Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Отправлял Капскому sms-ки»

    Он улетел и не обещал вернуться. 31 декабря истек срок действия контракта Матеи Кежмана с БАТЭ. Белорусский этап карьеры серба запомнился слабыми статистическими показателями и некоторыми странными историями. Отвечая на вопросы корреспондента Goals.by, Кежман объяснил причины невнятной концовки сезона для команды в целом и себя в частности. Рассказал о походах в цирк и на «Минск-Арену». А также пожелал своему бывшему нанимателю ежегодного участия в групповом этапе Лиги чемпионов.

    Матея Кежман прощался с руководством БАТЭ посредством sms
    Матея Кежман прощался с руководством БАТЭ посредством sms
    Kezhman2Матея Кежман прощался с руководством БАТЭ посредством sms Иван Уральский

    Он улетел и не обещал вернуться. 31 декабря истек срок действия контракта Матеи Кежмана с БАТЭ. Белорусский этап карьеры серба запомнился слабыми статистическими показателями и некоторыми странными историями. Отвечая на вопросы корреспондента Goals.by, Кежман объяснил причины невнятной концовки сезона для команды в целом и себя в частности. Рассказал о походах в цирк и на «Минск-Арену». А также пожелал своему бывшему нанимателю ежегодного участия в групповом этапе Лиги чемпионов.

    — Изменилось ли ваше представление о Беларуси после нескольких месяцев, проведенных в БАТЭ?

    — Не сказал бы, что радикально. Я и до подписания контракта с БАТЭ относился к вашей стране с большим уважением. А четыре месяца, в течение которых выступал за БАТЭ, его только укрепили. Честно, мне запомнилось только хорошее. Я познакомился с интересными людьми — новыми одноклубниками, тренерами, руководителями. Город мне, в принципе, тоже понравился. Все нормально.

    — Неужто нет никакого разочарования?

    — Сторонние наблюдатели со мной, может, и не согласятся, но в БАТЭ я выкладывался по максимуму. Как мог, старался помочь команде в достижении ее целей. Понятное дело, спортивная составляющая вышла далеко не успешной. Меня разочаровывает только итог еврокубковой компании БАТЭ. Очень хотелось, чтобы команда продолжила играть в Лиге Европы весной.

    — К слову, что скажете о выступлении БАТЭ в Лиге чемпионов?

    — Если говорить конкретно обо мне, соглашусь с болельщиками, которых разочаровал. Уровень моей игры и уровень их ожиданий были не сопоставимы. Я мог действовать значительно лучше.

    — А если говорить о команде в целом?

    — К концу сезона основные игроки попросту устали. Их, в принципе, в БАТЭ немного, что лишает тренерский штаб множества дополнительных опций. Вообще, у неудачного финиша года есть простые объяснения. Внутренний чемпионат, с одной стороны, оказывает огромную пользу команде, позволяя делегироваться в Европу в качестве полпреда Беларуси. С другой — мешает. Конкурентной среды как таковой не существует. Другие клубы не создают БАТЭ должного для выступления на международной арене уровня сопротивления. Если бы уровень внутреннего первенства был выше, борисовской команде проще бы игралось в еврокубках. Да и наверняка страну бы представляла не только она.

    — Если отрешиться от Лиги чемпионов, какого вы мнения об уровне чемпионата Беларуси?

    Если рассматривать лучшие годы моей карьеры, то белорусская высшая лига — самый слабый чемпионат, в котором довелось поиграть.

    — Понятное дело, команды из высшей лиги уступают представителям более футбольных стран по всем показателям — игровым, организационным, финансовым. Правда, для большей части чемпионатов Европы это привычная ситуация. Если рассматривать лучшие годы моей карьеры, то белорусская высшая лига — самый слабый чемпионат, в котором довелось поиграть.

    — В Гонконге лига сильнее?

    — Да вы что! Гонконг я вообще не беру в расчет. Конечно, у вас в игровом плане футбол намного-намного лучше. Но Беларусь пока находится очень далеко от той же Голландии, не говоря уже об Англии с Испанией.

    — Каково было после лигочемпионских матчей возвращаться на белорусские стадионы?

    — Я отчасти ответил на этот вопрос чуть выше. Какой общий уровень, такие и стадионы. В Беларуси футбол только развивается, инфраструктура, соответственно, тоже. Хотя я бы не стал излишне драматизировать. Знаете, в Сербии тоже не все арены поражают своей современностью. Есть одна-две хороших. Психологически я был готов к не самой развитой инфраструктуре белорусского футбола, настроил себя. Потому ничему не удивлялся.

    — Что скажете по поводу своих показателей? 11 матчей — ноль голов, две результативные передачи…

    — Всем известно, что в Беларусь я приехал растренированным. Благо работа в клубе помогла приблизиться к оптимальным кондициям. Вспоминается мой дебют за БАТЭ в Солигорске. Да, я ушел с поля без гола. Однако не сказал бы, что действовал плохо. Имелось пару моментов, которые я, к сожалению, не реализовал, но в остальном старался быть полезным. Старт Лиги чемпионов снова получился для меня безголевым, но ту встречу тоже не занесу в пассив. Не раз уже говорил — переломным моментом стала игра в Бобруйске. В матче с «Белшиной» случилось повреждение, после которого выйти на необходимый уровень было чрезвычайно сложно. Хотя я прилагал к этому максимум усилий. Ездил с разрешения главного тренера на лечение в Голландию, Францию, Сербию. Клубные врачи пытались сделать все, что могли, для моего колена. Я им за это очень благодарен. Но последствия травмы все равно сказывались.

    — А что сказалось на вас, когда после замены в домашнем матче с «Гомелем» не пожали руку Вадиму Скрипченко и спешно отправились в раздевалку?

    — Да, моя реакция была неправильной, но при этом я молча отправился в раздевалку, не позволив себе никаких оскорблений. Всем понятно, любому футболисту хочется проводить полные матчи. Мне хотелось забить, я чувствовал силы для продолжения игры… Ничего страшного. После этого случая наши с тренерами и партнерами отношения не испортились. Ко мне отнеслись с пониманием.

    — Не штрафовали?

    — Нет.

    — Почему вы не поехали на последний матч чемпионата в Брест?

    — Причина кроется все в тех же проблемах с коленом. Тренер отпустил меня на лечения. Мы договорились, что я присоединюсь к команде уже в Барселоне.

    — В чем кроется причина отсутствия на чествовании команды? Там было весело…

    — Как раз в это время мне нужно было присоединиться к семье в Швейцарии, решить некоторые личные вопросы. Я загодя сообщил главному тренеру и президенту клуба о том, что буду отсутствовать.

    — На своей итоговой пресс-конференции Виктор Гончаренко сказал, что вы ушли по-английски.

    Мы с моим агентом не понимаем, что это значит. «Приехал по-русски, уехал по-английски»...

    — Мы с моим агентом не понимаем, что это значит. «Приехал по-русски, уехал по-английски»… Ситуация сложилась так, что я вылетал из Барселоны утренним рейсом. Все это было оговорено с тренером. Команда отправлялась в Беларусь чуть позже. Вечером повидаться мы не успели, ранним утром, понятное дело, — тоже. Потом я отправлял Капскому sms-ки. И Гончаренко. Все объяснял.

    — Каким вам запомнился БАТЭ вне поля?

    — В коллективе я чувствовал себя хорошо. Понятное дело, в основном, общался со своим соотечественником Марко Симичем. Наладили неплохой контакт с Ренаном Брессаном. Он мало того, что знает испанский, так еще и сам по себе человек очень коммуникабельный. Касаемо белорусских ребят, пару раз выбирались на ужин с Филипенко и центральным полузащитником, который не Володько…

    — Олехнович.

    — Да, с Эдгаром. Вообще, я далеко не светский человек. Предпочитаю проводить время за чтением дома. Хотя в отсутствии тренировок днем гулял по улицам, вечером, как уже говорил, ужинал с одноклубниками.

    — Как люди на вас реагировали на улицах?

    — Нормально. Спокойно шел, куда нужно. Никто мне не мешал. Пару раз, кстати, посетил хоккейные матчи. Сходил в цирк.

    — А где вы в Минске жили?

    — В центре, на проспекте Независимости.

    — Не жалеете, что поехали в Беларусь?

    — Нет. Мне понравилось ощущать себя игроком маленькой команды, которая с маленьким бюджетом способная добиваться неплохого результата в Европе. Попадание в группу Лиги чемпионов можно назвать этим самым неплохим результатом. БАТЭ однозначно останется в моей памяти. Никогда ранее не встречал коллектив, в котором президент клуба, тренерский штаб и игроки жили одной семьей. В Борисове хорошо организованная команда. Мне не о чем жалеть. И болельщики мне тоже понравились. Искренне любят свой клуб, сопровождают команду на еврокубковых матчах, несмотря на тяжелое экономическое положение вашей страны. Во всех моих предыдущих командах поддержка трибун была очень качественной. Приятно, что БАТЭ не стал исключением.

    — И что теперь?

    20 января полечу в Гонконг. Проведу за семь дней два матча в составе своей бывшей команды.

    — 20 января полечу в Гонконг. Проведу за семь дней два матча в составе своей бывшей команды. Там организовали турнир с участием клубов из Гонконга, Китая, Кореи и Японии. Это просто рекламная акция, я приглашен в качестве гостя. А после буду решать — продолжать мне карьеру или нет. Но вообще, хотелось бы остаться в футболе. Не важно, в каком амплуа — тренера, директора, агента.

    — На дорожку финансовый вопрос. Болельщики с пеной у рта спорили о вашей зарплате. Озвучивалась сумма в 40 космических для Беларуси тысяч евро за месяц. Правда или слух?

    — Не вижу смысла отвечать на этот вопрос. Пусть размер борисовской зарплаты останется известен мне и моему нанимателю.

    — Что пожелаете БАТЭ на прощание?

    — Спасибо БАТЭ за то, что дал шанс напомнить о себе. Поздравляю с Новым годом. Желаю успеха. Хотелось бы, чтобы команда ежегодно играла в групповом этапе Лиги чемпионов, поднимая футбольный престиж Беларуси.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.