре был под основой. Тренировался у Слуцкого с основным составом. Все было хорошо. Кстати, Леонид Викторович, когда узнал, что я уволился из «Крыльев», позвонил и спросил: «Как так? Что там творят? Ты же перспективный парень. Не скажу, что ты будешь играть в английской премьер-лиге, но в российской — можешь».

    — Со Слуцким давно общался?

    Через несколько лет Слуцкий будет тренером сборной России. Все к этому идет

    — Нет. С ним вообще очень приятно общаться. На базе со Слуцким играли в шашки, нарды. Сильнее тренера я не встречал. Умный, начитанный. Он может рассказать все про любого футболиста российской премьер-лиги: какой ногой бьет, вес, рост. Естественно, разговоров про то, что он пригласит ЦСКА сейчас и быть не может. Но он всегда готов помочь. Со Слуцким в дружеских отношениях. Он к белорусам хорошо относится. В Самаре на какой-то момент было пять наших футболистов: я, Политевич, Сквернюк, Ковба, Калачев. Через несколько лет Слуцкий будет тренером сборной России. Все к этому идет.

    — Слуцкий в хороших отношениях с Гончаренко. Возможно, он мог бы поговорить, чтобы тебя пригласили на просмотр в Борисов?

    — БАТЭ играет в Лиги чемпионов, там свои игроки. Туда сложно попасть. Да и если реально посмотреть ситуацию: из первой лиги в БАТЭ? Хотя вот Королюк в этом году выстрелил, является лучшим бомбардиром. Его в БАТЭ готовы взять. Я же забил четыре мяча.

    — Чем запомнился период в Самаре? Тогда ведь играл Ян Коллер, который хотел взять если не 9-й номер, то 90-й, а он как раз был закреплен за тобой.

    — В тот период хорошо общался с Тимофеем Калачевым, Сергеем Политевичем и Иржи Ярошиком. Часто вместе и проводили время. Однажды сидели в кафе. Иржи на чешском с кем-то беседовал по телефону. Я спрашиваю: «С кем говорил?». А он: «С Коллером». Я был в шоке. Коллер — это, можно сказать, кумир. Сколько слышал о нем, смотрел матчи «Боруссии», «Монако». И Ярошик так спокойно говорит: «Приедет к нам». И потом Ян пополнил нашу компанию. Мы дружили, всегда были вместе. Коллер — отличный человек, сильнейший футболист. Когда он приехал в Самару, ему было 35, а на тренировках работал больше молодых. После «Крыльев» ему предлагали контракт «Аякс», «Гамбург» и китайский клуб. Но у него дочка шла в школу, и Ян решил вернуться в Монако, где у него дом. И доигрывал во втором французском дивизионе.

    Помню, на тренировке был случай. Первое участие Коллера в командном занятии. И что-то его незаметно. И тут идет подача, он выпрыгивает и как воткнет мяч в ворота, словно бильярдный шар в лузу. Все равно, если бы я выбил мяч с руки как вратарь. Слуцкий стоит и говорит: «Ого-го, надо брать! :)».

    На первых порах Коллеру было сложно говорить на русском. Но в детстве он учился в русской школе. И вот мы сидим, разговариваем, а Ян не может вспомнить слово. Я говорю Ярошику: «Иржи, подскажи». А он: «Пусть вспоминает». И так постепенно вспомнил, через два месяца он начал хорошо изъясняться.

    — Слышал, как в шутку говорили о лучшем способе выключить Коллера из игры: забрать у него бутсы. У него ведь какой-то реальный размер ноги, и обувь ему делают под заказ.

    — Да, у него 51-й размер. Хорошо, что у человека есть деньги на одежду и обувь под заказ. А если бы он не был богат, в чем бы играл? Один раз приехали на предыгровую тренировку на центральный стадион, а Коллер забыл бутсы. И вся команда ждала, пока автобус съездит на базу и привезет бутсы. Слуцкий так и сказал: ждем.

    Калачев обувал свои бутсы, залазил в бутсы Коллера, и еще оставалось место

    Или еще шутка была. Тренировка закончилась. Вторые бутсы Коллера стоят на бровке. Идет Олег Иванов и говорит: «Ребята, а кто здесь машину припарковал?». Калачев обувал свои бутсы, залазил в бутсы Коллера, и еще оставалось место.

    — Не тогда ли были залеты вместе с Ярошиком и компанией?

    — В Самаре ничего такого не было. Я профессионально относился к делу, работал на тренировках. Возле меня бегали миллионеры, и я стремился быть, как они. Это был хороший пример. А приезжая на выходные в Беларусь, расслаблялся. Мне говорили: «Посиди ты дома, отдохни, чтобы тебя никто не видел». Нет же — мне надо было в клуб. Естественно, я там встречал различных людей, тренеров. Меня видели. А я говорил: «А что? Я в сборной, в «Крыльях» — все будет нормально». В итоге как коснулось… Из «Крыльев» уволился, в Беларуси репутацию подпортил. И так тренеры не хотят приглашать в команду, брать на себя ответственность. Подумал, что великий футболист, была звездность. Сейчас осознал, что таких как я, может быть, десяток.

    — Возможно, Слуцкий привил любовь к книгам? Он и художественную литературу почитывает.

    — Не знаю, что он читает. Но он очень начитанный. Предположу, что Слуцкий работает по книгам. Как на самом деле — не в курсе. Еще вот вспомню такой случай. Предстоял матч с «Амкаром», у которого защитник Белоруков постоянно выдергивался из своей позиции. И на тренировке мы наигрывали это. «Основа» играла с резервистами, и Политевич должен был выдергиваться, чтобы была зона, в которую «ныряют» нападающие. Леонид Викторович говорил: «Подавайте на Белорукова, он забьет в свои ворота». Этого защитника еще при Хиддинке хотели в сборную привлечь. И вот матч с «Амкаром», делают подачу, и Белоруков срезает в свои ворота. Слуцкий подпрыгивает: я же вам говорил! И вот откуда столько человек знает?

    К каждому футболисту Слуцкий находит свой подход. Он сильный тренер и педагог

    И в человеческие качества у Слуцкого на высочайшем уровне. Как-то пришел я на тренировку грустным — нет настроения. Была небольшая травма, и занимался отдельно, бегая по кругу. Он направляется ко мне и говорит, чтобы после того, как закончу работу, подошел. Думаю, узнал, что ли обо мне что-то? Подхожу к тренеру. А он давай спрашивать, как девушка поживает. Я отвечаю, что нормально. Он спрашивает, почему грустный, не расстались ли? Да, говорю. Потом интересовался, как родители. И к каждому футболисту Слуцкий находит свой подход. Он сильный тренер и педагог.

    — За основой состав «Крыльев» не успел сыграть.

    — В официальных встречах два раза переодевался, чтобы выйти на замену, но не успевал появиться на поле. Играли в Москве с «Динамо». Тихонов забил со штрафного — счет стал 2:2. Слуцкий дает команду переодевать и выходить. Я уже стою на бровке, а мяч «ходит» сюда-сюда, и нет пауз в игре. Так и не вышел. Играл в товарищеских матчах. Еще был такой момент. Набрал хорошую форму. Слуцкий берет меня в Москву на «товарняк» с «Сатурном», в котором играл Леня Ковель. Вышел на 35 минут. Хорошо отыграл. Меня берут на сбор в Австрию (тогда еще был чемпионат Европы). А визу мне сделать не успевают. Ждал в Москве четыре дня, но так документы и не оформили. Пришлось вновь отправляться в дубль. Возможно, это был момент, когда мог бы заиграть, не пропусти это сбор.

    — Ты говорил, что, возможно, останешься в Беларуси, если будут варианты в высшей лиге. Сейчас как раз муссируются слухи, что в следующем году обеспечивать солидные зарплаты смогут только минское «Динамо» и БАТЭ, и большая часть футболистов разъедутся.

    Мой друг ездил делать визу в Польшу. Зашел в посольство, а там 30 футболистов

    — Да, говорят, клуб сможет платить игрокам то, что сможет заработать. Мой друг ездил делать визу в Польшу. Зашел в посольство, а там 30 футболистов. Видимо, все хотят туда уехать. Понятно, всех не возьмут, но все пытаются. Еще говорили, что максимальная зарплата в высшей лиге будет 12 миллионов. На сегодня это около полутора тысяч долларов. Не думаю, что хорошие футболисты будут играть за эти деньги.

    — В этом году ты уже был в «Витебске».

    — Летом мне позвонил директор клуба Столбицкий. Я приехал, и как раз была непонятная ситуация с тренером. Боровский меня и не видел. Сначала я сыграл за дубль. Потом на тренировке в двухсторонке и сам забил, и передачу отдал. На втором занятии играли «основа», которая готовились к матчу с «Динамо», и резервный состав. Второй состав победил 4:0, а я отдал все голевые пасы. Ребята потом звали поехать и где-нибудь посидеть. Я отказывался, говоря, что еще контракт не подписал. А они успокаивают: ты же в порядке, четыре передачи отдал. Тем не менее, остался на базе. И подходит Синковец: «Виталя, ты сейчас не готов. Как наберешь форму, так и приезжай». Потом узнал, что денег в клубе вообще нет, люди мучаются. Возможно, было и к лучшему, что не подписал контракт. Да и еще один витебский агент говорил, что он первоначально знал, будто меня не подпишут. В эти дела я не вмешивался. Нет, так нет.

    — Что скажешь в заключение разговора?

    — Были мои ошибки. Сейчас исправляюсь. Повзрослел. Годы летят. Но обо мне еще услышит страна, и я буду играть на хорошем уровне.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы