Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Чем больше людей, тем сложнее управление»

    Вторая часть беседы с главным тяжеловесом белорусского футбола из числа функционеров получилась более лирической. Хотя и прозаический темы не были проигнорированы. Анатолий Капский откровенно рассказал об отношениях с нынешней футбольной властью и отечественными СМИ. Подробно объяснил свое видение процессов управления. В надцатый раз похвалил Матею Кежмана за пользу, которую серб принес БАТЭ. А также признался, что великолепно ладит с Юрием Чижом.

    Анатолий Капский считает, что у всех тренеров БАТЭ есть шанс стать преемником Виктора Гончаренко
    Анатолий Капский считает, что у всех тренеров БАТЭ есть шанс стать преемником Виктора Гончаренко
    KapskiyАнатолий Капский считает, что у всех тренеров БАТЭ есть шанс стать преемником Виктора Гончаренко Иван Уральский

    Вторая часть беседы с главным тяжеловесом белорусского футбола из числа функционеров получилась более лирической. Хотя и прозаический темы не были проигнорированы. Анатолий Капский откровенно рассказал об отношениях с нынешней футбольной властью и отечественными СМИ. Подробно объяснил свое видение процессов управления. В надцатый раз похвалил Матею Кежмана за пользу, которую серб принес БАТЭ. А также признался, что великолепно ладит с Юрием Чижом.

    — Сменилась футбольная власть. К предыдущей вы дышали ровно. К нынешней, кажется, тоже.

    — Вот сейчас я опять что-то скажу, и начнется «Капский всех купил» :). У меня были ровные отношения с предыдущими руководителями АБФФ. С нынешними — такие же. И если мне начнет казаться, будто футбольная власть что-то делает не так, я об этом обязательно скажу федерационным управленцам. Так или иначе, с мнением представителей ведущего клуба в других странах всегда считаются. У нас иногда — нет. Тем не менее, полагаю, если мы будем пребывать в состоянии постоянного конфликта с федерацией, это не пойдет на пользу ни клубу, ни белорусскому футболу.

    ***

    — Еще одна расхожая фраза: «Кого Капский не ругал, тот не журналист». Что скажете?

    — Мы уже говорили об этом — умение признавать ошибки делает человека лучше. В белорусском пишущем, печатающем, снимающем сообществе есть очень сильные личности и специалисты, с которыми у меня были конфликты. Не буду вспоминать еще раз, потому как могу ранить этих людей. Да и интерпретировано все может быть по-разному… Мне до сих пор стыдно за некоторые поступки, которые я совершал. Но в итоге прозвучали публичные извинения, и мы цивилизованно выстроили свои отношения. Скажем так, клуб — мое дитя. В обиду давать его не собираюсь. Никому! Потому я должен уважать СМИ, а СМИ, в свою очередь, уважать клуб. Радикальнее всего я реагировал на притянутые за уши вещи.

    — Какие именно?

    Спросите у клубного менеджмента. Проведите опрос. Я даю добро. Пусть говорят только правду. Кто начнет заискивать, будет жестко наказан.

    — Ну, притянутые, когда начинают по внешним признакам выстраивать версии и делать умозаключения по поводу тех или иных процессов, которые якобы происходят в клубе. А так… Я понимаю, что с прессой нужно сотрудничать во имя развития футбола. Потому многие мои обиды отходят на второй план. Честно скажу, со мной очень тяжело работать. Спросите у клубного менеджмента. Проведите опрос. Я даю добро. Пусть говорят только правду. Кто начнет заискивать, будет жестко наказан.

    Как руководитель и управленец я очень жесткий. Это правда. Ее я не стесняюсь. Я жесткий и по отношению к своим родным и близким. Потому что им не должно быть позволено больше, чем остальным. Только когда ты конкурируешь со всеми в равных условиях, начинаешь развиваться.

    И к прессе я отношусь жестко. Естественно, у меня бывают заносы, после которых я сам себя ненавижу. Но если под горячую руку ненароком попали профессионалы и порядочные люди, я всегда успокоюсь и попрошу прощения.

    ***

    — Как проходит ваш день?

    — Проект рабочего графика расписывается на неделю. Уже в четверг проект следующей недели лежит на моем столе. Вообще, планируя футбольные дела, я отталкиваюсь от заводской занятости. Окончательно график утверждается на заседании дирекции в понедельник с утра. Все мероприятия, в которых я участвую, четко в нем прописаны. По этому графику мы и живем. Должна существовать система совещаний, чтобы люди в недельном цикле могли работать с наибольшей эффективностью. Все, что ты не успел сделать до восьми часов вечера, надо сделать после восьми, но обязательно в тот же день.

    — То есть одинаковых дней не бывает?

    — Конечно. К сожалению, приходится проводить много совещаний. Это наш общий бич. Но мы пытаемся потихоньку эту систему у себя менять. Есть заводская оперативка, — недельная, серьезная — которая проходит в среду вечером. Время после 18:00 использую для спокойного планирования. В понедельник с утра — дирекция. А по вторникам проводим совещания по качеству. Еще каждое утро я получаю финплан. Это обязательные мероприятия. А так каждый день организован по-разному.

    — Футбольные дела вы сами планируете?

    Я хочу, чтобы в клубе была создана система управления, которая не будет нуждаться в пожарных.

    — Вообще, организация менеджмента — самая большая проблема. И я хочу, чтобы в клубе была создана система управления, которая не будет нуждаться в пожарных. Пока же многие проблемы решаются «мясом». Есть люди, которые могут подстраховать в случае чего и выполнить необходимый кусок работы. Полагаю по нашему нынешнему уровню развития, их даже чуть больше, чем необходимо. Но численность сотрудников станет адекватной, если правильно организовать работу и повысить ее качество. Так или иначе, снежная лавина нас накроет, если ничего не менять. Мы развиваемся, процессы усложняются. Усложнятся и задачи, если мы собираемся в чем-то прибавлять. Главным препятствием для развития клуба может стать неправильно организованное управление.

    В последние недели данной проблеме уделяется повышенное внимание. Начали проводить мониторинг нагрузки главных управленцев клуба. Не для того, чтобы выявить, кто хорошо, а кто плохо выполняет свои обязанности. Этим займемся чуть позже. А для выявления неправильно расписанного функционала. Грубо говоря, нужно понять, в каких ситуациях спортивный директор занимается проблемами технического директора. Потому что если он спортивный директор, то должен обучаться соответствующим образом и великолепно знать подотчетную работу. Но если он погружен в другие процессы, не будет эффективен нигде. Это опять «мясо». Это опять лишние люди. А чем больше людей, тем сложнее управление.

    ***

    — Пусть вам все уже и надоели этим вопросом, его стоит задать. Вы можете назвать приглашение Матеи Кежмана ошибкой?

    — Надоели. Действительно. В плане показателей и каких-то ожиданий его привлечение можно расценивать как ошибку. Не хочу оправдываться. Сегодня кладу голову на плаху. Уже сказал, что виноват во всем. Говорю абсолютно искренне. Но это жизнь. Порой мы покупаем дорогое оборудование и неэффективно используем его в целях, для которых оно не предусмотрено — это как солить огурцы в ванной.

    Конечно, хотелось бы, чтобы Матея забивал. Но ведь в развитии и обучении он помог колоссально. Кежман — очень умный парень, который с радостью делился знаниями. Наши тренеры узнали, как те или иные процессы выстраивал Моуринью, какой была атмосфера в его раздевалке. Это снова-таки колоссальная помощь. Каждый день от Матеи поступала новая информация.

    — В какой мере покупка Кежмана была маркетинговым ходом?

    — Эту идею развила пресса. Но, скажу честно, даже изначально об этом не думал.

    — Висенте действительно мог оказаться в БАТЭ?

    Приглашение свободных агентов — попытка ухватиться за воздух. В подобных ситуациях риски очень сложно просчитываются.

    — В нашем тренерском штабе заняты испанские специалисты. Естественно, у них имеется связь со своими соотечественниками из числа футбольных селекционеров и менеджеров. Вариант приобретения Висенте действительно рассматривался. И не только. Вообще, скажу, что приглашение свободных агентов — попытка ухватиться за воздух. В подобных ситуациях риски очень сложно просчитываются. Впредь мы, как менеджеры, должны уменьшить количество таких покупок. Лучше работать на предупреждение проблемы, чем на ее устранение.

    — Вы недавно очень резко высказались, обозначив, что готовых для БАТЭ игроков с белорусским паспортом, в принципе, нет.

    — А разве это не правда? Кто из белорусов у нас появился в последние годы?

    — Рудик, Гордейчук. Раньше Павлов, Шитов.

    — Из тех игроков, которые оперативно адаптировались к нашим требованиям, могу назвать только Игоря Шитова, Сергея Веремко и Сергея Кривца. Другие ребята тоже адаптировались. Но медленнее. Речь об этом. Тот же Саша Павлов свой лучший футбол стал показывать только в нынешнем году. До конца июля, когда получил травму, он за счет стабильности был лучшим игроком БАТЭ. Вот сейчас много критики в адрес Гордейчука и Рудика. А я полагаю их нужно не критиковать, а поддержать. Потому что ребятам очень тяжело дается привыкание к БАТЭ.

    Все вокруг говорят, будто в Борисов приезжают Марадонны, Роналду и Месси белорусского разлива. Большой вопрос, где бы были ныне успешные игроки, не окажись они в БАТЭ. Ну, на каком уровне поиграл Володько сегодня, и где  Дима Мозолевский, которого мы хотели приобрести не меньше, чем Сашу? Почему у него забрали эту возможность — ведь мы предлагали хорошие деньги за трансфер. Вот и все. При этом соотношение цены и качества на внутреннем трансферном рынке как минимум странное. Реально не так много игроков подходят под требования БАТЭ. Вообще же, наша основная проблема не отличается от проблемы всего белорусского футбола, — это атака. Поверьте мне, в конце сезона у обороны БАТЭ, которую все так критиковали, было бы меньше проблем, если бы не имелось сложностей с креативом в атаке.

    ***

    — Молва прочит Алексея Багу в наследники Виктора Гончаренко. Как вы к этому относитесь?

    — Все тренеры, работающие в БАТЭ (за исключением, понятное дело, тех, которые специализируется на таких конкретных участках, как медицина, физподготовка), имеют равные перспективы. Думаю, Виктор Михайлович продолжит развиваться и уйдет только на повышение. И следующим главкомом будет представитель нынешнего тренерского штаба. А кто им станет, нет смысла рассуждать. Вся суть в преемственности. Посмотрите на нашу тренерскую структуру (вновь не учитываем людей, занятых специализацией) — Гончаренко, Ермакович, Федорович, Бага, Лисовский, Невинский. Люди, которые выигрывали первое чемпионство с БАТЭ.

    — Продолжая тренерскую тему. Говорят, вы давно советовали Юрию Чижу подписать Седнева. Это правда?

    — Не буду говорить, правда или нет. Если бы Юрий Александрович задал мне подобный вопрос, я из всех отечественных вариантов, посоветовал бы именно Седнева. Вообще, априори мне очень сложно что-то советовать Чижу. Ведь уже на следующий день меня начнут обвинять, все же я лицо заинтересованное. Правда, Саша Седнев для меня человек не чужой. Если кто-то забыл, он играл в БАТЭ. У нас очень хорошие отношения.

    — А какие у вас отношения с Чижом?

    Я полагаю, Юрий Чиж делает для развития «Динамо» гораздо больше, чем некоторые его критики.

    — Мы часто общаемся на какие-то жизненные темы. Я могу высказывать свое мнение, но никак не советовать. У нас очень хорошие личные отношения. Самое интересное, что после августовской игры с «Динамо» мы не то, что бы начали ругаться. Просто он пытался меня успокоить. Я все же завелся. И на его призывы успокоиться не реагировал. В общем, перекинулись парой «ласковых». Потом созвонились, объяснились. И все нормально. Мне вообще некорректно давать комментарии по поводу «Динамо». Но я полагаю, руководитель клуба делает для развития гораздо больше, чем некоторые его критики.

    ***

    — В этом году за вами практически не было замечено жестких разносов…

    — Почему? Были. Не разносы, но жесткие разговоры имели место.

    — Можете вспомнить самый жесткий разговор с игроками?

    — Это было после матча с «Экранасом» в Паневежисе.

    — Это в уходящем году. А вообще за время существования команды?

    — Ну, я ж не святой. Все трудно будет вспомнить. Я как-то сказал, мол, иногда стоит создать конфликт, чтобы посредством выхода из него решить насущные проблемы. Опять же многими это было интерпретировано по-своему. Мол, Капский — такая скотина, которая сама создает конфликты.

    — За почти прошедший год Анатолий Капский как-то изменился?

    — Не знаю. Полагаю, я стал на год старше, в чем-то мудрее. Даже взрывы, про которые ты спрашивал, происходят все реже и реже. Я уже боюсь, будто бесхребетность команды в отдельных матчах — следствие моего спокойствия. Хотя нет — причины иные. Нас вообще часто отсылают к психологии. К чему я очень скептически отношусь. Хочешь дать простое объяснение произошедшему проигрышу, скажи, что проблема в психологии. Но это всего лишь вариант поиска простых решений. Найми соответствующего специалиста-психолога, и все мы вдруг станем лучше? Глупость это все. Считаю, что психологическую помощь стоит использовать только в особых случаях, когда на самом деле нужно помочь здоровью человека… А в целом, замечаю, что стал мягче.

    — Стареете?

    Когда у тебя есть мысленное наполнение, у эмоций остается меньше шансов. Это нормально.

    — Даже не знаю… Не думаю так. Но в последние годы я больше начал заниматься организацией. А эта наука часто заставляет посмотреть на многие вещи в иной плоскости. Более сложной. Процесс анализа постоянный. И когда у тебя есть мысленное наполнение, у эмоций остается меньше шансов. Это нормально. Я все равно себя не изменю. Все это должны понимать. Бывает, специально создаю давление. Если видишь, что человеку не доходит нормальным языком, можно на него прикрикнуть. Хотя всегда рад, когда мои сотрудники способны мне конструктивно возразить. Понимаю, внутри стал мягче. Скажу так, я  «футбольный наркоман» и без него уже не смогу прожить. Правда, с каждым годом ко мне приходит осознание того, что футбол — не самое главное в жизни.

    — Последний вопрос. Кто быстрее доедет из Борисова в Минск: Алумона или Капский?

    — Не думаю, что стану соревноваться с Алумоной. Наверное, в том числе, и увлечение подобным соперничеством с кем-то помешало Сане раскрыться в Борисове. Сегодня не считаю, что самое главное быстрее доехать куда-то. Есть вещи более важные. С уважением отношусь к Алумоне — хороший, добрый парень. Но когда Саша играл в Борисове, на мой взгляд, для него важнее было быстро доехать до Борисова и обратно, чем совершенствоваться профессионально.

    — Воспримите вопрос буквальнее. Вы ведь тоже, говорят, лихач.

    — Я не лихач. Просто это очередной отсыл к организации. Часто не удается спланировать время, чтобы везде успеть. Вот и приходится экономить на дороге. Но сейчас время года такое, что в основном езжу в темноте. Знаешь, самый уважаемый человек на дороге тот, который с фликером идет. Когда вижу таких людей, хочется остановиться и сказать им спасибо. А потому как большинство благодарить не за что, ездить нужно аккуратнее. Может, на самом деле старею?! :)

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.