Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Отчисление Скиндериса вызвало недоумение»

    Капитан «Минска» Андрей Разин признался, что не знал, кого назвать лучшим футболистом Беларуси, поведал, что в повседневной жизни Виталий Тараканов был не таким немногословным, как на пресс-конференциях, рассказал о том, как футболисты восприняли отчисление основного голкипера Симаса Скиндериса, поделился своими ожиданиями от прихода в клуб Вадима Скрипченко, а также вспомнил, как расставался с минским «Динамо».

    Андрей Разин пытался разобраться, почему в последних матчах сезона место в воротах потерял Симас Скиндерис.
    Андрей Разин пытался разобраться, почему в последних матчах сезона место в воротах потерял Симас Скиндерис.
    Razin2Андрей Разин пытался разобраться, почему в последних матчах сезона место в воротах потерял Симас Скиндерис. Иван Уральский

    Капитан «Минска» Андрей Разин признался, что не знал, кого назвать лучшим футболистом Беларуси, поведал, что в повседневной жизни Виталий Тараканов был не таким немногословным, как на пресс-конференциях, рассказал о том, как футболисты восприняли отчисление основного голкипера Симаса Скиндериса, поделился своими ожиданиями от прихода в клуб Вадима Скрипченко, а также вспомнил, как расставался с минским «Динамо».

    — Как тебе кандидатура Георгия Кондратьева на посту главного тренера сборной Беларуси?

    — На данный момент это оптимальная кандидатура на пост рулевого национальной команды. За перипетиями ухода Бернда Штанге не следил. Было понятно, что у Штанге заканчивается контракт и его не продлят. А вместо немца назначат Георгия Кондратьева. Стоило ли оставить Штанге? Вопрос не ко мне, но я бы его не оставлял.

    — Если будешь играть хорошо, ждешь что приглашения в сборную Кондратьева?

    — Если буду очень хорошо, может, и позовет :). 

    — Знаком с Георгием Петровичем?

    — Да, он со мной работал в минском «Динамо». Ничего плохого о нем сказать не могу. Только положительное. Правильно говорят, что Кондратьев — настоящий мужик.

    — Гутор довольно неожиданно стал лучшим футболистом Беларуси, не играя в главной команде страны. Тебе не кажется, что лидеры белорусского футбола уже состарились, а новые еще не появились?

    — Полностью согласен. Когда был опрос газеты «Прессбол» среди капитанов команд, то я очень долго думал над кандидатурой лучшего игрока. Я ехал за рулем и практически весь проспект Независимости провел в размышлениях. Трудно выбрать. Раньше ведь как было — не знаешь, кого назвать, называй Александра Глеба, Виталия Кутузова. А сейчас не получается назвать ни Глеба, ни Кутузова. Кого назвал сейчас? Сказал — Кульчий :). А Саша Гутор стал лучшим потому, что высоких результатов добился в этом году БАТЭ и «молодежка». А за эти команды Гутор играл великолепно. Но в моем понимании, лучший игрок Беларуси должен играть за национальную сборную Беларуси. Поэтому я и не назвал Гутора. 

    — Когда Виталия Родионова признали лучшим форвардом, ты удивился?

    — Такая же ситуация. Просто не из кого выбирать. А назвали Родионова, потому что он должен был стать лучшим, если бы был здоров.

    — Каким получился минувший чемпионат Беларуси. Как сказался кризис?

    — Кризис сказался. Он накрыл игроков точно так же, как и всех. А уровень чемпионата не успел пострадать, потому что все играли и старались, как и до кризиса.

    — Белорусский чемпионат был не слишком зрелищным в том числе и потому, что в матчах забивается мало голов... 

    — Могу анализировать по играм против «Минска». В прошлом году нас не воспринимали серьезно, а в этом мы уже были бронзовыми призерами, и большинство команд играли против нас от обороны. Нам было намного сложнее играть с такими командами, взламывать их оборонительные порядки.  

    — Кто тебе больше запомнился — Вадим Евсееев или Матея Кежман?

    — Кежман мне вообще не запомнился. Салатовыми бутсами сейчас никого не удивишь. Евсеев — колоритная фигура. Вадим довольно жесткий футболист и в борьбу он идет до конца. 

    — На твой взгляд, если «Партизан» исчезнет, то кто должен заменить его в высшей лиге?

    То, что творится в «Витебске» - это ахтунг.

    — Считаю, что вариант «Витебск» или «Городея». Но, надо отметить, витебский клуб заслужил вылета из высшей лиги. По отношению к игрокам и футболу. Футболисты же между собой общаются и то, что творится в «Витебске» - это ахтунг. 

    —  В этом сезоне «Минск» выступил не лучшим образом. У тебя статистика стала хуже. Что произошло, возраст?

    — В прошлом году я тоже был уже не мальчик. Это спорт — иногда получается, а иногда — нет. Не  все зависит от нас, спортсменов. Все, что я мог делать — я делал. Наверное, этого было недостаточно. В прошлом сезоне мячи залетали в ворота, а в этом попадали в штанги, летели мимо. 

    — Ты лидер и от тебя многое зависит, но, помимо тебя, в команде есть еще игроки, которые могли взять инициативу на себя...

    — С «Минском» сыграло злую шутку то, что прошлый год выдался удачным. Сейчас поздно вкатились в сезон. Мы поняли, что прошлые заслуги уже никому не интересны, что нужно заново все доказывать. Когда команда спохватилась,  что-то уже было утрачено. Тяжело назвать какую-то одну причину.

    — Говорили, что многое зависело от Олега Дулуба. Когда «Минск» стал бронзовым призером он был мозгом команды, который выстраивал всю тактику, все перемещения. 

    — О любом человеке, который ушел из команды в этот промежуток времени, можно сказать, что его потеря как-то отразилась. Футбольный клуб — это хорошо отлаженный механиз. Одна деталь выпала — и все… Дулуб делал свою работу хорошо. Но не могу сказать, что он ушел, и поэтому мы с третьего место в чемпионате скатились на девятое. Хотя, конечно, это одна из причин.

    — А то, что у Виталия Тараканов не так много опыта работы, как у его коллег по тренерскому цеху, тоже могло сказаться? 

    — Да. Любой фактор мог сказаться. Только был ли этот фактор решающим?

    — Тараканов на пресс-конференциях был совсем немногословен. С футболистами он как общался?

    — С нами он нормально разговаривал, все доступно объяснял. Если надо, то повторно все объяснял, еще доступней :). Наверное, это была его позиция по общению с журналистами.

    — После своего ухода Тараканов поддерживал отношения с командой, общался с игроками?

    — Могу только за себя говорить. Со мной разговаривал. Конечно, он переживал. Все-таки эта команда для него как родная.

    — Расхожее мнение, что самая слабая линия у «Минска», из-за которой возникли основные проблемы, — защита. Вы пытались разобраться в команде, в чем проблема?

    — Это тренер должен смотреть видеозаписи игр и думать, как устранить ошибки.  Естественно, после каждой игры были разборы матчей. Указывали на недочеты, говорили о недопустимости их повторения. Но в конце чемпионата получилось, что у нас самая слабая линия — это нападение. По-моему, мы 8 игр не забивали. «Минск» через раз не пропускал, но и наши нападающие не отличались. А без голов не выиграешь и не наберешь очков. 

    — Когда команда на грани вылета, все начинают нервничать. Как обстояло с этим дело в «Минске»?

    — Психологическое давление было. Но негативные моменты не вылезали. Отношение внутри команды стали еще лучше, все сплотились и пытались всеми силами решить задачу. Даже жены приходили на футбол.

    — В недавнем интервью Симас Скиндерис поведал о непонятной ситуации, когда его отстранили от команды. Он до конца не понял, что произошло. Какая твоя позиция по этому поводу?

    Я узнавал, чье это было решение — отстранить Скиндериса. Оказалось, что это инициатива спортивного директора Александра Алексейчикова.

    — Мне тоже было интересно. Я узнавал, чье это было решение. Оказалось, что это инициатива спортивного директора Александра Алексейчикова. Мне так сказали.

    — Команда не пыталась отстоять своего вратаря?

    — Нет, такого не было. Когда я узнал, чье это решение и чем оно обосновано, то стало понятно, что это вопрос не одного и не двух дней. Это не спонтанный вердикт, он вынашивался долгое время. В этой ситуации нам было бесполезно что-либо пытаться изменить… Не знаю, что там произошло. Но это, безусловно, вызвало недоумение среди игроков.

    — Согласен ли ты с мнением, что «Минску» не хватает молодых ребят в атаке?

    —  Это стало очевидно. Нужно было как-то освежить «Минск». У нас не было возрастного баланса. К тому же у нас была проблема с мотивацией. В еврокубках команда играла в один футбол, а в чемпионате Беларуси — в другой. Это как одна из причин неудачного выступления «Минска» в этом году. Не было мотивации.

    — Может команда просто не была готова физически?

    —  Нет. Так не бывает. В Лиге Европы все хорошо, а всего через три дня игра с «Витебском» и уже «не могу»?

    — Кого из покинувших игроков будет не хватать «Минску»?

    — Приходит новый тренер, и все будет по-другому. Вадим Скрипченко отвечает за результат и решает, какие футболисты ему нужны. Значит, он будет строить игру без них и рассчитывать на других.

    — Какие-то ожидания есть от Скрипченко?

    — Он же еще не работал главным тренером, поэтому сложно судить о том, как он будет видеть игру. Но все всегда с чего-то начинают. Я думаю, что он амбициозный тренер.

    — Вернулся бы ты в минское «Динамо», если бы было сейчас такое предложение?

    — Такого предложения сейчас нет. Но если бы оно поступило, то я бы его рассмотрел. 

    — Говорят, когда ты уходил из минского «Динамо», то ты очень много задавал вопрос: «Сколько?»

    В минском «Динамо» ни за кем не ходил, не бегал и не спрашивал: «Сколько?»

    — Не много раз, а один. Мне предложили определенные условия, я выдвинул свои. Мы не сошлись, контракт закончился, и я ушел. Ни за кем не ходил, не бегал и не спрашивал: «Сколько?». Мы нормально расстались. Мне хотелось попробовать чего-то другого, не белорусский чемпионат. Попробовал. Но в тоже время я готов был остаться в минском «Динамо» на определенных условиях.

    — Сейчас ходят разговоры о том, что белорусские футболисты будут массово уезжать за границу. На твой взгляд, такая ситуация может сложиться?

    — Все зависит от того, какие будут финансовые условия в следующем году в белорусских клубах. Ведь вступает в силу новый указ президента…

    — Ты много поиграл за рубежом. Твое напутствие игрокам, которые собираются уехать из Беларуси.

    — Нужно все взвесить. Нужно уезжать не рано и не поздно, а вовремя. Никто не скажет, когда наступит время уехать. Как узнать, что пора пробовать себя в другом чемпионате. Это рискованный шаг и надо все хорошенько обдумать.

    —  В 2006-м году ты поиграл в «Анжи», тебя сейчас что-нибудь связывает с этой командой?

    — Про «Анжи», можно сказать, что не вовремя туда уехал :). А сейчас меня ничего не связывает с этой командой. Дома только остался спортивный костюм с эмблемой «Анжи».

    — «Минск» называют командой без болельщиков. Тебя этот вопрос волнует?

    — Конечно. Футбол для болельщиков. Если выходишь на поле и много болельщиков — это намного приятней и даже как-то проще играть, не нужно для себя искать дополнительную мотивацию. Как привлечь болельщиков на трибуны? Нужно улучшить инфраструктуру. Наши стадионы, мягко говоря, не привлекают зрителей. Сходить на «Минск-Арену» и сходить на футбольный стадион — две большие разницы. На хоккей иногда хожу. На «Минск-Арене» чувствуешь себя человеком.

    — Если бы устроили финансовые условия, ты мог бы вернуться в брестское «Динамо»?

    — Сейчас уже не знаю. В Минске дети ходят в школу, здесь останется семья и мне не хотелось бы жить отдельно от нее. Желания покинуть «Минск» нет.

    Полную версию программы можно скачать здесь.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы