Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «У нас были рабские контракты»

    Алексей Белоусов, который покинул «Витебск», рассказал Goals.by правдивую историю о делах клуба. Выезды в день игры. Наказания за общение с прессой. Назначение Синковца на пост главного тренера. «Простой» тренировочный процесс нового наставника. Урезание зарплаты за снижение спортивного мастерства. Суммы премиальных. Система распределения денег. Указ о неразглашении клубной информации в течение пяти лет. А также своеобразные тесты «на выносливость».

    Алексей Белоусов искренне рад расставанию с
    Алексей Белоусов искренне рад расставанию с "Витебском"
    BeloАлексей Белоусов искренне рад расставанию с «Витебском» Иван Уральский

    Алексей Белоусов, который покинул «Витебск», рассказал Goals.by правдивую историю о делах клуба. Выезды в день игры. Наказания за общение с прессой. Назначение Синковца на пост главного тренера. «Простой» тренировочный процесс нового наставника. Урезание зарплаты за снижение спортивного мастерства. Суммы премиальных. Система распределения денег. Указ о неразглашении клубной информации в течение пяти лет. А также своеобразные тесты «на выносливость».

    — В чем причины провального сезона «Витебска»?

    — Все в совокупности. Основная — неудовлетворительное финансовое положение клуба. Так и получилось: у кого было слабое финансирование, те оказались в первой лиге. А ведь это областные города. Команды должны бороться за тройку, пусть даже за пятерку. Только получилось все иначе. Выходит, никому ничего не надо? Просто у властей города нет желания помогать команде. Даже моральной поддержки не чувствовалось. Складывалось такое ощущение, что только нам все это было нужно.

    Конечно, виноваты и сами футболисты. Сейчас можно говорить что угодно, мол, маленькая зарплата, плохие условия… Но ты выходишь на поле и играешь, уже не думая о премиальных. Бьешься за себя, за свою честь.

    — Перед стартом сезона была озвучена задача — пятое место. На практике — первая лига…

    Боровский вообще говорил, что нужно постараться финишировать в тройке

    — Пятое место? В принципе, все реально. Был такой момент, когда могли подняться вверх по турнирной таблице, уже не обращая внимания на то, что происходит внизу. Мы же наоборот скатились, а выбраться оказалось тяжело. Раз затронули тему сезонных задач, то Боровский вообще говорил, что нужно постараться финишировать в тройке. Но чтобы занимать высокие места, необходима помощь и понимание властей. Этого не было.

    — После ухода Боровского задача осталась прежней…

    — Уже тогда нам с трудом верилось, будто сможем стать пятыми. Скорее думали о том, чтобы остаться в лиге. Считаю, если бы не убрали Боровского, команда не покинула бы «вышку».

    — Спастись можно было благодаря переходным матчам. К тому же у «Партизана» проблем побольше, нежели у «Витебска»…

    — Изначально не получилась первая игра, так как действовали тактически неграмотно. Считаю, провели свой худший матч чемпионата. Пропустили какие-то неестественные голы. Словно на тренировке. Допустим, уступили бы с разницей в один мяч. Но ведь не больше. Да и в ответном поединке немного не повезло.

    — Выезд команды в Минск в день игры как-то отразился на результате?

    — Безусловно. Пять часов в дороге! Еще до перерыва команда двигалась, то во втором тайме ребят было не узнать — они просто стали.

    — Обращались к руководителям, чтобы те хоть на стыковых матчах не экономили?

    А мы, как рабы. Директор сказал, значит, так и будет

    — Конечно. Перед каждой игрой говорили: «Так нельзя!». А мы, как рабы. Директор сказал, значит, так и будет. У него всегда была одна отговорка: «Нет денег».

    — Не верю, что на один выезд в городе и клубе не смогли найти денег.

    — Видимо, так хотели остаться в высшей лиге.

    — Выезды в день игры начались летом. Казусы в дороге случались?

    — Сложно вспомнить. У нас вот автобус сломался, так его уже больше месяца ремонтируют в Минске. На матч с «Партизаном» пришлось одолжить транспорт у хоккейного клуба. В Могилев ездили на «Икарусе», максимальная скорость которого 80 км/ч.

    У нас лишь в начале сезона были заезды. Потом включился эконом-режим. На домашние матчи приходишь на стадион за два часа до игры. Чисто Европа :). Чтобы успеть в Минск к «Партизану», выезжали в 7:30 утра.

    — В следующем году «Витебск» сможет вернуться в элиту белорусского футбола?

    — С трудом верится. Если ситуация не изменится, то они еще не скоро вернутся.

    — На горизонте очередное понижение?

    — Исключено. Куда уже ниже? Это ведь нужно вообще перестать играть.

    — Значит, «Витебск» повторит судьбу «Сморгони»…

    — Да. Одна из версий.

    — Перейдем к внутрикомандным вопросам. Каково работалось под руководством Александра Синковца?

    — Первоначально с его приходом в коллективе наблюдался эмоциональный всплеск. Потом все устаканилось. А нам нужна была эмоциональная встряска. Еще не понимаю, почему в конце сезона Александр Иванович, так ничего не объяснив, отправил меня в запас. Почему не поговорить? Я ведь тоже уже не мальчик — мне годков «ого-го» сколько.

    — Может, «сверху» попросили?

    — Одна из версий.

    — Много наслышан о тренировках Синковца. Расскажешь?

    — Тренировочный процесс предельно простой — никакие схемы не наигрывали. Банальные упражнения: «квадрат», «аквариум»… Хотя, считаю, в конце сезона не нужно что-то придумывать.

    — Правда, будто коллектив всерьез не воспринимал нового тренера?

    Синковцу не хватало авторитета, да и опыта для работы в высшей лиге

    — Так и есть. Все-таки ему не хватало авторитета, да и опыта для работы в высшей лиге.

    — Предлагаю пройтись по всем слухам, которые исходили из «Витебска». Эпизод первый — убрали Боровского, чтобы «продвинуть» Синковца, который должен был беспрекословно выполнять все указания сверху.

    — Ну, да. Просто директор давно знаком с Александром Ивановичем.

    — Эпизод второй — урезание зарплаты.

    — В контракте существовал пункт — «за снижение спортивного мастерства». Если в течение месяца не провел на поле 50 процентов матчей, то частично лишался премии. В общем, можно было не увидеть 30 процентов зарплаты.

    — Теоретически руководству было выгодно оставлять на замене тех ребят, которые в месяц приближались к отметке в 50 процентов матчей…

    — Конечно. Такие случаи имели место. У нас вообще были рабские контракты! Дулуб обращался к юристам по вопросам с контрактом, так те нашли около 20 незаконных пунктов. О чем тогда можно говорить! Что такое «снижение спортивного мастерства»? Например, в прошлом году я набивал мяч 20 раз, сейчас — 30. Выходит, мое мастерство повысилось. Почему тогда в контракте нет пункта, согласно которому должны добавить зарплату. Зато «урезать» можно в любой момент. Мол, плохо играешь. Кажется, твой футбольный уровень снизился.

    — Кстати, а у тебя были нарушения по контракту?

    Директор сам говорил: "20 минут на трамвайчике — вы на тренировке. Аналогичным образом домой. Ничего страшного"

    — Вроде бы все нормально. Зато один пункт понравился: «Клуб обязуется обеспечивать футболиста транспортом для доставки на игры и тренировки». При Боровском и Дулубе так и было. А потом эконом-режим, и автобуса не стало. Приходилось ездить на трамвае. Директор сам говорил: «20 минут на трамвайчике — вы на тренировке. Аналогичным образом домой. Ничего страшного». Вот тебе и нарушение контракта.

    — Футболистам ведь еще приходилось писать объяснительные?

    — Поднял в прессе экономический вопрос — отвечай. Максим Гукайло рассказал Goals.by про питание команды, а уже на следующий день писал директору объяснительную. Еще как-то Столбицкий за неудовлетворительные результаты хотел на половину снизить зарплату Боровскому. Только вот не успел.

    — Была выстроена четкая система штрафов?

    — Нет. Представляешь, если бы нас еще и штрафовали, то вообще ужас. И так практически без премиальных играли. За весь сезон заработали одну-две тысячи долларов.

    — Что прописано в положении о премировании?

    — Его никто не видел. Еще одно нарушение. А ведь перед началом чемпионата команда должна была ознакомиться с документом и расписаться. У нас же лишь на словах объявили сумму премиальных. Кто знает, может, там фигурировали совершенно другие цифры.

    — А в действительности?

    Вот за ничью с «Нафтаном» один наш парень заработал 20 тысяч белорусских рублей. За БАТЭ ребята основы получили 100 тысяч — борисовчане ведь отыгрались

    — Победа — миллион рублей. Ничья? Там система. Если проигрываешь, но в итоге сравниваешь счет, то получаешь 30 процентов от общей суммы. Если наоборот — 10 процентов. Такие деньги получают лишь те, кто провел на поле весь матч. Выходишь на замену — свои расценки. Вот за ничью с «Нафтаном» один наш парень заработал 20 тысяч белорусских рублей. За БАТЭ ребята основы получили 100 тысяч — борисовчане ведь отыгрались. В Беларуси таких расценок по премиальным нет. Встречаешься с ребятами из других команд, рассказываешь, так они за голову хватаются — не верят.

    — Что за указ о неразглашении информации приняли в ходе сезоне в «Витебске»?

    — Принесли нам какие-то «квиточки», где было прописано, что нельзя разглашать информацию в течение пяти лет. Если не ошибаюсь, то в случае нарушения — суд.

    — Какую информацию нельзя выносить из «избы»?

    — Экономическую: какая у тебя зарплата, премиальные, на какую сумму питаешься.

    — А что происходит в команде, значит, можно рассказывать?

    — Вроде нет :). Ничего, мы ведь общаемся.

    — Лично ты подписывал этот своеобразный документ?

    — Все ребята подписали. Попробуй откажись. Потом смотрели бы на тебя волком. В «Витебске» главное бумажки с подписями, а не люди. Также в начале сезона директор принес  еще один «квиточек», согласно которому за пять командных карточек в одной игре все должны заплатить штраф. Сумма небольшая — то ли 100, то ли 200 тысяч белорусских рублей. Но если получил «желтую» за неспортивное поведение, то могут оштрафовать на весьма кругленькую сумму.

    — Интересно…

    Неужели я от туда наконец-то уволился :)? Сейчас хоть стал свободным человеком

    — Очень! Неужели я от туда наконец-то уволился :)? Сейчас хоть стал свободным человеком.

    — Не понимаю, зачем нужен был весь этот цирк с неразглашением информации? Военная тайна что ли?

    — Действительно. Разве мы миллиарды получали. Значит, чего-то боятся. Не хотят, чтобы люди знали правду.

    — Да, «веселый» рассказ получается…

    — Команда никому была не нужна. Кажется, даже директору клуба. Это состояние угнетало. Посмотри, какие виды спорта развиваются в Витебске. Футбол — нет. Хоккей? Ребята клюшки просят у других команд. Баскетбол — тоже никакой. Волейбол — аналогичная ситуация. Там ничего нет!

    «Витебск» уже три года шел к вылету. Два раза пронесло, сейчас — увы. Раз хотели остаться в высшей лиге, то не нужно было доводить дело до переходных поединков. Это ведь лотерея. Извините, нам не повезло. А ведь у команды было три хороших матча: «Неман», «Торпедо-БелАЗ», «Днепр». Вместо того чтобы взять хотя бы три очка, довольствовались ничем.

    — Многие болельщики уверены, что ответственность за вылет команды в первую лигу лежит на директоре клуба…

    — Ну.. Это то же самое, что меня взять и поставить директором в секцию бокса. Разве я буду понимать, а еще и подсказывать? Он ведь (Столбицкий — Goals.by) любил и подсказать. Мол, не так играете.

    — А на первом месте — физподготовка?

    Я за год набегал столько тестов, сколько не было за всю игровую карьеру. Из самого интересного: прыжок в длину, прыжок в длину на правой и на левой ноге

    — Я за год набегал столько тестов, сколько не было за всю игровую карьеру. Из самого интересного: прыжок в длину, прыжок в длину на правой и на левой ноге.

    — Зачем все это?

    — У Столбицкого нужно спросить. Может, смотрел, кто снизил спортивное мастерство? Вчера прыгнул на два метра, сегодня — на десять сантиметров меньше :). Однажды Виталий Валентинович ко мне подошел и говорит: «Алексей, не правильно бегаешь. Нужно двигать руками в сторону, а не перед собой». Оказывается, все для того, чтобы соперника локтями отталкивать :).

    — Кстати, что думаешь дальше?

    — Пока в отпуске. Знаешь, уже такой возраст, когда незазорно закончить карьеру. Если не получится трудоустроиться — придется. Буду искать что-то новое, нефутбольное. Хотя годик еще поиграл бы.

    — А если предложат перейти в первую лигу?

    — Только если минская команда. После «Динамо» уже как десять лет не играю в Минске. Хотелось бы и с семьей побыть. Надоели все эти переезды.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы