Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Разве правда в деньгах?

    Болельщик брестского клуба Анатолий Занько мечтает оказаться с председателем БФСО «Динамо» Юрием Бородичем в одном купе. Не для того, о чем некоторые подумали, а чтобы рассказать свою историю. Точнее, истории. О том, как впервые пришел на футбол с дедом и отцом. Как подавал мяч, пахнущий игрой, кумиру брестчан. Как узнал о победе динамовцев над олимпийской сборной СССР, будучи срочником в Хабаровске. Это и многое другое поклонник «Динамо» излагает в своем письме.

    Интересно, обратят ли внимание в БФСО
    Интересно, обратят ли внимание в БФСО "Динамо" на мнение простых болельщиков
    BorodichИнтересно, обратят ли внимание в БФСО «Динамо» на мнение простых болельщиков Иван Уральский

    Болельщик брестского клуба Анатолий Занько мечтает оказаться с председателем БФСО «Динамо» Юрием Бородичем в одном купе. Не для того, о чем некоторые подумали, а чтобы рассказать свою историю. Точнее, истории. О том, как впервые пришел на футбол с дедом и отцом. Как подавал мяч, пахнущий игрой, кумиру брестчан. Как узнал о победе динамовцев над олимпийской сборной СССР, будучи срочником в Хабаровске. Это и многое другое поклонник «Динамо» излагает в своем письме.

    Юрий Федорович, здравствуйте!

    Вам, наверное, не до праздных разговоров, все-таки Вы на государственной службе, времени свободного мало. А представьте, что мы с Вами в одном купе едем. Беларусь — страна небольших расстояний, но послушать истории о моем, о нашем, о брестском «Динамо» успеете. Да, забыл представиться, Занько Анатолий. Может, истории и не увлекательные, но личные.

    Первый раз меня на футбол привели отец и дед. Не за руку, я уже был «взрослым» 8-летним пацаном. Самое интересное, потом мы все вместе на стадион не ходили. Почему? Не знаю. У деда уже не спросишь, а у отца не хочу, чтобы не знать — пусть остается тайной. Детская память подводит, с кем играли. Хотя уверен, что были это или смоленская «Искра», или «Факел» из Воронежа. И выиграло «Динамо» 3:0. Может, это и не соответствует исторической правде. Но перед глазами стоят запущенные с трибун бумажные ленты после каждого гола. А ленты эти делались из простых обоев. Помните, с двух сторон были узкие полоски, одну из которых перед оклейкой стен надо было обязательно обрезать? Стадион, футбол, трибуны с деревянными скамейками, а восточные — с деревьями  и, конечно, дед. Они оба деда у меня были отличные, и обоих, так получилось, звали Павел Макарович.

    Следующую историю рассказывать-не рассказывать? С «Динамо» связано в ней только то, что произошла она после матча. Добирался домой. Тогда в Бресте за ЦУМом была не только конечная остановка автобусов, но и парочка жилых одноэтажных домиков. Я весь такой красивый, в яркой, блестящей, цветастой рубашке (во взрослой жизни все хочу похожую купить, да как-то не складывается, все не глянется ни одна) и в новых советских джинсах сижу на заборе, жду свою «единичку». Пришла, спрыгиваю, гвоздь — и на штанах сзади солидная треугольная дырка. От мамы влетело. Морально. Родители ремнем меня не воспитывали. И вырос вроде приличным человеком.

    Подрастал, на матчи ходил самостоятельно. Бацилла футбола, понятно, жила во мне давно и вольготно. Болел, естественно, только за «Динамо». За кого еще — оно же родное. Футболисты — Боги.

    А у бровки кумир всех брестских болельщиков Валера Шек машет рукой — возвращай, надо аут вбрасывать. Держи пас, забивайте, выигрывайте. Друзья сильно завидовали потом.

    Проигрываем. А если так, то навал на ворота соперника в те времена был сумасшедший. Я на трибуне на втором ряду, мяч уходит за боковую — и прямо в руки. Пятнистый, большой, каменный, настоящий, со следами травы, да он пахнул игрой! После школы мы играли точно не таким. А у бровки кумир всех брестских болельщиков Валера Шек (жалко, мало за нас поиграл, ушел, затерялся на казахских просторах) машет рукой — возвращай, надо аут вбрасывать. Держи пас, забивайте, выигрывайте. Друзья сильно завидовали потом.

