Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В Эстонии без плетки никак»

    Данная рубрика предполагает интервью-воспоминания. Этот разговор вполне мог пройти под шапкой «Большой». Но хлеб у коллег отбирать не буду, так что назовем его «серьезным». Юрий Свирков рассказывал о своем проекте под кодовым названием «Лига чемпионов» с небольшими вкраплениями воспоминаний о Грозном и жителях Кавказа, о неудачной попытке расшевелить эстонцев и книгах по военной стратегии.

    Юрий Свирков первые в жизни испытал счастье после выигрыша Кубка Беларуси
    Юрий Свирков первые в жизни испытал счастье после выигрыша Кубка Беларуси
    SviЮрий Свирков первые в жизни испытал счастье после выигрыша Кубка Беларуси Юлия Чепа

    Данная рубрика предполагает интервью-воспоминания. Этот разговор вполне мог пройти под шапкой «Большой». Но хлеб у коллег отбирать не буду, так что назовем его «серьезным». Юрий Свирков рассказывал о своем проекте под кодовым названием «Лига чемпионов» с небольшими вкраплениями воспоминаний о Грозном и жителях Кавказа, о неудачной попытке расшевелить эстонцев и книгах по военной стратегии.

    — Последним местом вашей работы был эстоский клуб «Нарва-Транс». Чем занимаетесь сейчас?

    — Нахожусь в основном в Беларуси и периодически выезжаю в Киев на обучение (категория Pro — Goals.by). Осталось две сессии: стажировка в киевском «Динамо» и экзамен.

    — Сдадите?

    — Надеюсь. Это так здорово промывает мозги. У меня в голове были какие-то устоявшиеся вещи и представления. А тут новая информация. Трудно «заходит». Я диплом писал полтора месяца. Напишешь, а потом получаешь какую-то информацию, и понимаешь, что можно написать еще лучше.

    — А поиск продолжения тренерской карьеры ведете?

    — Конечно. Сотрудничаю с московской агентской компанией. Мне звонят и говорят, что там-то есть вакансия. Я выезжаю только на переговоры. Меня сейчас интересует как просто место работы, так и реализация проекта. На данный момент реальных, конкретных предложений нет.

    — Хотите быстрее применить то, чему научились на курсах?

    — Знаний и навыков уже немало. В 2004 году я познакомился на сборах в Турции с Владимиром Езерским. С 2005-го мы начали сотрудничать и решили создать проект. Он называется «Лига чемпионов». Цель проекта реализация «Системы подготовки современных профессиональных футболистов мирового уровня», через создание полного цикла подготовки футболистов. Критерий оценки достижения цели — выигрыш Лиги чемпионов. Сейчас Владимир сконцентрировался на инвестиционной деятельности. Мы проводили переговоры с состоятельными людьми в России, но соорганизации не вышло.

    — Ваша роль в проекте тренерская?

    — Пока — да. Но все может измениться. Мы готовим специалистов. У нас есть тренеры по технике, по физподготовке, по вратарям, тренеры-реабилитологи, врачи и т.д. У нас есть все. Просто на данный момент эти люди разбросаны по всему СНГ.

    — То есть, осталось только найти клуб…

    — Да. Или купить.

    — А выиграть Лигу своими воспитанниками это возможно?

    Юрий Свирков

    Родился: 20.01.1968
    Амплуа: голкипер

    Выступал за «Неман», «Белшину», МПКЦ, «Торпедо» (Минск), «Химик» (Светлогорск).
    Тренировал «Белшину», «Спартак» Нальчик (второй тренер), был главным тренером в «Машуке» Пятигорск и «Нарва-Трансе» Эстония, старшим тренером в «Тереке» из Грозного.

    Достижения: чемпион Беларуси-1996 (МПКЦ), серебряный призер-1995 (МПКЦ), обладатель Кубка Беларуси-1993 («Неман») и 1996 (МПКЦ).

    Провел 1 матч за сборную Беларуси.

    — Ничего нереального нет. Мы решили совсем по-другому посмотреть на футбол. Он изнутри другой. У нас существуют система и четкие критерии оценки футболиста на каждом этапе его развития. Самое главное, на что мы обратили внимание, — методики, которыми пользуются сейчас, построены на достижении и результатах одаренных и гениальными людей. Мы же решили искать те, которые из средних по одаренности ребят способны сделать исполнителей не слабее гениальных. Понятно, что обученный футболист, никогда не достигнет уровня таланта. Но максимально приблизиться — возможно.

    ***

    — Вы были удивлены масштабами эстонского чемпионата?

    — Я бы не хотел возвращаться к Эстонии. Мне не удалось самого главного — создать коллектив единомышленников. Да и ехал я туда не зарабатывать деньги — это не то место. Мне надо было отработать определенные методики. Попытался пойти через коммуникативно-игровые взаимоотношения. Но позже понял, что там без «плетки» или какого-то наезда никак. Невозможно было разговаривать о футболе. Я о нем думаю 24 часа в сутки, а они — час-два. Это была моя ошибка и ее можно не вспоминать.

    — Тогда давайте о Кавказе. Вы как-то говорили, что вам там очень понравилось.

    — Кавказ — единственное место, из всего постсоветского пространства, где сохранились вековые традиции. Да, многое изменилось — 21-й век, — но есть база. И самый маленький мальчик на этом воспитывается. Если с кавказцем договорился, и он сказал, что что-то будет делать, то он умрет, но сделает. У него будет не получаться, но ты знаешь, что он не может, а не не хочет.

    — Стереотип, что кавказцы — хитрый народ, разделяете?

    — Ясно, что не все так просто. У них хитрость в крови. Но для них это норма жизни. Нужно понимать: с чем ты к ним пришел, то и получишь. Пришел обмануть — обманут тебя. У меня очень много знакомых там, с которыми продолжаю общаться. Я зарегистрирован практически во всех социальных сетях, и у меня многие в друзьях.

    — И футболисты?

    — Конечно. Для большинства футболистов тренер с компьютером — новинка. Я только приехал, и они сразу ко мне в друзья ломанулись. Обычно поздно ложусь и вижу, кто в сети. Пишу: «Ребятки, а во сколько у нас отбой?» И они поняли, какая это ошибка. Попали под контроль.

    — То есть, на Кавказе надо с открытым сердцем к людям?

    — Так тоже нельзя. 24 часа в сутки надо держать ухо в остро. Ехал как-то в такси из Грозного в Нальчик. Был в восторге от Грозного. Разговорились с таксистом, и он сказал: «Юра, ты только смотри не тяни кота за…».

    — А с военной техникой сталкиваться довелось?

    — Нет. Когда случались какие-то эксцессы, ТВ освещало это так, будто полный город танков. А на самом деле такого нет. Старались локализовать, чтобы не было паники.

    ***

    — Я с удивлением узнал, что вы при подготовке футболистов применяете «Законы китайской военной стратегии» и «Ведение боя самурая». Когда вы подсели на все это?

    — Однажды мне предложили посмотреть на футбол по-другому. Точнее сперва мне дали прочитать книгу Стюарта МакРоберта «Думай». Он начал задаваться вопросом, почему он, нормальный парень, тренируется по самым хорошим методикам, но у него не получается. Все без толку. Может, что-то не так делает? А потом мне грамотно подсунули «Китайскую военную стратегию». Стало интересно, что происходит в восточных единоборствах и боевых искусствах. И когда я понял, что там на каждой странице написано про футбол, то решил, что это можно применять.

    — Сочетается?

    Есть "100 законов ведения войны". Подставляй футбольные термины и получай "100 законов ведения игры в футбол"

    — Да, вообще! Есть «100 законов ведения войны». Подставляй футбольные термины и получай «100 законов ведения игры в футбол». Или взять 36 стратогем — там все про футбол. Есть определенная философия и подход.

    — Футболистам тоже про это говорите?

    — Когда я разобрался, мне хотелось об этом всем рассказать и футболистам в том числе. Но потом понял, что много вещей им не нужно говорить. Есть те, кто понял, и мне не очень удобно теперь перед этими ребятами: они работают с другими тренерами и им тяжело. Они порой понимают больше, чем тренер.

    — Были те, кто смеялись?

    — Конечно. Сейчас мне в кайф, когда есть люди, которые мне не верят и создают определенные трудности.

    ***

    — У вас интересный компаньон. Он к футболу имеет отношение?

    — В свое время работал генеральным директором «Металлурга» из Запорожья. Изначально весь этот проект планировался там. И президент клуба даже дал добро. Но я уехал на стажировку в «Спартак» из Нальчика. А за неделю, что-то изменилось. И все заглохло.

    — Проект ведь очень долгосрочный. Нужно искать людей с терпением.

    — Мы понимаем, для того, чтобы что-то начало получаться — нужно время. Сколько? Зависит от уровня структуры клуба и того «материала», который окажется в наших руках.

    — Помимо всех этих восточных методик, есть же и тренерская составляющая. Какой из тренеров, с кем вы работали, вложил в вас больше всего?

    — Каждый что-то привносил. Но никогда в голове не было целостности. И только благодаря Анатолию Юревичу она возникла. Он первый породил во мне сомнения. И он порождает их во мне постоянно.

    — Сомнения какого рода?

    — Вот появилась у тебя система, все обосновано. Понимаешь, что все работает. А он в разговоре рассказывает что-то и понимаешь, что в твоей системе что-то не так и можно сделать лучше. Такие сомнения идут во благо. Если они есть, значит, есть к чему идти.

    — А когда вы вообще поняли, что хотите этим всем заниматься?

    Когда заканчивал игровую карьеру, у меня были шараханья: тренерство, бизнес

    — Когда заканчивал игровую карьеру, у меня были шараханья: тренерство, бизнес. И, приехав с Юревичем в Запорожье, не знал, хочу я быть тренером или нет. У меня не было четкого понимания, что такое тренер. Но благодаря Езерскому удалось сформулировать цель. И мне стало понятно: кто такой тренер.

    ***

    — Интересно выходит: играли в Беларуси, а тренируете в других странах. Почему так получается?

    — После Запорожья уже было вернулся, но мне предложили там поработать еще. Тем более уже плотно общался с Езерским. Далее Нальчик, Пятигорск, Москва, Грозный, Эстония. Да и из Беларуси никто и никогда ко мне не обращался. Будут предложения, будем обсуждать.

    — Может связано с тем, что мало кто знает о вашем проекте, методиках и отсутствием у нас денег на его осуществление?

    — Для того чтобы жить в Монте-Карло, надо столько-то денег. А для того, чтобы у нас — столько-то.

    — Понял, для каждого региона своя стоимость.

    — Совершенно верно. Нужно садиться и считать. Все от мелочей. Например. Приходит тренер и говорит: «У меня ничего нет, поэтому нет результата и футболистов». «Что тебе нужно? Мячи? А сколько? Какие? А обоснуй зачем?» И так далее. Чаще всего люди не знают, зачем им нужно. А когда мы взяли и обсчитали, то оказалось и не много там надо. То же самое и для всей структуры. У нас все обосновано. И тогда тот, кто дает деньги, понимает, что это не чудаки с улицы.

    ***

    — Давайте заглянем в прошлое. Какие моменты из игровой карьеры вам помнятся чаще?

    В Гродно, после выигрыша Кубка, впервые в жизни испытал счастье

    — В Гродно, после выигрыша Кубка, впервые в жизни испытал счастье. Мы из Минска вернулись рано утром. Я вышел из автобуса, тишина, все спят. И мне хотелось кричать! Вот оно счастье. И, уже выигрывая с МПКЦ, я не ощущал такого. Был подъем радость, но не то. А вообще, честно говоря, я не реализовался как футболист. У меня к этому не было и задатков. Для себя решил, что я в футбол не играл. Даже сейчас приезжая в Гродно мне интересно встречаться с людьми, с которыми я сталкивался. Мы собираемся, играем в футбол с продолжением. Я получаю удовольствие от общения с ними, а не от непосредственно футбола.

    — А от того, что делаете сейчас, получаете?

    — На данный момент нет реализации. Это вносит свой отпечаток.

    — И сколько вы готовы терпеть и ждать?

    — Меня это не мучает. Я занимаюсь только тренерством. В дела компаньона не лезу. Он гениальный человек — разобрался со своей головой. И если он мне говорит, что надо ждать — буду ждать. И я знаю точно, что это наступит не завтра.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.