Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Школа мешает футболу? Не идем в школу»

    Юрий Ковба за сына горой. Корреспондент Goals.by в этом убедился, когда на протяжении двух с половиной часов слушал истории Юрия Дмитриевича. О том, как тот сам играл в футбол. Как делал из болезненного мальчика спортсмена. Как пристраивал сына в Украине, потому что в Витебске он был не нужен. Как ехал с Денисом в скорой после матча сборной с Норвегией, и как искал людей, чтобы вынести носилки. О Шмолике, которого уводил в подтрибунку, и нынешней молодежи, которую трудно заставить работать.

    Денис Ковба хочет поиграть еще лет пять
    Денис Ковба хочет поиграть еще лет пять
    KovbaДенис Ковба хочет поиграть еще лет пять sport-express.ua

    Юрий Ковба за сына горой. Корреспондент Goals.by в этом убедился, когда на протяжении двух с половиной часов слушал истории Юрия Дмитриевича. О том, как тот сам играл в футбол. Как делал из болезненного мальчика спортсмена. Как пристраивал сына в Украине, потому что в Витебске он был не нужен. Как ехал с Денисом в скорой после матча сборной с Норвегией, и как искал людей, чтобы вынести носилки. О Шмолике, которого уводил в подтрибунку, и нынешней молодежи, которую трудно заставить работать.

    О себе

    «Работаю в футбольном клубе «Витебск». Должность не самая престижная, но скоро все наладится. Раньше трудился в дубле. Сейчас меня сократили, потому что в первой лиге дубль не нужен. Скоро меня повысят, однако должность все равно будет незначительной. Главным тренером я точно не стану :). Хотя как-то я работал главным. Ушел Ясинский из клуба, и меня поставили на его место. Говорил, не буду, ребята, не хочу. Но очень просили. Ровно три игры пробыл в должности. Это невероятный труд. Я тогда ночами спать нормально не мог. Все думал, кого поставить в основу.

    Вообще не понимаю, как наши тренеры работают. У нас как? Дают тебе деньги один раз, и ты должен собрать команду и что-то выиграть сразу же. Но так не бывает. Здесь одна из моих любимых притч вспоминается. Если посадить девять девушек, они за месяц ребенка не родят».

    О футбольном прошлом

    «Я родился в Украине, там все и начиналось. Сначала в моей карьере был клуб «Стрела». Мы в юношеском чемпионате Украины стали вторыми после киевского «Динамо». Когда стукнуло 18, меня забрали в армию, где играл за одесский СКА. Мы еще Кубок вооруженных сил выиграли. Ну а потом приехал в Витебск, где поиграл три года. Затем вынужден был уехать, потому что достойных условий в городе не было. У меня как раз Денис родился, и хотелось, чтобы он был одет и обут. Вернулся с семьей в Украину».

    О молодежи

    «За последние 15 лет в Витебске появились только три игрока высокого класса — Корниленко, Родионов и Ковба. Ребята, поигравшие в сборной. Все они трудяги. Упорства сейчас очень не достает нашей молодежи. Мне больно смотреть, как ребята в 17-18 лет теряются. Ведь в юном возрасте они невероятно талантливы и показывают отличный футбол. Но где-то из-за отсутствия работоспособности, где-то из-за нехватки толчка с чьей-либо стороны они в юном возрасте заканчивают с футболом…

    «Теперь же говорю ребятам: после тренировок оставайтесь, мы с вами доработаем то, что в положенный лимит времени не успеваем. И ни один не остается».

    Заставить их трудиться очень непросто. Вот Дениса я мог принуждать работать на полную катушку. Теперь же говорю ребятам: после тренировок оставайтесь, мы с вами доработаем то, что в положенный лимит времени не успеваем. И ни один не остается».

    О деньгах

    «Мой Денис, когда в Украине играл, больших денег в кармане не имел. Практически ничего не получал. Я как-то приехал и спрашиваю: «Тебе есть за что кушать?» Он и говорит, что нет. С собой у меня было сто долларов. Вот мы их по-братски тогда и разделили: мне пятьдесят и ему пятьдесят. А нынешняя молодежь, не успев еще как следует заиграть, первым делом просит денег».

    О витебских воспитанниках

    «Сколько раз говорил: давайте будем потихоньку подтягивать молодежь. Сначала одного, потом второго, потом третьего. Почему не подключать своих воспитанников? Они же наши! Чтобы ребята не терялись и не заканчивали. Денис вот тоже никому в Витебске изначально не нужен был, но ведь всплыл потом.

    Меня очень радует, когда наши ребята чего-то добиваются. Вот Щербаков Андрей перешел в БАТЭ. Он ведь тоже когда-то хотел заканчивать. Но мне его привели и попросили натаскать. И я взялся за Андрея: и ругал, и с тренировок выгонял. Все делал, как с Денисом. Потому что по-другому нельзя. И посмотрите, что получилось. Не закончил, и в БАТЭ перешел, и в молодежке еще играет.

    За Раджабова мне тоже радостно. Он бодялся, бодялся, взялся за него — парень перешел в киевское «Динамо». Он приезжал недавно. Душевно поговорили».

    О Шмолике

    «Эту историю никогда не забуду. Мне друзья со всего света звонили и говорили: «Смотрим смешное видео, где ты идешь со Шмоликом». Оно как там было. Идет игра, смотрю, что-то человеку плохо. Бывает. Тогда я (в то время был администратором «Витебска») предложил заменить его, все-таки есть запасной судья. Не знаю, почему Шмолика не заменили. Как игра закончилась, побежал к нему. Подумал, что если этот двухметровый человек упадет, мало ему не покажется. Предложил свою помощь. Он отвечает — мол, там телевидение снимает. Вот и пришлось Шмолика обмануть, сказал, что мы все камеры уже убрали. Так и увел его с поля. Пришли в раздевалку, и я сразу побежал за клубным доктором. Человеку спина болела. Доктор наш вколол ему обезболивающее. Шмолик еще минут пять полежал на кушетке, после чего все прошло.

    „Когда уводил Шмолика с поля, запаха спиртного не почувствовал. Да и не принюхивался особо. Может, и правда все произошло из-за спины?“

    Когда уводил его с поля, запаха спиртного не почувствовал. Да и не принюхивался особо. Может, и правда все произошло из-за спины? Потом в раздевалке нашел «Элеутерококк». Его и футболисты, и тренеры, и судьи, бывает, принимают для поднятия тонуса».

    О «Витебске»

    «А что «Витебск»? У нас здесь просто нет ни условий, ни финансирования. В Новополоцке есть завод «Нафтан» — потому и у тамошней команды есть деньги. А что в Витебске? Здесь такой большой трубы нет. Нет предприятия, которое смогло бы взять клуб под свое крыло. Вот в этом вся беда.

    При Дроздове (бывшем мэре Витебска — Goals.by) у команды деньги водились. Мы тогда, скорее всего, распорядились ими не так, как надо. Но это уже другой вопрос».

    О возвращении в высшую лигу

    «Не знаю, как быстро «Витебск» выберется из первой лиги. Когда Дроздов стал нашим куратором, так мы сразу выбрались. Человек просто любил футбол. А сейчас такого точно не будет. Денег никто давать не хочет. Да и кризис в стране. Откуда в городе взяться деньгам?

    Мы все надеемся на выход в высшую лигу. Но, честно скажу, насчет этого года сомневаюсь. Хотя задачу такую перед нами уже поставили».

    О сыне

    «Я доволен сыном. Хочется, конечно, чтобы он большего добился, нет пределов совершенству. Но даже за то, что Денис достиг, хочу сказать большое отцовское спасибо. Горжусь, что у меня такой сын. Когда Денис играет с Тихоновым, Титовым, Гусевым, когда у него в друзьях Каряка… Для меня эти люди всегда были, как Боги. А он играет с ними и хорошо общается».

    Об имени

    «Конечно, мальчика хотел! Это же святое! Сразу сказал — футболистом будет. Имя для Дениса жена выбрала. Мы даже как-то не спорили на ту тему. Я ведь тогда еще играл. Приехал домой, а моих уже из роддома забрали. Имя Денис в то время, кажется, было популярным. Он у нас как Денис Бергкамп :)».

    О детстве Дениса

    «Сын почти никогда не плакал. Проблем не доставлял. Правда, очень много болел. Когда Денису девять месяцев исполнилось, я в «Двине» закончил играть, и мы на Украину перебрались. Может, климат там был неподходящий или что-то еще. Потом я специально из одной команды в другую перешел, чтобы поправить здоровье сына. Поближе к морю переехали. Я Дениса водил постоянно на набережную, процедуры разные делали. Занимался с ним серьезно, нагрузки неплохие давал.

    „В четыре годика Дениса у меня бежал уже 800 метров! Я его останавливал, а он говорил: "Папа, я еще могу!“

    В четыре годика он у меня бежал уже 800 метров! Я его останавливал, а он говорил: «Папа, я еще могу!» И при этом все равно часто болел. Почти каждые две недели что-то происходило. Мы тогда по врачам пошли. Те говорили, что Денису надо аденоиды, гланды, полипы и еще что-то убрать. Ничего я не разрешил убирать. Мы сами вылечили сына, без врачебной помощи».

    О первых шагах в большом футболе

    «До 11 лет Денис со мной тренировался. Я работал тогда педагогом в спортивной школе. И всюду брал его с собой. Он и в футбол, и в волейбол, и в баскетбол, и в хоккей, и в настольный теннис играл.

    Потом отдал его Владимиру Павловичу Войтеховичу — это очень порядочный человек. Он сам как-то спросил меня про сына, так как занимался комплектованием группы ребят 1979 года рождения. В той группе и Андрей Баранок был — сейчас лучший друг Дениса. Не хочу хвалиться, но многие ребята из той команды не выросли, потому что у них такого отца, как я, не было. У меня Денис ни одной тренировки не пропустил. Я всегда говорил: если школа мешает футбола, что мы делаем? Правильно, не идем в школу. А если институт мешает футболу, что мы делаем? Ответ тот же.

    Еще в детстве приучил сына: если он в матче не доиграет 20 минут, то должен придти домой и во дворе это время доработать. Он не хотел сначала. Говорил: «Я устал, папа». Но я ему всегда отвечал — сынок, так надо. Сейчас, между прочим, ничего не изменилось. Он когда приезжает, я ему ребятишек 10-12 лет собираю, и он играет с ними один против всех. А потом уже до того дошло, что дети сами приходили и говорили: «Дайте нам дядю Диму». Они Дениса так прозвали».

    О кировоградской «Звезде»

    „Сын до этого все время со мной был, а здесь его забрали и все — сказали, езжай. Я ехал и всю дорогу (а это какие-то 250 километров) плакал“.

    «Дениса в Витебске сразу брать не хотели. Я ходил, просил. А потом надоело, и мы поехали в запорожский «Металлург» на просмотр. Смотрели его, смотрели... А у меня и в Украине друзья есть. Обратился к ним. Нашли команду, где людей не хватало. Так отправились в Новую Кахолку, где готовилась кировоградская «Звезда» — клуб высшей лиги. Команду тренировал тогда Ищенко Александр Алексеевич. Он как только увидел Дениса, так сразу и сказал: «Я его забираю!» Вот и все. Полтора часа — и Денис в высшей лиге чемпионата Украины. У меня такие сильные чувства были... Сын до этого все время со мной был, а здесь его забрали и все — сказали, езжай. Я ехал и всю дорогу (а это какие-то 250 километров) плакал».

    О Беленьком

    «Когда сын забил первый гол в чемпионате Украины, позвонил журналисту «Прессбола» Дмитрию Беленькому и спросил, почему не пишут в газете про Дениса Ковбу. Он признался, что такого не знает. Вот я и рассказал, что это наш, белорус. Потом уже через несколько лет Беленький говорил, что у нас в Беларуси только два отца, которые горой за сыновей и везде пытаются их продвигать. Один из них — я».

    О киевском «Динамо»

    «Ищенко дал Денису путевку в жизнь. Он ведь после «Звезды» в киевское «Динамо» сына отправил. Денис с киевлянами на Кубок содружества поехал. Первую игру провел в основном составе, а потом простудился.

    Позже узнал, что в «Динамо» набирают людей и устраивают «мясорубку». Кто выживает, тот остается. Честно говоря, Денис в Киев не особо хотел. Там были бешеные нагрузки. Сын еще при Лобановском тренировался. После его занятий уже в восемь часов ложился спать. Мы вечером приходили на почту звонить, а он и говорил: «Я уже спать ложусь. Сил совсем нет».

    В общем, не срослось у Дениса с «Динамо». Вместе с ним на просмотре были и Саша Глеб, и Вася Хомутовский — все они не подошли».

    О «Крыльях Советов»

    «Ищенко отправил Дениса и в «Крылья Советов». Посмотрел Тарханов и говорит: «Что-то невзрачный он...» Но знаете, чем Денис подкупил тренера? Александр Федорович потом рассказывал: «Он добегает до штрафной, теряет мяч и бежит назад. И так все 90 минут — от штрафной до штрафной». Еще шутили, что у сына два сердца. Тарханов его взял и не прогадал.

    В Самаре люди вообще молодцы. Проводили Дениса, как положено. Он ведь теперь там почетный житель города. Ему пропуск на все матчи команды вручили. А болельщики банер вывесили: «Бобер и Ковба — наше все». Денису даже тренером предлагали остаться. Но он хочет еще поиграть».

    О сборной

    «Ситуация со сборной, считаю, очень некрасивой получилась. Бернд Штанге просто-напросто прокинул Дениса».

    «Ситуация со сборной, считаю, очень некрасивой получилась. Бернд Штанге просто-напросто прокинул Дениса. Когда немец возглавил национальную команду, он всячески не хотел брать сына. Слова, сказанные Штанге, до сих пор у меня в ушах стоят. Мол, Штанюк, Гуренко и Ковба ничего не выиграли. А чего добился Штанге без Штанюка, Гуренко и Ковбы? Насколько я знаю, убрал Штанге Дениса из сборной не по игровым качествам, а по другим соображениям. Просто не хочется всего говорить».

    О самой тяжелой травме

    «Хотя, может, даже и лучше, что так произошло. Самую тяжелую травму сын именно в сборной получил. У него тогда был осколочной перелом ключицы. Я с Денисом в больницу ехал на скорой. Его неправильно везли: должны были посадить, но почему-то положили. В итоге, растрясли. Плюс укол обезболивающий не сделали. Когда в больницу приехали, то и вынести из машины некому было. Я побежал, людей нашел, попросил помочь. Но это еще ладно. Сразу в больнице ничего не хотели делать. Говорили, у нас очередь. Вот Денис и лежал в грязных гетрах, трусах и майке. Говорил: «Папа, мне плохо». И ведь дальше лежал бы, если бы я ругаться не начал. Да и то, первое время отвечали: «Звоните президенту!..»

    Врач позже сказал: «Хорошо, что при переломе вены остались целы». А если вспомнить, как его везли в больницу... Все могло очень плохо закончиться.

    Поэтому я и думаю: хорошо, что в сборной Денис больше не играет. Но вот что обидно. За все это время ему ни разу никто не позвонил и даже спасибо за годы, проведенные в национальной команде, не сказал. Так не поступают».

    О Кондратьеве

    «Георгий Петрович — мужик классный! Это же мой друг. Мы с ним в «Двине» вместе начинали, в один год в команду пришли. Он там левого нападающего играл, а я — левого хава. Кондратьев с моих передач много голов забил. Он жестким форвардом был, плотненьким. Георгий Петрович — самобытный, из деревни, кровь с молоком! Три года с ним играли, в одном общежитии жили. А когда Денис родился, мы, конечно, вместе праздновали это дело. И сейчас, если на играх видимся, обязательно общаемся.

    Но в сборной Денис уже вряд ли появится. Потому что молодые всем нужны. Но ничего. Мне Денис сказал, что еще лет пять точно поиграет».

    О цели в жизни

    «Хочу, чтобы оба внука играли лучше Дениса. Первый блин, он конечно, не комом, но все равно. После своей карьеры я многое понял и осознал. Например, то, что надо готовить не защитника или полузащитника, а только нападающего. Ведь они постоянно востребованы. А для того, чтобы вырастить нападающего, нужно работать с ним с самого детства, закладывать особую программу. Хочу, чтобы внуки были классными футболистами. Куда им деться с подводной лодки? А еще когда-нибудь о своей жизни напишу книгу. И о том, как сына воспитывал, и обо все остальном. Пока рано об этом говорить. Еще хочется в Витебске поработать. А то меня попросят уехать из города в ближайшие 24 часа. А, может, и сразу из Беларуси :)».

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы