Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Гончаренко принял мою позицию»

    С приближением Нового года Дед Мороз начинает исполнять мечты. Вот Вадим Скрипченко получил долгожданную возможность поработать самостоятельно. Переход из БАТЭ в «Минск» уже полностью согласован. Тренеру осталась формальная процедура увольнения с предыдущего места работы. В интервью Goals.by новый главком «Минска» рассказал о разговоре с руководством «горожан», очерченном круге задач и своих планах на ближайшее время.

    Вадим Скрипченко и Виктор Гончаренко расстались без обид
    Вадим Скрипченко и Виктор Гончаренко расстались без обид
    SkripchenkoВадим Скрипченко и Виктор Гончаренко расстались без обид Иван Уральский

    С приближением Нового года Дед Мороз начинает исполнять мечты. Вот Вадим Скрипченко получил долгожданную возможность поработать самостоятельно. Переход из БАТЭ в «Минск» уже полностью согласован. Тренеру осталась формальная процедура увольнения с предыдущего места работы. В интервью Goals.by новый главком «Минска» рассказал о разговоре с руководством «горожан», очерченном круге задач и своих планах на ближайшее время.

    — Как прошел ваш день?

    — Насыщенно. Этого я, в принципе, и ожидал. Понимал, что из-за случившегося поступит много звонков. Но к этому нужно быть готовым. Решение множества проблем, ответы на вопросы журналистов, пребывание на виду — неотъемлемая часть работы главного тренера.

    — Каким событийно получился ваш день?

    — Проснулся :). С мыслями, что понедельник сегодня.

    — День тяжелый.

    — Да. Нужно было подъехать в офис ФК «Минск». Решить несколько вопросов с руководством, на которые тогда еще не нашлись ответы. На четыре часа была запланирована тренировка дубля. Хотелось посмотреть на ребят, чтобы определиться, на кого из ближайшего резерва можно будет рассчитывать во время подготовительного периода. А до этого познакомился с клубной базой.

    — Та, которая на «Автозаводской»?

    — Да. Скажу честно, впечатления остались приятные. Раньше там функционировал детский садик. Руководство переоборудовало его, отремонтировав здание. Познакомился с директором базы, поварами, остальным персоналом. Посмотрел, в каких условиях живут и питаются футболисты. Увидел свой кабинет, где будет проходить вся моя творческая работа. В целом, день прошел полезно.

    — Возвращаясь к тренировке, вы просто посмотрели на игроков со стороны или проводили занятие?

    — Проводил. Потихонечку начинаю обрисовывать ребятам свои требования. Все же некоторые из них попадут в первую команду.

    ***

    — Когда «Минск» обозначил свой интерес?

    С конкретикой попросил подождать до окончания сезона. У меня выработалось одно правило. В ходе сезона не принимаю никаких принципиальных решений.

    — Около месяца назад. На меня вышли руководители клуба с просьбой пообщаться на предмет отсутствия у команды главного тренера. Я ответил согласием. Правда, с конкретикой попросил подождать до окончания сезона. У меня выработалось одно правило. В ходе сезона не принимаю никаких принципиальных решений. Надо было учитывать свои профессиональные обязанности и возможное влияние моих раздумий на работу игроков БАТЭ. В итоге, состоялась ознакомительная беседа. Я понял направление, которое хотелось бы выработать руководителям «Минска» при нашем дальнейшем сотрудничестве. После матча с «Барселоной» прошел уже более предметный разговор.

    — Неужели за этот месяц вы не позволяли себе мыслей о «Минске»?

    — Конечно, они были. Я же человек — не могу просто так переключаться на какие-то режимы. И все равно старался быть в гуще борисовских событий. Понимал, что как профессионал должен качественно доработать до конца.

    — Какие «плюсы» и «минусы» возможной работы в «Минске» сопоставлялись?

    — «Плюсы». Я понимал, что положительный ответ на предложение «Минска» поможет преуспеть в моих стремлениях. Не единожды я обозначал желание работать самостоятельно. Более того, чувствую готовность к творческой работе. И понимаю, насколько это ответственно.

    «Минусы»? Наверное, таким определением пользоваться не стоит. Понимал, что новое руководство поставит передо мной конкретные задачи. Они уже вырисовываются. Это, в первую очередь, комплектование. Перестановки произойдут не только в составе, но и в тренерском штабе — как первой команды, так и резервной. Будут изменения в детской школе. Плюс во вторую лигу заявится наш фарм-клуб «Минск-2».

    — Создание фарм-клуба — ваша инициатива?

    — Скажем так, идея руководства, поддержанная и обоснованная мной. Нам нужен фарм для становления ребят, которые по возрасту и мастерству уже переросли уровень дубля, но пока не дотягивают до «основы».

    — А почему у кадрово богатого БАТЭ нет такой команды?

    Идея создания фарма обсуждалась в БАТЭ. Но ответ на этот вопрос — уже не моя прерогатива.

    — Идея создания фарма обсуждалась в БАТЭ. Но ответ на этот вопрос — уже не моя прерогатива. Наверное, были какие-то свои трудности.

    ***

    — И что за «направление, которое хотелось бы выработать руководителям «Минска»?

    — Во-первых, преемственность. В клубе функционирует очень неплохая детская школа — прекрасная инфраструктура, кадровая многочисленность. В первой команде не так много собственных воспитанников. Руководству хотелось бы систематизировать этот процесс и направить в более прогрессивное русло.

    — А какая-нибудь гиперидея была озвучена?

    — Я так далеко не заглядываю. Конкретно понимаю главную задачу, осознавая, что и о других забывать нельзя. Важны результаты как первой команды, так и резервной, пусть ее основной целью и является усиление «основы». Никто не говорит, что подготовка резерва отодвинет на второй план результаты основного состава. С игроками мы поставим перед собой конкретные задачи. Я — тренер амбициозный. Потому будем стремиться выступить как можно лучше. Хотя все понимают, что грядут большие перемены. Потому первый год уйдет на становление коллектива. Руководство, наверное, тоже понимает, что в дебютном сезоне ожидать решения сверхзадачи не приходится.

    — То есть вам не говорили, мол, «Вадим Викторович, вы приходите, и мы с вами возвращаемся в тройку»?

    — Столь категоричных заявлений не прозвучало. И все равно будем стремиться к максимально возможному результату.

    — Конкретных место или их диапазона тоже не озвучивалось?

    — Нет. Хотя все понимают, что стоит делать расчет на Кубок Беларуси. Это реальная возможность пробиться в Лигу Европы, которую можно попробовать выполнить. Отталкиваться будем именно от нее.

    ***

    — Каким будет ваш тренерский штаб?

    Осталась непосредственно процедура подписания контрактов. Помощниками у меня будут Александр Бразевич и Дмитрий Клецов.

    — В этом вопросе еще предстоит поставить точку. Осталась непосредственно процедура подписания контрактов. Помощниками у меня будут Александр Бразевич и Дмитрий Клецов. Вратарями займется Григорий Цыркунов. Это тренерский штаб первой команды.

    — А что по поводу Андрея Довнара?

    — Довнар останется в структуре клуба. Мы предложили ему возглавить фарм-клуб.

    — Дубль?

    — Были сделаны предложения Михаилу Смирнову и Андрею Синичину. Предварительное согласие они дали. В принципе, дело осталось за малым.

    — Вы ведь тоже пока не поставили точку.

    — Да. У меня есть контракт с БАТЭ, срок действия которого истекает только в конце следующего года. Он будет расторгнут по обоюдному согласию сторон. Процесс затянулся из-за моей учебы на категорию Pro. Обучение обеспечивает и оплачивает БАТЭ. После сдачи итоговых экзаменов смогу уволиться. До Нового года, думаю, все завершится.

    — И БАТЭ не стал отказываться от оплаты вашей последней сессии?

    — В начале года я подписывал новый контракт. Одним из моих пожеланий было обучение. Клуб пошел навстречу, за что я очень благодарен.

    — Вы сказали о тренерских изменениях, а что по поводу игроков?

    Мне бы хотелось, чтобы к выходу команды из отпуска — 16 января — состав был сформирован на 90 процентов.

    — Селекционная работа началось. Сегодня уже встречался с одним футболистом. Мне бы хотелось, чтобы к выходу команды из отпуска — 16 января — состав был сформирован на 90 процентов.

    — Зная богатый кадровый потенциал «Минска», над какими изменениями задумываетесь?

    — Давайте не будет торопить события. Работа началась только сегодня. Предстоит провести переговоры с тем кругом футболистов, на которых я рассчитываю в следующем сезоне. Все же у многих из них заканчиваются контракты. Это кропотливая работа. Нужно познакомиться с ребятами, объяснить им свои требования, обговорить финансовые условия.

    В общем, круг футболистов, которые будут браться в расчет, уже определен. Как и тех ребят, с которыми, к сожалению, придется расстаться. Это сложный и неприятный процесс. Но необратимый. Нужно двигаться вперед, в какой-то степени омолаживая команду. Однако никто не сомневается в мастерстве ребят, которые покинут «Минск».

    — Вы сказали о больших кадровых изменениях. Насколько больших?

    — Команда изменится примерно наполовину.

    ***

    — «Минск» в завершившемся сезоне периодически лихорадило. Вопрос финансовой стабильности поднимался на встрече с руководством?

    — Конечно, это один из самых важных вопросов. Руководители заверили меня, что в грядущем году ситуация будет более или менее стабильной. Конечно, клуб не может позволить себе шиковать. Но условия, которые сейчас имеются, мне кажутся нормальными. Хотя все знают, что экономическая ситуация непростая. С учетом государственного статуса клуба, понятно, проблемы могут возникнуть. Но все мы верим в лучшее.

    — Вас не смущает, что два прежних главкома «Минска» остались недовольны сотрудничеством с клубом?

    — Мне как-то некорректно отвечать на этот вопрос.

    — Давайте по-другому. Какие ощущения у вас оставила встреча с руководством?

    Александр Валентинович Керножицкий, что было очень приятно, знает, каким я был игроком, какого я года рождения.

    — Я почувствовал уважение к себе. Как к тренеру и к человеку. Для меня это было очень важно. Александр Валентинович Керножицкий, что было очень приятно, знает, каким я был игроком, какого я года рождения. Конечно, это мелочи. Но мне подобная осведомленность была приятна.

    — Финансово предложение «Минска» устроило?

    — Ну, не будем об этом говорить.

    — Ну, а вдруг вы во имя своего стремления работать самостоятельно пошли на финансовые жертвы.

    — Нет-нет. Я скажу так: финансовые условия достойные.

    — Не страшно менять обеспеченный клуб на госучреждение с затуманенным будущим?

    — Нет, не страшно. Я уверен в ФК «Минск». Повторюсь, пообщавшись с руководителями клуба, зарядился уверенностью.

    — Сохраняет холодную голову? Или у вас приключилась эйфория из-за долгожданного исполнения мечты?

    — Сохраняю. Когда разговаривали с новыми руководителями, обращал внимание на важность финансов. Для сохранения футболистов необходима стабильность. Если вдруг что-то пойдет не так, как мне потом смотреть в глаза ребятам? К тому же деньги — хороший способ мотивации. И мне очень хочется, чтобы футболисты, выходя на поле, были уверены в своем положении.

    — «Копейку из головы не выкинешь»? Согласны, что при денежных проблемах игрок в последнюю очередь думает о футболе?

    — Конечно. Это правда. Только глупый человек не согласится с этим утверждением. Сейчас нужно сделать все, чтобы ребята были уверены в завтрашнем дне.

    ***

    — Вокруг вас циркулировали разного рода слухи. Самый привлекательный — об интересе со стороны столичного «Динамо». Так и было?

    Интерес со стороны минского «Динамо» был. Мы встречались с Юрием Чижом, обсуждали этот вопрос.

    — Это правда. Смело могу сказать, интерес со стороны минского «Динамо» был. Мы встречались с Юрием Чижом, обсуждали этот вопрос. Еще до того, как поступило предложение от ФК «Минск».

    — К слову, смена тренерского штаба сборной означает завершения вашего сотрудничества с федерацией?

    — Да, новый тренерский штаб уже сформирован и утвержден… Об этом и раньше говорилось — я работал на добровольных началах…

    — И денег вам не платили?

    — Ну, почему? Платили. Но заработок не был самоцелью. Мне искренне хотелось помочь сборной.

    ***

    — Мы виделись с Анатолием Капским в пятницу. Тогда ему еще никто не позвонил по поводу вашего перехода.

    — Зато в субботу я попросил Анатолия Анатольевича уделить мне минуточку.

    — Во Дворце Республики и поговорили?

    — Нет, уже на банкете. Скажу честно, нашел полное понимание в его словах и глазах, если так можно выразиться. Признаться, было волнительно. Я ходил и долго думал, как мне построить разговор с Анатолием Анатольевичем. По итогу нам хватило минуты для того, чтобы понять друг друга. Он по-отечески сказал: «Вадим, ты все для себя решил, все тебя устраивает. Для меня это самое главное».

    — После оглашения своих стремлений работать самостоятельно ваши отношения с руководителем БАТЭ как-то изменились?

    — Я бы не сказал. Они были дружеско-рабочими. Или, может, рабоче-дружескими. Все же я занимал ответственную должность, на которой от моего профессионализма зависело многое. Но дружеские отношения у нас сохраняются с моей бытности игроком. Их стоит поддерживать. Нужно понимать, что БАТЭ немало сделал для меня. Шесть лет игровой карьеры, четыре года — тренерской. Итого — десять. Потому я очень рад, что руководители обоих клубов отнеслись с пониманием ко мне в сложившейся ситуации.

    — Что говорил вам Виктор Гончаренко? Не пытался отговорить?

    — Нет. Не упрашивал. Наша встреча не была деловой. Мы общались дружески. Разговор был довольно продолжительными и получился теплым. Я признателен Гончаренко за понимание. Он принял мою позицию.

    — Ваши профессиональные эмоции понятны. Вы амбициозны и стремитесь к самостоятельности. Но ведь отрываетесь от своих давних друзей. Остаетесь в одиночестве.

    — Почему в одиночестве? Я бы не стал говорить столь категорично. Все белорусские тренеры постоянно контактируют. Все друг друга знают.

    — С кем вы советовались, обдумывая предложения «Минска»?

    Я-то для себя все решил довольно быстро, но мнение домашних было очень важным.

    — Прежде всего, с семьей. Я-то для себя все решил довольно быстро, но мнение домашних было очень важным. С профессионалами также общался. Честно признаюсь, с их стороны почувствовал поддержку.  

    — С Вячеславом Геращенко советовались?

    — Ну, не то, что советовались. Просто я сообщил Геращенко, что ко мне есть интерес. Он тоже меня поддержал.

    — За три месяца БАТЭ потерял двух тренеров. Это тенденция или просто случайность?

    — Не знаю, правильно ли говорить «потерял». Только время покажет, потерял или нет.

    — Хорошо, из БАТЭ уволились два тренера.

    — Так, наверное, будет правильнее. Скажу так: свято место пусто не бывает. Ушли мы с Вячеславом Леонидовичем — освободилось место для других тренеров. Руководство, думаю, готово к кадровым изменениям. Все продумывается заранее. Потому БАТЭ и славится своей продолжительной преемственностью.

    — Вы позиционировались как наследник Гончаренко. Кто теперь им станет?

    — Мне бы не хотелось об этом говорить. Думаю, Виктор Михайлович и Анатолий Анатольевич примут наиболее верное решение в сложившейся ситуации. Не считаю, что возникнут проблемы.

    — Слухи прочат Алексея Багу в сменщики Гончаренко. Они имеют под собой основания?

    — Не знаю. Не буду утверждать. У меня есть свое мнение по этому поводу. Правда, не хочу выносить все на публику. Это будет неправильно.

    — Планируете прощальные посиделки для друзей из БАТЭ?

    — Насиделись в субботу :). Надо немножко отдохнуть. Но, конечно, как только представится возможность, я хотел бы встретиться где-нибудь с ребятами. Так, по-дружески.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.