Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Купить в мае путевку в Турцию»

    Главый тренер минского «Динамо» Сергей Овчинников, который завтра проведет последний матч на посту, в эфире программы SportChat признался, что Валерий Стрельцов пытался влиять на него, рассказал о своих взаимоотношениях с Юрием Чижом, поведал, что хотел приобрести Александра Гутора, пояснил, в связи с чем решил постричься и сменить имидж, пролил свет на свое будущее, а также объяснил, почему БАТЭ испугался минское «Динамо».

    Сергей Овчинников уезжает из Беларуси с положительным балансом встреч с БАТЭ.
    Сергей Овчинников уезжает из Беларуси с положительным балансом встреч с БАТЭ.
    OvchСергей Овчинников уезжает из Беларуси с положительным балансом встреч с БАТЭ. Иван Уральский

    Главый тренер минского «Динамо» Сергей Овчинников, который завтра проведет последний матч на посту, в эфире программы SportChat признался, что Валерий Стрельцов пытался влиять на него, рассказал о своих взаимоотношениях с Юрием Чижом, поведал, что хотел приобрести Александра Гутора, пояснил, в связи с чем решил постричься и сменить имидж, пролил свет на свое будущее, а также объяснил, почему БАТЭ испугался минское «Динамо».

    — С одной стороны, в матче с «Гомелем» мы потеряли надежду завоевать бронзовые медали. С этой стороны и я расстроился, ребята и болельщики расстроились. Если абстрагироваться от результата этого матча и просто посмотреть на игру команды, на действия многих футболистов, то я как тренер не могу быть недовольным. По содержанию игры и по тому, как она развивалась. Я думаю, что матч получился очень-очень хорошим. Поэтому с точки зрения тренера я доволен.

    — Игра была, но в двух последних турах команда проиграла в тех матчах, в которых решались медальные задачи. Вы разбирались, в чем причины спада в результатах?

    — Конечно, я пытался разобраться. Поражение от «Белшины» стало сюрпризом для меня, для всех болельщиков. Но если проанализировать, то я говорил еще, когда пришел в «Динамо», что у нас еще очень молодая команда. Молодость — это всегда нестабильность. И мы имеем в составе футболистов с очень маленькой игровой практикой, то есть практически вчерашних дублеров. У них нет за плечами большого опыта. У нас самая молодая команда, и отсюда нестабильность. Мое мнение, что в момент ответственных матчей вопрос психологии сыграл свою роль. 

    — Когда команда еще боролось за медали и вам сказали: что бы вы уже не сделали, это уже не имеет значения: сезон провален и пуст. На ваш взгляд, это могло как-то отразиться на состоянии игроков?

    — Мне не хотелось бы комментировать слова президента клуба. Но могу сказать просто свое мнение. Конечно, не считаю правильным такие высказывания до окончания чемпионата. Будь то это Чиж или любой другой президент. Конечно, мне это не очень понравилось. Я приблизительно понимал, какие сложности это вызовет. Не буду оправдываться и говорить, что так уж сильно это повлияло на последние игры. Но это точно не добавило позитива, энтузиазма. Игроки же тоже  читать умеют. Они отреагировали, конечно, не очень позитивно на это интервью. Хотя я допускаю, что Юрий Александрович и не говорил таких слов, потому что как всегда журналисты могли что-то от себя добавить... 

    — После матча с «Гомелем» у вас спрашивали, почему в поединке не приняли участия три бразильца, а вы сказали, что не хотите говорить о причинах, по которым они не играли. Может, сейчас что-то поменялось и вы готовы пролить свет на ситуацию?

    — Это внутрикомандное дело. Ребята решают трансферные вопросы. Что-то говорить больше не хочется, чтобы лишними фразами и высказываниями не навредить футболистам или клубу.

    — Некоторые ваши предшественники говорили, что состав на матч в те времена определял генеральный директор Валерий Иванович Стрельцов. Ходят слухи, что с вашим приходом в «Динамо» ситуация не улучшилась...

    Были ли попытки влиять на ситуацию? Ну, были.

    — Не хочется оправдывать некоторые поражения вмешательством того или иного человека. Просто я скажу так, что влиять на меня можно, но это бесполезное дело. Были ли попытки влиять на ситуацию? Ну, были. Но мы же тоже должны понимать. Возможно, у человека от большого желания перехлестывают эмоции, его функции пересекаются с моими, и он пытается помочь. Другой вопрос, приемлемо ли это для главного тренера и подчинится ли он такому давлению. Да, это выбор. Но мне его не пришлось делать, потому что я никогда этого не делал :). Те решения, которые были приняты и те составы, которые выходили на игру — это только моя обязанность.

    — Возможно, в этом причина, что вам не продлили контракт?

    — Мне не очень хочется конфликтовать. И тем более после того, как я не занял третье или второе место. Хотя поясню, что такой задачи у меня не было. Я видел, какие игроки были в команде, я видел ее состояние. После первого круга мы были на 11-м месте. Безусловно, на следующий чемпионат оптимизма было бы больше. Потому что есть талантливая и перспективная молодежь. При определенной работе «Динамо» было бы мощнее. А что-то больше говорить о генеральном директоре не имеет смысла.

    — Исходя из вашего опыта хотелось бы узнать, владельцы клубов спрашивают с тренера или еще и с менеджмента?

    —  Смотря кто за что отвечает…

    — В вашей практике было такое, что за результат увольняли не только тренера, но и генерального директора?

    —  Да, в моей практике было, что под вопрос ставилось увольнение генерального директора. Но тут надо смотреть, как делятся обязанности. Допустим, главный тренер занимается, как Фергюсон, и селекционной работой, и выстраиванием инфраструктуры, и политикой, философией клуба, и самой игрой, то, безусловно, спрашивать с кого? С тренера.  Если тренер не отвечает за селекционную политику, если он не проводил предсезонные сборы, то, наверное, ответственность должна быть обоюдная. 

    — Спустя месяц после вашего прихода в «Динамо» вы говорили, что стоит задача точечно усилить состав. У вас было такое желание, но задача не реализована. Почему так получилось?

    —  Я не сторонник масштабного привлечения футболистов. Я  верил в тех ребят, с которыми я работал и работаю до сих пор. Так как я понимал свою задачу, когда меня приглашали — создать команду с прицелом на следующий сезон. Я больше верил в перспективу молодых ребят, чем в привлечение дорогих легионеров с тратой безумных денег в непростой экономической ситуации в стране.  

    — Вы сами к этому пришли или вам намекнули? 

    Задачи занять какое-либо место у меня не было

    — Нет, это мое личное мнение. Насколько мне показалось, Юрий Чиж его разделил. Я повторюсь, что задачи занять какое-либо место у меня не было. Мы строили команду. Если бы мне озвучивали задачу занять третье место, когда я подписывал контракт,  поверьте мне, мы бы его заняли. Где бы я не работал, все, что я обещал — выполняю. Но мне сказали создать команду с прицелом на следующий год, и  я не стал форсировать. Можно было купить трех-четырех хороших футболистов. Но это безумные траты, это дисбаланс зарплат в команде. Не думаю, что от этого улучшился бы микроклимат. Поэтому мы создавали команду, которая может прогрессировать, и в следующем году мы обязаны были выиграть чемпионат Беларуси. С такой задачей я был согласен. Но по ходу сезона задача поменялась. Получилось, что я отказался от приобретения дорогих футболистов, которые могли усилить команду, а «Гомель» и «Шахтер» усилились. Мне поменяли задачу, и это усложнило мою работу в «Динамо». Но я все равно, если можно так выразиться — пыжился, старался чтобы хотя бы занять третье место. К сожалению, этого не получилось. 

    — Как так вышло, что вы изначально ехали подписывать трехлетний контракт, а в итоге подписали только до конца года?

    — Мы вообще с Юрием Александровичем разговаривали о четырехлетнем контракте :). Но почему-то в день подписания соглашения выяснилось, что соглашение рассчитано до конца года. Я удивился и спросил: «Как так?» Конечно, это было неприятной неожиданностью. Мне сказали: у тебя нет выбора, подписывай.  Здесь мне стоило призадуматься, но назад дороги уже не было. Я уже приехал и вещи перевез, мне было лень ехать назад. Заманили, в общем :). 

    — Дмитрий Рекиш в интервью Goals.by говорил, что вы были не против видеть его в составе и даже хотели привлечь его к тренировкам с основой. Вам сказали, что этого не стоит делать?

    — В этой ситуации Дима прав. Да, так и было. Здесь мне трудно что-то комментировать. Весь тот конфликт, если он был на самом деле между руководством и Рекишем, проходил без меня. Было бы не очень этично занять какую-то одну позицию, не зная сути конфликта. В моем тренерском понимании самый главный пункт — уважение к игроку. Я попытался его проявить и к Рекишу. Это хороший футболист, и он пригодился бы команде. В «Динамо» он создал бы конкурентоспособную среду. Ведь практически весь сезон мы обошлись 11-12 футболистами. Это очень мало. К тому же многие играли за разные национальные сборные. 

    — Почему расстались с  Вячеславом Глебом?

    — Я со Славой очень много разговаривал и пытался донести до него свои требования. Любого другого футболиста я бы ни о чем не просил. Но учитывал авторитет Славы и его умения. У нас с ним были очень хорошие отношения, и они такими остаются. Просто так получилось, что те требования, которые я предъявлял именно к нему, он не смог выполнять. Он честно об этом сказал. Это совершенно правильное, профессиональное отношение игрока к команде и тренеру. 

    — А бывало ли так, что вы, будучи  игроком, не подходили какому-то тренеру, не попадали в состав?

    — Нет, я всегда играл. Я был хороший вратарь :).

    — А почему минское «Динамо» рассталось с голкипером Андреем Горбуновым? С вами советовались, когда его отпускали?

    — По Горбунову мне трудно что-то сказать, потому что когда я пришел, то по нему вопрос практически был решен. Но он при мне отыграл четыре матча. Этот вопрос решал не я, а руководство клуба. У Горбунова очень хорошая мечта играть за хороший европейский клуб. Может, он посчитал, что будут какие-то предложения. Каждый  мечтает попасть в «Барселону» или «Реал». Но на тот момент Горбунов сказал, что он не хочет играть в минском «Динамо». Приблизительно было сказано так: я пойду, попробую где-то, а потом я вернусь. Но это не та команда, откуда можно уйти, а потом вернуться. Из минского «Динамо» нельзя уходить просто так. Мне было очень обидно, когда в одном из интервью он сказал, что я с ним не разговаривал, что я имею какое-то отношение к его уходу. Хотя на самом деле все было по-другому. Повторюсь, что к футболистам отношусь очень уважительно, и я бы никогда не позволил за спиной вести какие-то разговоры о его уходе. 

    — Назовите трех лучших вратарей, игра которых вам понравилась в чемпионате Беларуси. 

    В Беларуси мне очень нравится Гутор. Скрывать не буду, я даже думал о его приглашении в минское «Динамо».

    — В Беларуси мне очень нравится Гутор. Скрывать не буду, я даже думал о его приглашении в минское «Динамо». Но, наверное, это было бы нереально. На Драгуна обменять? Ну, тогда ладно, пусть Гутор в БАТЭ поиграет :). Александр — номер один в Беларуси. По первой части чемпионата неплохо играл Гущенко. И очень ровно сезон провел голкипер «Гомеля» Бушма.

    — Что случилось с Гущенко в концовке сезона?

    — Давайте не будем оценивать голкипера по каким-то допущенным ошибкам или неудачным матчам. Здесь больше вопрос психологии: человек из «Витебска» попал в большой клуб, переехал из областного центра в столицу. Процесс его адаптации продолжается.

    — Это была ваша инициатива его приобрести?

    — Да. Ровно за день до конца заявок, потому что мы оставались с одним Александром Сулимой.  

    — Чем вам в «Динамо» запомнился спортивный директор Томас Брдарич, как вы с ним сотрудничали?

    — Очень трудно соблюдать какую-то политкорректность. Иногда я от этого просто устаю. Томас — хороший человек, в прошлом хороший игрок. Но мне трудно оценивать его работу. С другой стороны, ему очень сложно: он не знает языка, вообще плохо понимает, куда приехал и что надо делать. Наверное, нужно какое-то время, чтобы человек реализовал себя на посту спортивного директора. 

    — Ваш предшественник Олег Василенко, когда уходил, сказал, что хочет извиниться перед Юрием Чижом. Что вы скажете ему на прощание?

    — Работа работой, а жизнь жизнью. Я умею это делить. Нельзя после себя все рубить, оставлять какой-то негатив. В конце концов, у каждого своя правда и каждый видит развитие событий по-своему. Ну, что я ему могу сказать на прощание? Зовите еще, если будет трудно :). 

    — Вернетесь?

    Мало платить деньги, надо еще представлять, кто ты есть. А президент минского «Динамо» - это огромная честь.

    — Почему нет? Я очень много здесь оставил души и сердца, положил много труда. В моей карьере не было еще такой команды, чтобы я так сильно переживал и радел за дело, которое я делаю. Все-таки минское «Динамо» оставило самый сильный след в моей тренерской карьере и в моем сердце. Имею ввиду саму команду, болельщиков, людей. За шесть месяцев я не столкнулся с проявлением к себе какого-то негатива. Я могу Юрию Александровичу пожелать только удачи. Но нужно понимать: мало платить деньги, надо еще представлять, кто ты есть. А президент минского «Динамо» — это огромная честь. Этой должности надо соответствовать. Я думаю, что Юрий Александрович умный человек, а такие люди не могут быть другими, и он сам все прекрасно понимает. И рано или поздно все нормализуется и стабилизируется. 

    — Если бы вам прямо сейчас предложили остаться в «Динамо», то согласились бы?

    — Сегодня, к сожалению, нет. Просто на сегодня у меня немножко другие планы. Возможно, я уже продолжу карьеру в другом клубе. Я уже дал предварительное согласие. Если переговоры пройдут удачно, то я возглавлю этот клуб. «Спартак» из Нальчика? Нет, лично на меня из этой команды никто не выходил. Я говорю немножко о других клубах. Да, это команда премьер-лиги чемпионата России. 

    — Часто ли Юрий Александрович контактирует непосредственно с игроками и тренерами?

    — Перед подписанием контракта он сказал, что хорошо бы чаще общаться. Я ставил такой же вопрос. Но нужно понимать, что Чиж — человек занятой, человек государственный. Общение после матчей, безусловно, предполагалось. И все шло довольно-таки нормально до матча с БАТЭ, когда мы сыграли 2:2. Потом почему-то контакт прекратился, и я не могу понять, почему. С тех пор общался с Чижом один раз. Когда он мне сказал, что контракт продлен не будет.

    Хочу сказать, что когда тренер общается напрямую с президентом клуба, тот получает информацию из первых рук. Она объективна, профессиональна. Потому что лучше тренера никто состояние команды знать не может. Я был готов к любым вопросам, даже не очень приятным. Я понимаю, что руководство команды имеет право задавать любые вопросы. Но получалось, что Юрий Александрович мне их не задавал. Повторюсь, поначалу мы с ним очень даже нормально общались, и он разделял мою философию развития клуба. Но затем после матча с БАТЭ все это прекратилось...

    — Каково приходить в клуб, где каждый год меняются тренеры? Вы же не могли не отдавать себе отчет, что такая ситуация может сложиться и с вами...

    — Для меня это не впервой. В «Кубани» я был 27-м тренером, в Брянске — 22-м, здесь — 24-м. Я совру, если скажу, что не думал об этом. Что тут кривить душой, как и все тренеры, ты думаешь: а вдруг он уедет в командировку, забудет уволить и на следующий год останешься :). Это шутка, но все-таки по тому, как складывались наши отношения и какие были результаты команды — глупо отрицать, что команда не прогрессировала. Повези нам чуть побольше, и заняли бы третье или второе место. Но сложилось так, как сложилось. 

    — На своей первой пресс-конференции вы говорили о том, что советовались с Сергеем Гуренко перед тем, как принять решение. И он вам рассказывал про футболистов и в том числе про динамовскую философию. Вы сейчас поняли, что такое динамовская философия?

    У меня ни с кем нет конфликта. Ни с Чижом, ни со Стрельцовым, ни с командой, ни с болельщиками.

    — Я не во всем с ним согласен. У меня ни с кем нет конфликта. Ни с Чижом, ни со Стрельцовым, ни с командой, ни с болельщиками. Нет конфликта, и я не хочу, чтобы он был. В жизни у каждого своя правда, и было бы не очень красиво  комментировать принимаемые решения после того, как я уйду. Пока я на своем месте — я могу еще какие-то вещи говорить и отвечать на какие-то вопросы. Но не думаю, что после своего ухода из минского «Динамо» буду давать какие-то комментарии, которые не очень красивы по отношению к руководству клуба. 

    — Вот поработали в «Динамо» и можете сказать, что в команде не так и почему клубу не удается из года в год составить конкуренцию БАТЭ?

    — Это очевидно — мешает нестабильность. БАТЭ играет одним составом, есть точечные усиления, есть один тренер, одно руководство и полное доверие. В «Динамо» происходит очень частая смена тренеров, и она априори не может принести стабильность. В этом отличие.

    — Болельщики «Динамо» переживали трансферное межсезонье с большим воодушевлением. Подписывали Ледесму, Ковеля, Мбанангоя, Вячеслава Глеба, Перепечко…

    — Не буду каждого в отдельности характеризовать, но Леня Ковель он же не играл три года в «Сатурне». Сейчас Ковель, конечно, другой. Он работает, играет. В следующем году будет еще лучше, но до этого он не играл три года. Это было не усиление, а очень большой риск: заиграет игрок или нет. Миша Афанасьев не играл приблизительно два года — тоже риск. Слава Глеб —  не играл. Ледесма — игрок «Партизана». Мы не можем в минское «Динамо» брать игрока из команды первого дивизиона и думать, что он сильнее, чем наши футболисты.

    — Олег Василенко собирался играть, как «Барселона», с этим составом… 

    — Когда я пришел к Чижу, сказал, что ничего обещать не буду. Я реалист и прекрасно вижу состояние дел. Хотите — берите, а хотите — нет. В Беларуси я устал от одной простой вещи: тут все хотят играть, как «Барселона», хотя никто никогда в жизни играть так не будет. И зачем я буду учить футболистов тому, что они никогда в жизни не сделают? Но все смотрят на футбол через призму «Барселоны». Ну, купите десять человек у «Барселоны» и будет минское «Динамо», как «Барса», играть. Это настолько абсурдно... Россия все это проходила в 90-е годы. Там все эту «дурку» перестали гнать и рассказывать президентам: мы многому научились после 0:5 от «Барселоны»… И вообще на нашем постсоветском пространстве мы играем в абсолютно другой футбол. Алекс Фергюсон правильно сказал: «Барселона» — великий клуб, но она играет в антифутбол. Потому что все остальные команды играют в другой футбол. Вот и все.

    — Когда Овчинников ехал в Беларусь было два расхожих восприятия. Первый стереотип — это то, что вы буян, который может и накричать, и вспылить, и дать в лоб. Второй стереотип — это то, что Овчинников интеллигентный и интеллектуально развитый человек. Такой образ сложился после просмотра программы «Школа злословия». На ваш взгляд, какой Овчинников более реальный?

    — Мне немножко обидно, что мой интеллектуальный уровень оценивают по такой передаче, как «Школа злословия» :). Необходимо понимать, что там сидели две очень умных женщины, и им бы не составило огромного труда загнать Сергея Овчинникова в трудную ситуацию. Поэтому я приехал загодя на программу, включил все свое обаяние, и они провели программу на одном дыхании и не особо меня мучили :). Так что это никак не говорит о моем интеллекте.

    — Это говорит о вашей расчетливости…

    — Безусловно. Но, с другой стороны, тот отпечаток, который наложила моя профессиональная карьера на мой имидж — он мне не всегда нравится. Но поверьте, что этот имидж был искренен. Я действительно очень переживал за команду, за себя, за результат. Да, не всегда вел себя адекватно. Но это спорт, это футбол, это своего рода шоу.

    —  Частью вашего имиджа также была и ваша прическа, а затем вы ее изменили. Ходят разные разговоры вокруг этого. Может, спор проиграли кому-нибудь или сделали это на фарт…

    — Просто в один прекрасный день здесь мне посоветовали очень хорошего мастера. И он сказал, что длинные волосы меня старят, и надо что-то поменять. В итоге решился. Молодой отец, а хожу как… Подстригся и очень доволен. Но никакого спора я не проигрывал. И даже если бы и проиграл, все равно бы не подстригся :). Меня никто не может заставить что либо сделать, если я не хочу.  

    — Собиралась ли троица из «Локомотива» Гуренко, Овчинников и Евсеев?

    — С Вадиком (Евсеев — Goals.by) я встречался здесь, но по делам один раз. С Гуренко мы виделись только на играх. 

    — Как-то Вадим Евсеев на дегустации пива сказал, что побить рекорд одного тренера, работающего в Беларуси, он не сможет. Может, вы что-нибудь скажете Евсееву в ответ :)

    — Нет, Вадим был прав. Сейчас я уже очень много лет вообще не употребляю алкоголь. Но когда мы играли, очень любили собираться компаниями после матчей, в основном после победных «Локомотива», и пили пиво, ели сосиски. И вот один раз выпил очень-очень много. Да, там получилось на спор. Этот рекорд действительно есть, и я этим очень горжусь.

    — Может, назовете цифру, чтобы люди могли к чему-то стремиться? :)

    — Что-то на четвертом десятке кружек… Но я пил очень хорошее пиво.

    — Кто был лидером «Динамо» в этом году и вообще был ли он?

    Драгун поразил меня своими человеческими, игровыми качествами.

    — Даже не буду думать — Драгун. Это человек, который поразил меня своими человеческими, игровыми качествами. Ему я мог довериться на все сто процентов. Его интеллектуальный уровень позволит ему играть в очень хорошей команде. Любому футболисту необходимо развиваться и, если последует предложение, то, наверное, стоит уйти. Это пойдет на пользу и сборной Беларуси, и самому Драгуну. 

    — Можете ли дать совет следующему тренеру «Динамо», как доработать сезон от начала до конца?

    — Могу дать совет: в мае купить путевку в Турцию и готовиться к отпуску :). Да, бывают исключения, но, наверное, не здесь. 

    — Вы по-прежнему считаете чемпионат Беларуси крепким турниром?

    — Да, считаю. Конечно, он не входит в топ-10. Но то, что этот турнир непростой, очень специфический, с наличием своих особенностей — отрицать было бы глупо. Даже потому что в нем есть такая команда, как БАТЭ.

    — БАТЭ реально обыграть в ближайшее время и стать чемпионом?

    — Если бы я на следующий год работал, то мы бы их обыграли. Я думаю, что они очень-очень первый раз в жизни испугались, поэтому и стали так много шуметь по поводу нас.

    — Что можно улучшить в чемпионате Беларуси, как привлечь больше болельщиков, что изменить?

    — Не буду политкорректным, не буду кого-то хвалить. Менеджмент в клубах оставляет желать лучшего. Работы практически никакой нет. Нет популяризации футбола. Есть дома гребли и тому подобное. Все это оптимизма не вселяет. Здесь нужно работать, нужны профессионалы, но сегодня этого нет. Остается констатировать, что инфраструктура на очень низком уровне. 

    — Что можете сказать про фанатское движение в Беларуси?

    — Во-первых, я просто счастлив, что прикоснулся к такому клубу, как минское «Динамо». Болельщики действительно вызывают уважение. Они всегда с нами. Я ни разу не слышал ни одного выкрика. Да, может быть, кому-то результаты не нравятся, но есть именно корректность в отношении к команде… Я клянусь, что во время наших собраний я говорил игрокам: все вторично, мы играем только для наших болельщиков. Мы должны эту победу им посвятить. Я всегда так говорил. Это был девиз. Все ерунда — деньги, занятые места в таблице. Если люди будут видеть, что мы пашем, пусть даже не будет результата, они никогда не бросят в нас камень.  

    — Сможете ли подойти к фан-сектору и попрощаться с болельщиками после последней игры?

    — Обязательно это сделаю.

    — Самое большое разочарование в нашей стране, за то время, которое вы здесь были?

    — Знакомство с федерацией футбола вашей страны.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.