    Сейчас есть знакомые среди бывших динамовцев. Хотя, как бывших чекистов, бывших футболистов не бывает. Все очень приятные и общительные люди. С Виктором Павловичем Кандулинским работал на одном заводе. Удивительно простой и домашний был человек. Он уволился раньше меня. Перед уходом подарил мне бокорезы. Просто на память. Нет Палыча уже.

    Легендарные 1:0 над олимпийской сборной СССР не видел. Досадно. Школу закончил, поступил в институт в Ленинграде. Потом после первого курса — армия. Тогда забирали из института. Попал далековато, под Хабаровск. Газеты приходили со всего Советского Союза и на всех языках, но по остаточному принципу и с жутким опозданием. Если попадался «Советский спорт» - прекрасно, а если «Физкультурник Беларуси» - удача. И осенью читаю, что сборная Союза по футболу обыграла в финале Олимпиады самих бразильцев. В Сеуле, от Хабаровска недалеко. Та самая сборная, которой забивал Гена Кудей, та самая, которую мое «Динамо» обыграло 1:0. Гордился страшно. Когда далеко от Родины, любая хорошая новость становится хорошей в квадрате.

    Мы с другом Олегом одни из первых среди болельщиков (не фанатов) стали приходить на матчи с динамовскими шарфиками. На следующий год после Кубка. О Кубке — дальше. Наши жены к футбольной зависимости относятся спокойно, снисходительно. Это же не вылечить, это хроническое. Но трату семейного бюджета на атрибутику, понятное дело, считают излишней. А зачем непонимание в семье? Поэтому нами был разработан простой и в то же время гениальный план. Снежным декабрьским днем поехали на рынок, купили по шарфику и торжественно поменялись ими. Вечером у каждого дома прозвучал одинаковый вопрос:

    — Купил все же?

    И ответы был похожие:

    — Нет, Светик, Олег на Новый год подарил.

    — Ты что, Танюша, Толик на Новый год подарил.

    А еще на том рынке в кафешке вкуснейшие хот-доги с корейской морковкой.

    Самое светлое и незабываемое. Болельщиков — тьма. Трассу Брест — Минск 27 мая 2007 года можно было смело переименовывать. В трассу имени брестского «Динамо».

    Кубок. Самое светлое и незабываемое. Болельщиков — тьма. Трассу Брест — Минск 27 мая 2007 года можно было смело переименовывать. В трассу имени брестского «Динамо». А сам финал... Незасчитанный гол Димы Мозолевского, штанга от Ромы Гогинашвили, потом Цыгалко потянул пенальти Федоровича. И все, Кубок НАШ!!! Радость, всеобщее ликование и братание. Я мобильный телефон потерял. Ну и … с ним. Что может помешать счастью. С чем сравнить? Когда дочка пошла (она поздновато сделала свои первые самостоятельные шаги) к году.

    А Вы были у нас на стадионе? Не были? Обязательно поезжайте и подышите футбольным воздухом. Болельщиков всегда много, какое бы место родное «Динамо» не занимало. А поддержка! Наше фирменное – «Город над Бугом» — докатывается за реку до окраин Тересполя. С западной трибуны болельщики в ответ фанатам — «Город над Бугом». Возле Кобринского моста слышно. То же с «Только Динамо!» Или. «ДИ» — пауза, пауза, пауза, пауза, удар в барабан – «НА» — пауза, пауза, пауза, пауза, удар в барабан – «МО». Паузы все меньше, лавиной катится – «ДИ-НА-МО». Иногда специально помолчишь, послушаешь, насладишься.

    А еще про лучшего милиционера Бобруйска старшего прапорщика… Приехали уже, выходить пора. Быстро. А динамовских историй у меня еще есть, у тысяч брестчан их множество.

    Сколько, Юрий Федорович, надо заплатить за мои воспоминания? Три миллиона рублей в месяц? Двадцать? В чем правда, Юрий Федорович, разве в деньгах?

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.