Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Говорил, что видел, ничего не скрывал»

    Радислав Орловский после отставки тренерского штаба Олега Василенко оказался вне «Динамо», которому отдал более десятка лет в качестве футболиста, наставника и даже спонсора. Собеседник вспомнил, как команда пыталась адаптироваться к стилю игры «Барселоны». Пробовал вывести формулу эликсира для динамовского организма. Задумывался в причинах трансферных неудач. А также рассказывал, как менялся майками с Антонио Конте и проходил воинскую службу в химполке.

    Радислав Орловский понимает Юрия Чижа, но сожалеет, что тот не дал тренерскому штабу Олега Василенко поработать дольше
    Радислав Орловский понимает Юрия Чижа, но сожалеет, что тот не дал тренерскому штабу Олега Василенко поработать дольше
    Img_7380_0x0Радислав Орловский понимает Юрия Чижа, но сожалеет, что тот не дал тренерскому штабу Олега Василенко поработать дольше Иван Уральский

    Радислав Орловский после отставки тренерского штаба Олега Василенко оказался вне «Динамо», которому отдал более десятка лет в качестве футболиста, наставника и даже спонсора. Собеседник вспомнил, как команда пыталась адаптироваться к стилю игры «Барселоны». Пробовал вывести формулу эликсира для динамовского организма. Задумывался в причинах трансферных неудач. А также рассказывал, как менялся майками с Антонио Конте и проходил воинскую службу в химполке.

    — На носу новый год. Каким для вас выдался год уходящий?

    — Однозначную оценку дать сложно. Конечно, год запомнился работой в минском «Динамо» в качестве помощника главного тренера Олега Василенко. Это положительный момент. Отрицательный — увольнение и неудачная игра команды.

    — Первые недели после увольнения, должно быть, особенно скрупулезно анализировали, почему у команды старт не сложился?

    — Анализом ситуации занимались не только после увольнения, но и во время работы. Считаю, в первую очередь, не удалась селекция. С одной стороны имена пришедших игроков были звучными, с другой ребята не сумели влиться в команду. Наверное, это самая глобальная и важная причина. Вторым фактором, может быть, является недооценка белорусских чемпионата и команд со стороны Василенко. Как известно, сейчас все умеют играть в футбол, оказывать противодействие, и выйти на одну игру с «Динамо», продемонстрировав запредельный настрой, способна почти каждая команда. Возможно, этого мы не учли. И третья составляющая, не столь важная, но все же... Конечно, хотелось бы, чтобы Юрий Александрович дал нам поработать подольше. Хотя его понять можно: после девяти туров команда шла на предпоследнем месте. Но отставание от второго места составляло 4 или 6 очков (в активе «Динамо» было 9 очков, у идущего вторым «Торпедо-БелАЗ» — 14 — Goals.by). Несколько выигранных матчей могли изменить турнирную ситуацию.

    — Что именно не удалось в плане селекции?

    Можно сказать, что селекции в «Динамо» вообще нет. А те трансферы, которые совершаются — это какой-то сумбур и необоснованная трата денег

    — В таком клубе как в «Динамо» не должно быть спонтанной селекции. Наоборот, все должно быть точечно, грамотно. Игрока надо отслеживать даже не в течение месяца, а на протяжении нескольких лет. А так агенты предлагают футболистов. На первом сборе нам позвонили и предложили такого игрока, как Михаил Афанасьев. Да, хороший футболист. Взяли в команду. Но получилось так, что начало сезона у него вышло смазанным. В конце чемпионата Миша разыгрался. Сказалось доверие тренера. Афанасьев — молодец. Справился с трудностями, заиграл. Есть примеры Глеба, Ковеля, бразильцев... Все-таки можно сказать, что селекции в «Динамо» вообще нет. А те трансферы, которые совершаются — это какой-то сумбур и необоснованная трата денег. В клубе должен существовать селекционный отдел, а не так, что Юрий Саныч кого-то пригласил, главный тренер кого-то привел, генеральный директор кого-то позвал. У каждого свое видение футбола, а тренеру под стратегию и тактику нужны определенные футболисты.

    — Сергей Овчинников скептически относится к стилю «Барселоны», который пытался поставить Василенко.

    — Опять же, ничего невозможного нет. Если этого не делать и думать, что это неподвластно никому, конечно, ничего не получится. Стиль «Барселоны», безусловно, обеспечивается игроками, владением мячом, а в случае его потери команда начинает отбор уже на половине поля соперника. Что-то у нас получалось. В том числе играя с БАТЭ, мы неплохо владели мячом, проводили атаки, доминировали на поле. Мне думалось, игра и результат придут. Пропускали же нелепые мячи, уступали с минимальным счетом или сводили матчи к ничьим. А что касается стиля... Подражать кому-то — это неплохо. Гораздо хуже играть в футбол без целей и задач. Зато Василенко знает, что барселонский стиль — это его конек, он работает в этом направлении. Не получилось у Олега Петровича в «Динамо», получится в другом клубе.

    — Тем более, игроки неплохо о нем отзывались: и обучал, и играть в мяч всегда приятно.

    — Знаете, у меня как футболиста были очень хорошие тренеры: Малофеев, Иванов, Тарханов, Шевченко, отличные наставники на детско-юношеском уровне. В этом году довелось поработать с Олегом Василенко. У него интересные, неповторяющиеся занятия. Беговой, нудной работы, которая не по душе футболистам, практически не было. Каждый межсезонный сбор длился как обычно две недели. Общался с ребятами, и они говорили, что сборы давались легко. Вспомню себя в такой ситуации: беготня, трехразовые тренировки... Первую неделю выдерживаешь на морально-волевых, а на десятый день вообще ничего не хотелось — быстрее вернуться бы домой. И атмосфера в команде была хорошая, дружеская.

    — Руководители клуба говорили, что в межсезонье команду не подготовили физически. И Овчинников заявлял, что провел тестирование игроков, отправил результаты специалистам в Италию. Те сообщили, будто кондиции на нуле.

    Может быть, Овчинникову надо было подстелить соломку. Он еще говорил, что селекция завалена

    — Может быть, Овчинникову надо было подстелить соломку. Он еще говорил, что селекция завалена. В «Динамо» есть научно-методический отдел. На протяжении всего сезона снимали показания, и нареканий не было. Мы тренировали, научный отдел контролировал. Естественно, результат на табло. Но если вы такие грамотные, можно было после месяца-двух говорить об этом. Но такого не было. Имели место только слова восхищения: какие грамотные хорошие тренировки. Может, за глаза говорили. Напрямую же тренеру ничего не было сказано.

    ***

    — После отставки тренерского штаба вы остались в структуре клуба?

    — Всех четверых уволили (Василенко, Пятибратов, Гришин и я) —  и все. Хорошо, что лето было :). Навестил родственников. Проводил время с младшим сыном. Работы не было. Правда, Алексей Вергеенко предложил помочь в сборной 1993 года рождения. Выезжал на несколько турниров.

    — Вы все-таки коренной динамовец. Обычно свои воспитанники остаются если не в главной команде, то в дубле, фарм-клубе, юношеский командах.

    — Я тоже этого не понял. Но решать руководству. В частности, Стрельцову. Летом, конечно, хорошо отдыхать, но быстро стал скучать по работе. Не оставили в команде, что тут сделаешь? Будем ждать, глядишь, когда-нибудь другое руководство вернет Орловского обратно. Качуро вернулся, Лухвич и Скакалин остались. Возможно, Орловский что-то не так сказал или очень хотел, чтобы «Динамо» заняло первое место :).

    — Были такие ситуации?

    — Я многое говорил: то, что видел и думал. Ничего не скрывал. Коль футболист не подходил нам, мы сообщали об этом. Если бразильцы приехали с карнавала, мы так и говорили. Прошло около месяца подготовки. Фурлан адаптировался, заиграл. Двух остальных отправили домой. Если футболист не тянет, зачем его держать в команде? Считаю, что как второй тренер, я делал все возможное. Наш тренерский штаб работал. Времени на личную жизнь практически не оставалось. Равнение на стиль «Барселоны» требует просмотра множества матчей, теоретических занятий. «Перелопатили» огромное количество материалов. И ребятам нравилось.

    ***

    — Самые яркие воспоминания из игровой карьеры связаны со сборной или с легионерским периодом?

    В сборной запомнились игры с грандами. И знакомство, дружба с ребятами. До сих пор общаемся

    — Сложный вопрос. Конечно, вершина — это игры за сборную. Но и легионерский период тоже достаточно интересный выдался. С «Торпедо» выигрывал бронзовые медали российской Премьер-лиги. В сборной запомнились игры с грандами. И знакомство, дружба с ребятами. До сих пор общаемся. Жаль, не вышли на большой турнир, так бы было, что еще запомнить.

    — Чем запомнился матч с итальянцами? Не трясло, когда выходили играть, а напротив — Буффон, Мальдини, Каннаваро, Неста, Баджо?

    — Трясти не трясло. Была гордость за то, что мы выходим играть за сборную. С ребятами шутили, что у Италии трансферная стоимость одного футболиста, как всей нашей команды. Было немного грустно за самих себя. Но играть-то можно со всеми. Тогда был такой период, когда мы только входили в большой футбол. Это Алейников, Зыгмантович, Гоцманов, игравшие в первых отборочных циклах, имели опыт выступления за сборную СССР. И только некоторые наши ребята местной закваски играли за молодежные сборные Союза. Но боязни не было. Все зависит от человека, его характера. Выходи — и играй. Что я и говорю ребятам. Если сердцем не играешь, то и ноги не будут бежать.

    — Майками менялись с кем-то из итальянцев?

    — Да. Когда сыграли 1:1 в Италии, обменялся футболками с Антонио Конте. Тогда нам поставили пенальти: якобы я руками завалил его. Хотя была обоюдная борьба. Где-то эта майка должна быть. Мой друг коллекционирует такие вещи. Многие футболки ему отправляю.

    — Много говорилось, что при Штанге поменялись условия для сборной: проживание, питание. Как тогда было в Стайках?

    — В то время полкоманды были динамовцами. Стайки для нас были родным домом. Да и прошло с тех пор 10 лет, многое меняется. Надо идти в ногу со временем.

    — Также вспоминают, как сборники любили выбраться в город, погулять...

    Если футболист, приезжая на сбор, хочет помочь команде, он соблюдает режим и программу

    — Были и такие моменты, убегали с базы. Думаю, и сейчас есть такие футболисты. И необязательно в сборной Беларуси. Те же похождения англичан, история с кальян-баром у россиян. Еще раз скажу: все зависит от человека. Если футболист, приезжая на сбор, хочет помочь команде, он соблюдает режим и программу.

    — Как сейчас на это смотрите глазами тренера?

    — Если человек нарушает режим грубо, серьезно, то, конечно, это плохо. В идеале как тренер закрывать команду на 4 дня не стал бы. В «Динамо» говорили об этом. Давали ребятам время для отдыха. Возможно, это был минус. Но наш штаб не был сторонним радикальных мер.

    ***

     

    — Вы ведь еще в советское время поиграли в «Строителе» из Старых Дорог.

    — Да. Я там проходил воинскую службу. В «Динамо» попал по рекомендации Юрия Вергейчика. Он выступал за дублирующий состав. Дублеры отправлялись на выезд, и не хватало защитника. Юра посоветовал Ивану Григорьевичу Щекину взять молодого футболиста Радика Орловского :). Игра получилась хорошей. После матча подошел Эдуард Васильевич Малофеев, поздравил с дебютом. Это был 1990 год. Отслужил в армии, и сразу взяли меня в дубль. Так началась карьера в минском «Динамо».

    — Как совмещали армейскую службу и футбол?

    Мы играли в первенстве Беларуси. Зимой, после окончания чемпионата, на несколько месяцев шли служить

    — Сам-то я из Краснодара. Окончил там ставропольский спортивный интернат. В Краснодаре сделать воинскую службу не смогли. А в Старых дорогах был химполк, а при нем — футбольная команда. Знакомые ребята раньше меня туда приехали и позвали. И в футбол мы играли, и в армии отслужили. До сих пор остались очень теплые воспоминания об этих двух годах. Мы играли в первенстве Беларуси. Зимой, после окончания чемпионата, на несколько месяцев шли служить. За каждым был закреплен автомат. Доводилось надевать химзащиту при 30-градусном морозе. Все было.

    — И стреляли?

    — Стреляли на полигоне. Я был отличником боевой подготовки. Служили и другие спортсмены. Рота гордилась нами. Не только в футбол играли, но и помогали в соревнования между частями.

    — То есть, два года вместо отпуска вы служили?

    — Нам предоставляли отпуск дней на десять. А декабрь и январь проводили в военной части.

    ***

    — Чем запомнился период в «Торпедо»?

    — Работал со многими известными тренерами: Валентин Иванов, Виталий Шевченко, Александр Тарханов. Валентин Козьмич как тренер старой закалки, бывало, смотрел в сторону, а видел все вокруг. Вроде бы он стоит к тебе спиной, ты выполняешь упражнение, немного филонишь, и тут же получаешь: «Делайте как надо, я все вижу». Все тренеры были адекватные. У Тарханова все тренировки проходили с мячом. Даже кроссы бегали с мячом.

    — Каков был в общении Валентин Козьмич Иванов? Недавно его не стало...

    — Глыба! Человек очень интересный, остроумный. Отличался простотой в общении. И это притом, что мы были молодыми ребятами. Он мог поговорить на любые темы, пошутить.

    — В «Торпедо» играли с Александром Лухвичем, в «Факеле» — с Юрием Шукановым. В номерах тоже вместе проживали?

    — В Москве жили рядом с Сашей. С Юрой часто делили один жилой номер. Поддерживаем отношения.

    ***

    — Что надо сделать для развития «Динамо»? Какими качествами должен обладать тренер? Он должен быть харизматичным лидером, как Овчинников или как обучающий Василенко?

    Я думаю, другой владелец будет делать так же, требовать результат

    — Наверное, все это сложить, взять качества всех тренеров, которые были в клубе, и выжать ту каплю, которая будет эликсиром. Но так же не сделаешь. Каждый тренер приходит со своими задумками, мыслями. Все хотят побеждать. Говорят на Чижа, что он плохой, надо, чтобы он отдал «Динамо». Я думаю, другой владелец будет делать так же, требовать результат. Наверное, надо пожелать терпения руководству, чтобы был создан коллектив единомышленников. Не только игроков и тренеров, но и всего клуба: от учредителей до уборщиц. В те четыре месяца, которые я проработал тренером и восемь лет, которые возле команды — такого единодушия не было видно. Плюс существует много специалистов, для которых успех «Динамо» не очень-то нужен. Прихожу на тренировку в манеже, а мне говорят: «Ну, в мае уберут Василенко...». Человек проводит третью тренировку, а негатив уже пошел. Так вот все и складывается.

    ***

    — Ваши дети футболом занимаются?

    — Старший сын уже не занимается — пошел в греко-римскую борьбу. Занимается у Владимира Николаевича Юзофатова. Звезд с неба не хватает, но ему нравится. Для мужчины хороший вид спорта. Главное, чтобы уши не поломали :). Младший, надеюсь, станет футболистом.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы