Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «В Беларуси нет игроков для грандов»

    Его карьера богата на события. Он успел поиграть за брестское «Динамо» в советские времена, побывать на просмотрах в московских «Динамо» и «Локомотиве», пройти школу Анатолия Юревича и пошуметь с молодежной сборной первого суверенного созыва. В интервью для Goals.by Александр Богайчук перелистал самые интересные страницы своей биографии, вспомнив Бескова и Добровольского. Также главный тренер сборной Беларуси по пляжному футболу рассказал о стремительном развитии этого вида спорта.

    Как вспомниает Александр Богайчук, поначалу в пляжном футболе люди играли за бутерброды
    Как вспомниает Александр Богайчук, поначалу в пляжном футболе люди играли за бутерброды
    BogaychukКак вспоминает Александр Богайчук, поначалу в пляжном футболе люди играли за бутерброды Фото из личного архива Александра Богайчука

    Его карьера богата на события. Он успел поиграть за брестское «Динамо» в советские времена, побывать на просмотрах в московских «Динамо» и «Локомотиве», пройти школу Анатолия Юревича и пошуметь с молодежной сборной первого суверенного созыва. В интервью для Goals.by Александр Богайчук перелистал самые интересные страницы своей биографии, вспомнив Бескова и Добровольского. Также главный тренер сборной Беларуси по пляжному футболу рассказал о стремительном развитии этого вида спорта.

    — Относительно недавно вы заняли пост главного тренера сборной Беларуси по пляжному футболу и аналогичную должность в БАТЭ. К этому шли поступательно?

    — Не скажу, что изначально шел к этому целенаправленно. Все-таки был элемент случайности в том, что начал участвовать в чемпионате страны по пляжному футболу, а затем играть за сборную. Но, с другой стороны, и своя логика в этом имеется. Четыре года был капитаном.  И вот теперь стал тренером сборной. Отныне сконцентрируюсь только на этом деле. Все-таки совмещать должность тренера и играть самому достаточно сложно. Пляжный футбол — игра динамичная, необходимо быстро находить нужные слова, принимать решения. Единственное, не исключаю варианта, что еще поиграю за БАТЭ. Конечно, опять-таки, есть некоторые опасения насчет совмещения должностей. Но, думаю, ребята меня поддержат, и результат не будет хуже, чем прошлом году. Мы выиграли все титулы. Надо отдать должное футбольному клубу БАТЭ, который создал все необходимое для тренировок. Оставалось только показывать игру. У других команд таких условий нет.

    — Как очутились в пляжном футболе? Чем он очаровал?

    — В пляжный футбол меня пригласил Сергей Аркадьевич Треско. Он был тренером национальной сборной, которая формировалась в спешном порядке для участия в квалификации к чемпионату мира. Под знамена привлекались бывшие футболисты — Александр Даниленко, Антуан Майоров, Эдуард Деменковец. Мне была доверена капитанская повязка, за что благодарен Сергею Аркадьевичу. Для первого раза выступили хорошо, выйдя из тяжелейшей группы, где были Испания, Германия, Румыния. После этого я влюбился в этот потрясающий вид спорта.

    — У нас он, похоже, еще не так развит? Раньше вы говорили, что, играя на пляжах Минского моря, можно наступить на пробку от бутылки, куриную косточку…

    — Начиналось все в ужасных условиях. Первые два сезона все держалось на энтузиазме отдельных людей. Но чемпионат развивался. То, что было, и то, что имеем сейчас, — это небо и земля. С приходом председателя федерации Алексея Сычева произошли серьезные перемены к лучшему: и в проведении чемпионата, и в организации матчей сборной.

    На международных соревнованиях все организовано на высочайшем уровне. Практически как в Лиге чемпионов. Многие матчи транслирует телеканал Eurosport, поэтому требуется соблюдать определенный регламент: за три минуты до начала надо выстроиться у кромки поля, выходить необходимо особым образом. Словом, очень много таких деталей. До прошлого года все организационные моменты решали сами. Обычно переговоры вел футбольный агент Евгений Гайдук, который также выступает в нашей команде. Но вот в прошлом году решили взять с собой сотрудника федерации. Он и отправился на собрание. На следующий день играем со Швейцарией. Спрашиваю: «В какой форме мы должны выйти?» Говорит, мол, в красной. Ну, хорошо. Вышли на разминку. Обратил внимание, что швейцарцы тоже в красной форме. Думаю, мало ли, разминаются так, а потом переоденутся. Остается пять-семь минут до построения. Обращаюсь к организатору, и он сообщает: «Вы в белых майках должны играть». И такой ступор наступил. Трансляция на Eurosport, а две команды в одинаковых футболках — скандал назревает! Отправились в раздевалку, сбросили ключи от своих гостиничных номеров запасному игроку (благо повезло, что гостиница была в пару минутах ходьбы от поля), и он помчался в отель. До сих пор не понимаю, как он за три минуты оббежал все номера, собрал форму белого цвета, которая лежала отнюдь не на видном месте, и вовремя вернулся. В общем, тогда адреналинчик так прилично поиграл у нас крови.

    — У вас есть фотография, на которой вы запечатлены с Эриком Кантона. Общались с ним?


    — Близко общаться не доводилось, но пересекались часто. Во Франции в Безье на квалификации Евролиги. Через год виделись уже в Марселе. Поздоровались, но не более. Вокруг Эрика постоянно много людей, пробиться к нему сложно. Часто его команда тренировалась до или после нас. Кантона — это глыба. Я им восхищен. Очень уважаю этого футболиста. Мне довелось видеть его игру. Читал книги о нем. Кантона действительно настоящий харизматичный футболист.

    ***

    — Давайте вспомним этапы вашей карьеры в большом футболе. Вы ведь еще поиграли и во времена Советского союза.

    — Было дело. Недавно просматривал фотографии, газеты. Нашел заметку в «Советском спорте»: «Восемнадцатилетний дебютант брестского «Динамо». Честно говоря, я и подзабыл об этом факте. Мы играли в буферной зоне. Довелось побывать во многих республиках Союза. Было интересно в таком возрасте оказаться в такой команде. Уровень-то какой был! Запредельный! В 18 лет выходил играть с мужиками, у которых уже были семьи, плюс играли за серьезные деньги — это был вызов. Провел замечательное время бок обок с Россихиным, Сосницким, Грищенко, Гуриновичем, Хлебосоловым. Эти два с половиной года очень понравились. Потом у клуба начались определенные проблемы, да и мне по институтским делам пришлось переехать в Минск. Следующие два года провел в «Торпедо». В это же время успел побывать на просмотрах в московских «Динамо» и «Локомотиве». В этих клубах повстречал Добровольского, Чернышова, Хидиятуллина, Тетрадзе, Овчинникова, Гарина, Косолапова. «Динамо» тогда возглавлял Константин Иванович Бесков.

    Потом играл в «Белшине». Нельзя забыть этап карьеры в МПКЦ. У нас была очень сильная команда, отличный коллектив — Кульчий, Ромащенко, Яромко, Савостиков, Гомонов (царство ему небесное). И незабвенный Анатолий Иванович Юревич на командном мостике. Был интересный этап в Израиле, где познакомился с Уваровым, Надудой, Ивановым.

    — Запомнилось какое-нибудь упражнение от Анатолия Юревича?

    — Были задания, которые сейчас вызывают смех. Например, ускорения на практически вертикальную горку, которая была около гостиницы «Припять». Надо сказать, что Юревич был одним из первых тренеров в моей карьере, который строил именно командную игру. У каждого футболиста была своя позиция на поле с определенными задачами и функциями. И мне очень нравилось, что в игре это срабатывало.

    — Анатолий Иванович подготовил десятки футболистов для «молодежки» и национальной сборной. И многие из них отличаются спортивным долголетием в большом футболе. Например, Кульчий. Возможно, и вы могли иметь более продолжительную карьеру?

    — Саша Кульчий был и, наверное, является одним из самых любимых футболистов Анатолия Ивановича. Он любит игроков с футбольным интеллектом. Но Кульчий играет так долго благодаря своим природным данным и отношению к себе. Хотя и роль Юревича тут может быть. Надо отдать ему должное. У него очень интересный подход к футболу. Он обогащает футболистов в аспектах тактики. Где-то, возможно, перегибает палку. Но ведь идеальных тренеров не бывает. Это все понимают. Главное, что его стремление учиться и развиваться вызывает уважение.

    ***

    — Почему не удалось закрепиться в Москве — в «Динамо» или «Локомотиве»?

    — Считаю, что я один из представителей того поколения футболистов, которым было многое дано, но из-за своей безголовости мы не смогли раскрыть свой талант, заиграть в солидном клубе. Плюс еще время было перестроечное: безденежье, неразбериха... Почему именно у меня не получилось? Возможно, просто так сложилось. А может, в этом есть закономерность. Кто его знает? Порой читаешь интервью, и все сетуют: тренер плохой, поле неровное...

    В московское «Динамо» меня пригласил Константин Бесков. С ним был предметный разговор, мол, я рассматриваюсь не на перспективу, а уже как игрок основного состава.

    В московское «Динамо» меня пригласил Константин Бесков. С ним был предметный разговор, мол, я рассматриваюсь не на перспективу, а уже как игрок основного состава. Планировалось, что буду играть на позиции Игоря Добровольского, который уходил в «Атлетико», а до этого был в «Марселе». Он еще ходил в ярком адидасовском костюме этого французского клуба, заметно выделяясь на базе в Новогорске. Бесков его за это гонял: «Что за гейская форма?» Было неожиданно приятно, что Игорь оказался приветлив в общении. А ведь, казалось бы, такая звезда, поиграл в Италии, Испании, Франции. Словом, классный парень. Был случай. На просмотре мы были вместе с Эриком Яхимовичем. Однажды отправились играть в бильярд. Было это в день игры. Заходит Добровольский: «Вы что, домой захотели?» Мы разводим руки: «Нет, мы лишь недавно приехали на просмотр». «Если Бесков увидит вас с кием во время обеда перед игрой, то можете сразу собирать вещи», — предостерег Игорь. И потом полтора часа он посидел с нами, рассказал о себе, своей карьере, тренерах. Еще предупредил: если на тренировке у Бескова мяч после паса пойдет выше колена, то занятие будет остановлено и Константин Иванович устроит ликбез на полчаса. Мяч должен стелиться по земле, передача должна быть удобной. Сейчас бы сказали, что это был барселоновский подход к футболу.

    А потом была травма... Про меня и забыли. В «Локомотиве» вообще была смешная ситуация. Нас с Сашей Хацкевичем пригласили Валерий Филатов и Юрий Семин. Был конец сезона, поздняя осень. Практически сразу Филатов вызвал к себе и положил перед нами два контракта — подписывайте. Мы переглянулись, были озадачены. Тогда агентов не было, футболисты в таких ситуациях были зашуганными. Мы были наслышаны о случае, как парень подписал сразу два контракта, и его дисквалифицировали. Сами мы достоверно и не знали, есть ли у нас соглашения с клубами, за которые играли (Саша — за «Динамо», я — за «Торпедо»). Потом поехали на базу, пообщались с Семиным, Эштрековым. Они в один голос: «Подписывайте контракты, мы видим вас в команде». Сыграли товарищеский матч, я хорошо проявил себя. Через несколько месяцев началась предсезонная подготовка. Хац остался в «Динамо», а меня вновь пригласили на сбор, но контракт уже не предложили. И пришлось в течение трех месяцев его завоевывать. И вот последний сбор в Кисловодске. Только прилетели. Тренеры говорят: «Идите, побалуйтесь с мячом, а завтра начнем работать». Только вышел на поле, ударил слету и подвернул голеностоп, порвав связку. В итоге, на самолет — и домой. Не знаю, подписал бы потом контракт или нет, но то, что провел с «Локо» три сбора, о чем-то говорит.

    Такие вот обломы были в карьере. Возможно, случайно так вышло, а может, и отношением к делу не заслужил большего.

    — Было что-то такое?

    — Это молодость. Такой сквозняк был в голове... Если бы серьезнее относился к работе, то добился бы большего. По потенциалу был не хуже Кульчия, Хацкевича.

    — Спортсмены считались такой «золотой» молодежью, любили «поголливудить».

    — Не знаю, как сейчас. Раньше футболисты и хоккеисты были самыми веселыми героями. Если куда-то приходили, то все знали, что будет праздник. Историй вы много слышали, читали. Юрий Пудышев, Гена Тумилович рассказывали. Через это довелось пройти. Конечно, какого-то беспредела не было. Все-таки есть обязательства и перед собой, и перед командой. За несколько дней до матча себе такого не позволяли. А вот после — могли гульнуть.

    — Про один из таких случаев рассказывал Александр Хацкевич. Дело было в Польше после матча «молодежки». Двенадцать долларов, которые выдали как суточные, упорно не заканчивались...

    — Да, знаменитая история. Был одним из участников сего действа. Это была шестая игра «молодежки». Мы неплохо сыграли — победили со счетом 1:0 поляков. Нас расселили на спортивной базе вроде наших Стаек. После игры нам выдали 12 долларов, которые тут же «скинули» Хацкевичу. Саша у нас был таким казначеем, за все отвечал. Ближе к вечеру вышел во двор и вижу — полицейский автокар. Примерно такого плана, который используют для передвижения на полях для гольфа. Думаю, проедусь пару кружочков. Сел, двинулся с места, и тут же вылезли полицейские, дубинками помассировали меня немного. Процедура, конечно, не из приятных. Обидно было. Решил прогуляться по базе. А чуть поодаль было целое поле таких автокаров. В один из таких сели с ребятами и начали кататься по спортивному комплексу, пока нас не стали вылавливать тренеры. Иван Иванович Савостиков, Юрий Антонович Пышник, несколько полицейский выстроились в линию, взявшись за руки как в фильме «Кавказская пленница», и перегородили нам путь. Мы жмем по тормозам. В итоге, сломали этот автокар. На следующий день пришлось расплатиться. Опять же из этих суточных 12 долларов. И как на все хватало? Потом сообщили, что за нарушение дисциплины из команды отчислены Богайчук, Хацкевич, Федорович… Саша Федорович сразу подскочил: «А я-то за что?» «Сергей Федорович», — успокоили его. Ребята во главе с Сашей Кульчием, Юрой Афанасенко попросили за нас, мы покаялись. Но условной дисквалификации избежать не удалось.

    Вообще, были хорошие времена. Обыгрывали Голландию, Норвегию. Была отличная команда.

    Вообще, были хорошие времена. Обыгрывали Голландию, Норвегию. Была отличная команда. Иван Иванович Савостиков умеет объединить ребят. Представляете, как было приятно, когда шел по улице, и узнавали: «Это вы из той олимпийской сборной, которая обыгрывает голландцев?» Это особенно ценилось. Ведь на тот момент СМИ были не так развиты, как сейчас. Жили тогда одной семьей. Играли до или после национальной сборной. Вместе ездили на матчи. А за главную команду выступали такие мастера, как Алейников и Зыгмантович. Смотрели на них, учились. Важно, что в те времена в сборной играли футболисты, которые были лидерами в своих клубах: Яхимович, Лухвич, Штанюк, Островский, Гуренко, Хацкевич, Белькевич и многие другие. Сейчас такого нет. Мне нравится, когда люди не просто выходят в «основе», а являются лидерами. Бывал в Украине. И такие оды слушал в адрес Хацкевича и Белькевича (сам не говорил, что их знаю). Их наделяли чуть ли не сверхвозможностями. Это действительно уровень, класс, когда человек приехал в новую для себя страну, где много местных талантов, и стал лидером. На данном этапе у нас нет игроков, способных заиграть в клубе-гранде. Меня, как и многих других, опрос по определению лучшего футболиста 2011 года поставил в тупик. Надеюсь, это просто такой незатяжной переходный период.

    ***

    — За минское «Динамо» переживаете? Все-таки и ваши друзья там играли, тренировали, и вы были спортивным директором.

    — Конечно. Для меня приглашение и возможность поработать на такой должности, как спортивный директор, было вызовом. Считаю, поступил правильно, приняв его.  Безусловно, было тяжело, но в равной степени и интересно. Переживаю и за команду, и за игроков, которые остались с тех времен. От меня многое зависело. Главное было не напортачить и постараться привнести новые идеи. Не испортить, считаю, получилось. Промахов в организационной работе не было. С учетом возможностей и пожеланий главного тренера старался приносить пользу и в вопросах селекции. Начинал еще при Алексее Петрушине. С ним здорово сработались. Потом были Петр Качуро, Александр Хацкевич. Со всеми старался находить общий язык. Читал интервью Петра, он говорил, что были нестыковки. Три-четыре раза всех собирал вместе, старался, чтобы все работали в унисон, едино. Тяжело, когда такие яркие, харизматичные личности находятся рядом. У каждого  свое видение на футбол, подготовку команды. Время показало, что было невозможно, чтобы все смогли ужиться, сработаться вместе. Так и получилось. Ушел Качуро, пришел Хацкевич. Тоже старался ему помочь. Он мой друг с детства. Был готов на все ради успеха. Что-то получилось, что-то нет.

    — В ваше время спортивный директор «Динамо» что-то определяет в плане селекции?

    — У спортивного директора громадная роль. Это связующее звено между игроками и тренером. Он контролирует множество вопросов: контракты, жилье, детско-юношеские команды, тренировочные поля, сборы, экипировка. В большей или меньшей степени все это входит в функции спортивного директора. Само собой, в определение состава команды он не вмешивается. Спортивный директор может дать совет при трансфере футболистов, рассмотрении кандидатур для усиления, но определяющей роли не играет. Стратегия развития команды также по большей части находится в компетенции правления клуба. Но фигура спортивного директора весомая и существенная, от его работы зависит очень многое.

    ***

    — О дружбе с Александром Хацкевичем вы уже упоминали…

    Дружим с Хацкевичем с детства. Я крестный отец его сына. В школе с ним учились, в сборных играли: от команды города до «олимпийки».

    — Дружим с детства. Я крестный отец его сына. В школе с ним учились, в сборных играли: от команды города до «олимпийки». И сегодня в отличных отношениях. Пусть и общаемся чуть меньше. Порой консультируюсь у Саши. Он ведь уже тренер, я только стремлюсь к этому, учусь. Недавно получил лицензию категории «B». Стараюсь изучать различные материалы, методики, чтобы работа строилась на научной базе при правильном подходе. Очень многое дали семинары испанца Амареля (Амарель Родригес — обладатель золотого мяча Кубка мира ФИФА пляжного футбола 2008 года, капитан сборной Испании, официальный инструктор ФИФА по развитию и продвижению пляжного футбола Goals.by), который изменили взгляды на пляжный футбол и тренировочный процесс. Общаюсь с тренером сборной России Михаилом Лихачевым, его предшественником Николаем Писаревым.

    — У вас спортивная семья. Ваша жена — в прошлом гимнастка Юлия Раскина.

    — Впервые увиделись на одном мероприятии. Сначала  просто познакомились. Для меня художественная гимнастика была в диковинку, мало что знал из этой области. Потом уже стал вникать, узнал, что Юля — звезда. А далее общение постепенно переросло в желание пожениться и жить вместе. Уже полтора года нашему сыну. Растет футболист.

    Юля очень сильно помогает. С пониманием относится к моему увлечению пляжным футболом. Два года назад мы ездили на соревнования, грубо говоря, за бутерброды. Дивидендов это не приносило. Мне же доводилось быть и администратором, и тренером, и даже врачом. Это отнимало много времени и сил. Ее поддержка окрыляет.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы