Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Очищающая волна кризиса

    Сейчас только и разговоров, что экономический кризис до неузнаваемости изменит весь белорусский футбол. Отток легионеров и белорусов, сокращение бюджетов и зарплат, падение уровня чемпионата. Виктор Мосейчук всего этого не боится, приветствует кризис и надеется, что он поможет белорусским клубам научиться не только тратить, но зарабатывать.

    Белорусские футболисты уже сейчас задумываются о том, как жить дальше.
    Белорусские футболисты уже сейчас задумываются о том, как жить дальше.
    VolodenkovБелорусские футболисты уже сейчас задумываются о том, как жить дальше. Иван Уральский

    Сейчас только и разговоров, что экономический кризис до неузнаваемости изменит весь белорусский футбол. Отток легионеров и белорусов, сокращение бюджетов и зарплат, падение уровня чемпионата. Виктор Мосейчук всего этого не боится, приветствует кризис и надеется, что он поможет белорусским клубам научиться не только тратить, но зарабатывать.

    К лету 2011 экономический кризис добрался до футбола. Сначала футболисты узнали про проблемы с конвертацией заработков, а потом и вовсе разделили на три суммы контрактных выплат. Многие уже пакуют чемоданы. Спортфункционеры и журналисты с ужасом ждут массовой эмиграции лучших игроков и падения уровня национального чемпионата. И лишь мой глас вопиющего в пустыни звенит: «Будь благословен, Его величество Кризис».

    Все мы: функционеры, журналисты, болельщики недовольны белорусским футболом. Каждый, безусловно, по-своему. Но не будем погружаться в банальное перечисление его недостатков. Как говаривал анекдотный сантехник: «Тут всю систему надо менять». Так вот, Кризис — хмурый парень с косой (взял взаймы у Смерти) – сделает то, что не смогли сделать многочисленные властные совещания, отчетно-выборные и прочие конференции АБФФ. Денежный краник уже закрутили. Поэтому белорусский футбол либо умрет, скатившись на любительско-дворовой уровень (вечная память). Либо воспарит воскресшим Фениксом (многие лета!). 

    Денежный краник уже закрутили. Поэтому белорусский футбол либо умрет, скатившись на любительско-дворовой уровень, либо воспарит воскресшим Фениксом.

    Во всем мире футбол — это бизнес и шоу. Владелец инвестирует в команду, рассчитывая не только победы и кубки, но и ожидая прибыли или хотя бы нулевой рентабельности. Клубы зарабатывают. Причем весьма разнообразными способами, которые детально описаны в учебниках по футбольному маркетингу и менеджменту. Берут кредиты и даже банкротятся. Логика бизнеса — живи по средствам или разоришься, думай о том, что будет завтра. Логика шоу — зритель платит, любите его.

    В нашем «мире» футбол все что угодно, только не бизнес и не шоу. Может, социальный проект или игрушка для чиновников. У нас клубы тратят, а не зарабатывают. Причем тратят чужие деньги, не задумываясь над тем, будет ли что тратить завтра. Какова логика бюджетного процесса? Бюджет сверстан — расходы запланированы. Надо его выполнить — то есть потратить все, что упало на расчетный счет. Израсходовать в этом году, иначе в следующем дадут меньше. Отсюда финансовая нестабильность команд, непомерно раздутые расходы, в том числе, заработки игроков. Как так? Зарплаты в клубах-середняках нередко превышают заработки игроков команды-чемпиона. «Бюджетные» команды устраивают гонку зарплат, не задумываясь над тем, насколько эффективно тратятся деньги

    Парняга Кризис заставит белорусский футбол принять финансовый Fair play. И учиться зарабатывать. А футбол станет шоу. Альтернатива, напомню, — скатиться на любительский уровень. Давайте поговорим про шоу. Потому что только шоу можно продать зрителю. А зрителей (аудиторию) можно продать тем, кому нужна реклама — спонсорам.  

    Кризис заставит белорусский футбол принять финансовый Fair play. И учиться зарабатывать. А футбол станет шоу.

    Глянем на футбольный театр глазами зрителя. Того платежеспособного, адекватного зрителя, который хочет шоу и готов за него платить. Итак, шоу должно начинаться в удобное для него время. На стадионе (до игры или после и без километровой очереди) я хочу купить бокал пива (сока) и съесть сосиску. И лучше, если прибыль от продажи «сосисок-пива» осядет в бюджете команды. Сидение на стадионе должно быть чистым. И, самое главное, — никакого беспредела милиции. Это для клуба (или стадиона) постоянные фанаты и новые болельщики — дополнительные деньги в кассу. А для правоохранительных органов они — досадная помеха. И чем меньше людей на трибунах, тем спокойнее милицейским командирам. Фанаты не ангелы, но они платят клубу и создают на стадионе особую атмосферу. 

    Вы скажете — билеты стоят мизер и клубы не собираются заморачиватся по мелочи. А я отвечу — это сейчас так. Потому что даже по такой цене за ними не стоит очередь. Когда на товар есть спрос — можно диктовать цену. Вот БАТЭ не только заработал на билетах на матчи группы Лиги чемпионов, но и продемонстрировал — ребята, покупайте сезонные абонементы и вживую посмотрите еврокубковые матчи. Тонкий маркетинговый ход. На нынешний сезон Борисов продал около 1000 сезонных абонементов. Думаю, на следующий год абонементов купят не меньше полутора тысяч. 

    После того, как клубы вынужденно превратятся из сборища иждивенцев в ассоциацию бизнесменов, у чемпионата наконец-то появиться генеральный спонсор (как в большинстве адекватных футбольных стран). И не надо сразу же требовать от него бешенные суммы. Надо создать прецедент, а уже потом, когда желающих будет больше, можно задирать планку. 

    Когда клубы создадут многочисленное болельщицко-фанатское сообщество, у футбольного чемпионата появиться телеаудитория. Проблема собрать рекламу на очередной телепоказ исчезнет. Пока же можно лишь сказать браво «Столичному телевидению». 

    Тем, кто сегодня в основном содержит отечественные футбольные клубы — облгазам, облэнерго и НПЗ — реклама ни к чему.

    Кризис выкосит и спонсоров, которые тоже учатся считать деньги. Тем, кто сегодня в основном содержит отечественные футбольные клубы — облгазам, облэнерго и НПЗ — реклама ни к чему. Газ, электричество и бензин покупают и без этого. Почему «Бобров», «Оливария» и «Лидское пиво» не спонсируют белорусский футбол? Потому что потенциальная аудитория (миллиона три — не меньше) не ходит на футбол и не смотрит телетрансляции. Если клубам нужны деньги, например, пивоваров, им придется возлюбить болельщика. 

    Белорусский клубный футбол стал бедным. Что мы теряем? Большинство легионеров и, скорее всего, многих хороших игроков. Что получаем — надежду на то, что футбол изменится и станет таким же, как в других странах. Мне нравится недостижимый пример Англии. Будем приветствовать кризис вместе?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы