Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Пусть отец один выкручивается»

    Заграничные успехи белорусов всегда приятны. Стоит надеяться, в ближайшее время молодой тренер Алексей Шпилевский преуспеет еще больше. 23-хлетний сын известного агента Николая уже сделал первый шаг к этому. Недавно он стал самым молодым тренером Германии, получив лицензию «А». О прохождении курсов в компании известных в прошлом игроков и работе в системе «Штутгарта» Алексей рассказал, отвечая на вопросы нашего корреспондента.

    Алексей Шпилевский связывает свое будещее с Германией
    Алексей Шпилевский связывает свое будещее с Германией
    SpilevskiyАлексей Шпилевский связывает свое будещее с Германией Фото из личного архива Алексея Шпилевского

    Заграничные успехи белорусов всегда приятны. Стоит надеяться, в ближайшее время молодой тренер Алексей Шпилевский преуспеет еще больше. 23-хлетний сын известного агента Николая уже сделал первый шаг к этому. Недавно он стал самым молодым тренером Германии, получив лицензию «А». О прохождении курсов в компании известных в прошлом игроков и работе в системе «Штутгарта» Алексей рассказал, отвечая на вопросы нашего корреспондента.

    — Алексей, примите поздравление с получением диплома. Каково быть самым молодым наставником в Германии?

    — Приятно, чего уж лукавить. Когда доцент вручал диплом, сказал что я один из лучших на курсе. А общий уровень был очень высоким. Со мной, например, учился Валерьян Исмаэль — бывший игрок «Баварии». Он сейчас возглавляет вторую команду «Ганновера». После он ко мне подошел, поздравил. Приятно такое слышать, от людей, которые играли в Лиге чемпионов.

    — В 23 года многие только начинают играть в футбол, а вы уже тренер. Когда решили, что это ваш путь?

    — Я играл за сборную Беларуси среди 16-и и 17-летних и за юношескую команду «Штутгарта». Но в 18 произошла тяжелая травма позвоночника. Объездил пол-Германии — лечился. Врачи сказали, если не хочу стать инвалидом, лучше закончить. Решил, что не судьба. Хотя, сначала чувствовал себя так, будто меня ножом по сердцу ударили. Потом решил, что надо до конца школу довести. У нас здесь система не такая, как в Беларуси. До 10-го класса — среднее образование. А чтобы иметь право пойти в институт, нужно окончить 13 классов. Я отходил, поступил в институт. И тогда параллельно начал учиться на тренера.

    — Как на вас реагировали будущие коллеги, которые постарше?

    — Удивлялись, конечно. Задавали вопросы, почему учусь на тренера, что случилось, почему не играю в футбол? Объяснял, что спина не позволяет. Но в основном меня уважали и «респектовали» за молодость и решение стать тренером. В итоге мне много кто подсказывал, помогал.

    — Некоторые говорят, что мало игравшие тренеры многого добиваются. Думали о чем-то подобном?

    — Задумывался. Взять, например, Виллаша-Боаша. Ему 34 года, а он тренер «Челси». Да и тот же Клопп начинал в 28-29 лет. Они сильные теоретики. И здорово, что многого добились. И все к ним испытывают огромное уважение. Вот Гвардиола. Да он преуспевал как футболист, но играл не на таком уровне, как тот же Месси. Но Лео, Хави и другие звезды его уважают. Своими знаниями Гвардиола этого добился.

    — А пойти по стопам отца и стать агентом не хотели?

    Пусть отец один выкручивается. Он в этом лидер, у него все получается. Мне же нравится работать с детьми, что-то им показывать, открывать.

    — Нет. В этом я себя не видел раньше и не вижу сейчас. Пусть отец один выкручивается. Он в этом лидер, у него все получается. Мне же нравится работать с детьми, что-то им показывать, открывать. И душа радуется, когда видишь, что твоя работа приносит плоды.

    — Вы работает в структуре «Штутгарта» с 14-тилетними ребятами. Небольшая разница в возрасте между вами и подопечными ощутима?

    — У нас два тренера на группу. Мне 23, а второму 55. Того, что постарше, ребята уважают. А на меня больше смотрят как на лидера, друга, психолога. Я все-таки поиграл, пусть и на юношеском уровне, но на чемпионате Европы. И для маленьких ребят это тоже показатель.

    — Получаетесь этаким старшим товарищем…

    — Да, но я не позволяю им называть себя на «ты». Субординация должна быть.

    — Есть какие-то особенности тренировок юношей в Германии?

    — В Германии все намного лучше продумано, чем у нас. Я не хочу критиковать белорусских тренеров, но вижу разницу. Тактика, медицина, питание, психология, общение с прессой — все на совершенно другом уровне.

    — А что касается непосредственно подготовки?

    — Подготовка юношей «Штутгарта» должна проходить на самом высоком уровне (учитывая, что эта школа является одной из лучших в Европе). Поэтому я стремлюсь идти в ногу со временем, предоставляя своим мальчишкам все знания, которые стараюсь совершенствовать. Что из этого будет? Время покажет. А вообще среди детей идет борьба за выживание. Например, в «Штутгарте» моя группа включает в себя 20 футболистов. И каждый год минимум на 70 процентов команда обновляется.

    — То есть такого, чтоб набрали семилетних ребят и стали гнать их до выпуска, нет?

    — Да. Постоянно идет отбор.

    — С одной стороны это приучает к конкуренции, а с другой — плохо, когда нет коллектива…

    В Германии 80 миллионов населения. Из них 12 миллионов футболистов

    — Конечно. Я уже сейчас вижу, что из моих 20 ребят дальше пойдут лишь 5-6. Мне обидно. Все же они хотят чего-то добиться. В Германии 80 миллионов населения. Из них 12 миллионов футболистов. Конкуренция большая.

    — Ребята понимают?

    — Конечно, и их родители — тоже. Мы активно следим и за образованием ребят. Если что-то не так, сразу сигналим родителям: примите меры. Каждые полгода они должны предоставлять что-то вроде выписки об успеваемости. И мы сопоставляем успехи в школе с успехами в спорте.

    — Наших юношей упрекают, мол, они мало забивают. В Германии есть похожая проблема?

    — В моей группе мы делаем акцент на индивидуальное воспитание. Для нас важна техника и скоростные данные.

    — Есть две теории подготовки молодых игроков: требование игры на результат с раннего возраста или игра ради игры. Вы какой придерживаетесь?

    — Если ты воспитываешь игрока с семи лет и делаешь акцент на скорость и технику, то в 16-17 результат придет сам. Нельзя оказывать большое давление на футболиста. Они и так все понимают и знают, что на каждом турнире надо стараться победить.

    — На категорию «Pro» планируете пойти?

    — Во-первых, обучение идет 10 месяцев. Во-вторых, там суровая конкуренция. Берут только 20 слушателей. Сейчас 17 из них — бывшие игроки сборной Германии. В-третьих, цена. Сумма за обучение равна 15-и тысячам евро. Пока туда мне попасть нереально. Но если укреплюсь в «Штутгарте», пойду вверх по служебной лестнице, шансы возрастут. Ну, и наконец, нужен хороший средний балл. У меня сейчас он 1,6, вполне приемлемо.

    — А по пятибалльной шкале это сколько?

    — Где-то 4,9.

    — Выстраивали план развития карьеры?

    Лет пять буду вариться в юношеском футболе

     — Конечно. Лет пять буду вариться в юношеском футболе. Хочу закрепиться, стать узнаваемым. У нас же контракты только на год заключаются. Каждый раз приходится доказывать и продлевать.

    — А есть тренер, на которого хотите походить?

    — Думаю, каждому нравится игра «Барселоны». Я был на стажировке в этом клубе, наблюдал за работой. Гвардиола — сильный теоретик. К каждому футболисту он ищет индивидуальный подход. Очень нравится как его работа, так и стиль игры «Барсы».

    — То есть мнение, будто «Барсу» смог бы тренировать любой не разделяете?

    — Нет, конечно. До него работал Райкард. Команда и тогда неслабая была. А что он выиграл? За три года один титул. А Гвардиола за такое же время — 12. Это хоть о чем-то да говорит.

    — Есть клуб, в котором хотите дебютировать как главный тренер?

    — Пока нет. Все нужно делать шаг за шагом и не перескакивать.

    — Тогда зайдем с другой стороны. Не против стать первым белорусским тренером в Бундеслиге?

    — Нет, не против:).

    — За сборной следили? Что скажете об итогах квалификации?

    Для меня Штанге был лучшим вариантом для сборной

    — Штанге выжал максимум из этих ребят. Нашел новых игроков. В концовке, может, чуть-чуть не повезло. Если честно, думал, что мы займем второе место. Но много игроков выпали из-за травм. Не играли лидеры команды. Если бы они помогли, может быть, и выполнили задачу. Но для меня Штанге был лучшим вариантом для сборной.

    — Сейчас назначат главным Кондратьева. Как к этому относитесь?

    — Я его не знаю, давайте без комментариев:).

    — Конец года — время всевозможных опросов на звание лучшего игрока страны. «Прессбол» назвал лучшим Гутора. Огласите свою тройку?

    — На первое место поставлю Антона Путило. Он добился отличного прогресса. Заиграл в Бундеслиге. Закрепился в основе «Фрайбурга». Ему просто не хватает агрессии перед воротами. А так по технике, с Антоном мало кто сравнится. Если бы Шитов заиграл в «Динамо», был бы в тройке, но что-то у него застопорилось. Так что вторым пусть будет Александр Гутор. Он проявил себя лидером «молодежки» на чемпионате Европы. А на третье место давайте Егора Филипенко поставим. Он мой хороший друг:).

    — Принимается. Если вам предложат поработать в Беларуси, согласитесь?

    — Честно, нет. На данный момент я себя вижу в Германии. Язык освоил, привык к менталитету, к жизни Я же здесь уже 15 лет. Хотя, время покажет. Все может быть.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.