Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    «Metal везде со мной»

    Озарившись очередной идеей, футбольный отдел Goals.by решил запустить новую рубрику. Суть проста, как валенок: говорить по душам с опытными игроками, которым есть, что вспомнить. Накануне своего 35-го дня рождения Евгений Капов рассказал об адекватной дедовщине, ошибках молодости и готик-метале. Вспомнил пару качественных баек и матч с норвежским «Стабеком». А также не сумел закончить составление символической сборной «Днепра» последних 19 сезонов, чтобы не обидеть партнеров.

    Евгений Капов не переживает из-за того, что о нем думают другие
    Евгений Капов не переживает из-за того, что о нем думают другие
    KapovЕвгений Капов не переживает из-за того, что о нем думают другие Иван Уральский

    Озарившись очередной идеей, футбольный отдел Goals.by решил запустить новую рубрику. Суть проста, как валенок: говорить по душам с опытными игроками, которым есть, что вспомнить. Накануне своего 35-го дня рождения Евгений Капов рассказал об адекватной дедовщине, ошибках молодости и готик-метале. Вспомнил пару качественных баек и матч с норвежским «Стабеком». А также не сумел закончить составление символической сборной «Днепра» последних 19 сезонов, чтобы не обидеть партнеров.

    Отличницы и сгущенка

    — Вы готовитесь уже к 20-му сезону в составе «Днепра».

    — Сложно сказать, к какому именно. Помню, приезжал в Могилев Ходасевич, так во время интервью мы с ним пробовали посчитать. Просто получилось, что в одном году уместились два сезона.

    — Когда система проведения чемпионата менялась?

    — Да. 95-й, кажется, год. Если так, то действительно проведу 20-й сезон… Если все будет нормально.

    — А что может быть ненормально?

    — Ну, все может быть :).

    — Вы помните свое появление в «Днепре»?

    — Приблизительно. Учился в УОРе. Как раз заканчивал училище. Лет 17 мне было. Позвали на предсезонку в «Днепр». Одна тренировка, другая. Как-то в итоге закрепился. Первый матч вроде провел против «Шинника». В Кировске он проходил. Правда, мы уступили 0:4. Ох, давно это было.

    — Каким получилось ваше футбольное детство?

    Сам я из Рогачева. Там же начал заниматься греко-римской борьбой.

    — Сам я из Рогачева. Там же начал заниматься греко-римской борьбой. Друг, с которым мы жили в одном доме, как-то сказал: «Пошли, запишемся». Ну, и пошли. Мне семь лет было или восемь. Три года боролся. Мы на занятиях периодически играли в футбол. И тут один тренер как раз начал создавать соответствующий спецкласс. Позвал меня. Мне футбол был интереснее, я согласился. Перешел в другую школу в этот спецкласс — 20 с чем-то футболистов и пять девочек.

    — А девочки в футбольном спецклассе зачем?

    — Не знаю. Зато все отличницами были. А я средне учился.

    — Вы борьбой занимались, а уши у вас вроде не поломанные?

    — Не успели мне их переломать, вовремя на футбол переключился :). Хотя тренер по борьбе, когда я уходил, очень жалел.

    — А правда, что Рогачев с Глубоким соперничают?

    — Из-за сгущенки :)?

    — Да.

    — Не знаю, какая сгущенка вкуснее. Но в Рогачеве ее очень много. В детстве я ее прямо-таки поглощал :).

    Калачев и Калачев

    — Сможете составить сборную «Днепра» за последние 19 сезонов? Допустим, вы в ней капитаните и играете на правом фланге обороны.

    — Уф, многие хорошие ребята у нас играли. Касаемо вратаря, надо отдать должное чемпионскому году. Так что первый номер — Сергей Астапчик. Хотя в последние сезоны в команде хватало хороших голкиперов — те же Копанцов, Панкратов… Справа, допустим, я :). В центре защиты, наверное, Болтрушевич… Сложный вопрос ты задал…

    — У вас команда по какой схеме играет?

    — Можно, конечно, по старой играть — с чистильщиком сзади. Но давай по новой. Допустим, 4-4-2. В нападение поставлю Огородника… Слушай, ты с меня сейчас тренера делаешь!

    — Так ведь скоро уже.

    — В принципе, да… Чайку надо в центр поставить. Сильно Саша играл. Однозначно в основу. Тимофей Калачев — справа в полузащите. Опорник — Лихтарович. Да кого ни возьмешь — футболист с большой буквы.

    — У вас есть вратарь, пара защитников, два полузащитника и один форвард.

    — Булыгу к Огороднику вперед. Слева в полузащиту поставим второго Калачева. Дима в свое время там и играл… Шунейко по-любому в центр защиты. Блин, так а что с Чумаченко делать? Тоже хороший игрок. Нет, давай заканчивать. Я и 16 человек назвать смогу. Просто обидеть никого не хочу. Ты представь — 19 сезонов, море футболистов. Чума вот хорошо играл, Ланько Виталик. Быча сильно смотрелся.

    Гипс и Костюков

    — «Днепр» вылетел в первую лигу. Смирились уже?

    — Знаешь, много о чем думал в концовке прошлого года. По ходу сезона вообще не верилось, что расставание с вышкой может состояться. Естественно, старался себя успокоить, мол, жизнь на этом не заканчивается… Не то, что я смирился — просто настроился философски. У нас ведь есть шанс вернуться. И теперь, начав подготовку, мы ориентируемся на победу в чемпионате первой лиги.

    — Помните день, когда «Днепр» официально покинул «элиту»?

    Один из переломных моментов — встреча с «Нафтаном». Реально могли победить. Самые скверные ощущения испытал именно после той игры.

    — Честно, за туров десять до конца чемпионата начал воспринимать каждый матч как последний, как какой-то шанс что-то исправить. Один из переломных моментов — встреча с «Нафтаном». Реально могли победить. Самые скверные ощущения испытал именно после той игры. Вроде и забили, а гол отменили… Но мы продолжили биться. Успокоились только к последнему туру, когда стало ясно, что спасения не получится.

    — Как вы отходите от поражений? Что делаете после игры?

    — Не открою секрет — каждый спортсмен после игры может выпить немножко пива. Литр-полтора. Вообще, отходить от матча тяжело. И не важно — победила твоя команда или проиграла. Мысленно еще какое-то время все равно остаешься на поле… Вот нас уже много лет учат, мол, поражения надо сразу забывать. А я все никак научиться не могу. Наверное, психика не такая. Мне день-два нужно, чтобы обо всем забыть.

    — Вот вы про пиво сказали. А было такое, чтобы после поражения серьезно наваливались?

    — По молодости мог навалиться. Сейчас — нет.

    — Залет какой-нибудь вспомните?

    — В ментовку попал. По дурости своей… Ты начинаешь выискивать во мне отрицательные моменты.

    — Скоро начнем говорить о позитивных.

    — Ну, слушай. Год 96-й, наверное. Сыграли матч. Поехали на базу. Немножко расслабились :). А, вспомнил! Мы «Фандок» победили 3:0, а меня признали лучшим игроком матча. Вот и отпраздновали. И что-то я по ходу разговора расстроился. Встал и как дал ногой со злости в стенку… В общем, ногу сломал :). Шуня в комнате, Игорь Чумаченко… Это сейчас мне смешно, а тогда вообще ни разу. Благо на следующий день был выходной. Представляешь, а потом я звоню Костюкову и говорю, что в гипсе. Он мне: «Так ты ж после матча ни хрена не хромал! Когда успел?» Я начал придумывать, будто в игре получил, но не почувствовал. Потом месяц жил без футбола.

    Скоробогатько и дедовщина

    — Как вспоминаете 90-е?

    — Они действительно были лихими. Но меня не коснулись практически. Мы все были увлечены футболом. И какого-то криминала или еще чего-то я не помню. А по поводу футбола, думаю, в то время коллектив был получше. Жили на базе. Вместе проводили много времени — и тренировались, и отдыхали. Не то, что бы мы благодаря этому много чего завоевывали. Хотя в 97-м стали четвертыми, в 98-м — чемпионами, в 99-м — снова четвертыми, однако шанс взять третье место у «Днепра» был. Потом, правда, начали немножко спускаться.

    Можете сравнить себя в 20-23 года с нынешними игроками того же возраста?

    — Молодежь сейчас… Ну, не то что более серьезная… Как тебе сказать? Может, в чем-то более профессиональная. Хотя я все равно считаю — молодость всем трудно прожить без ошибок. А так наши поколения во многом схожи.

    — Традиции уходят. Но ранее в командах было четкое деление на старших и младших…

    — Да, конечно. Когда я только попал в «Днепр», стариками у нас были Скоробогатько, Радушко, Ванюшкин.

    — Воспитывали?

    — Было такое. К старикам проявлялось уважение. Зайти в столовую раньше них мы не имели права. Когда автобус уезжал с базы, нужно было успеть в него пораньше. Ведь тебя, молодого, никто ждать не будет… Да, дедовщина была. Но адекватная.

    — Доставалось когда-нибудь?

    От Скорого пару поджопников получили :). На сборах, в столовой. Но так — легонько.

    — От Скорого пару поджопников получили :). На сборах, в столовой. Но так — легонько.

    — И как вам потом под руководством Андрея Викторовича игралось?

    — Нормально. Он же нормально все сделал. Обходилось без перегибов. Никто никого не унижал. Вставляли нам по делу. Сейчас этого, может, и не хватает. Время другое.

    — Говорят, в прошлом году вы после одного из матчей со Скоробогатько на пару ногами в судейскую ломились.

    — Был момент. Ломился. Но не ногами. Выразился нецензурно, за что и понес наказание. Дисквалифицировали меня на два матча. Все было по делу. Хотя я имел повод высказать свои претензии Евневичу. Знаешь, наверное, со мной что-то подобное случилось впервые.

    — А что вас вывело из себя?

    — Я особо не помню. Может, Евневич судил не очень хорошо :). В матче с «Нафтаном» мы поражения не заслуживали. Наверное, то просто была слабость. Некуда было вылить эмоции. Хотя, скорее всего, я был прав :).

    — Теперь, получается, вы ветеран. Молодежь воспитываете?

    — Может быть, я как капитан иногда должен быть жестче. Не то, что я мягкий. Но радикальных мер не предпринимаю.

    — Никого никогда не строили?

    — Могу иногда прикрикнуть по ситуации, но не более.

    — Без поджопников, в общем.

    — Ну, да.        

    Theatre of Tragedy и Валентин Пикуль

    — Вы славитесь любовью к тяжелой музыке. Откуда это увлечение?

    — Из Рогачева. Город у нас небольшой. Я жил в районе девятиэтажек. Там хватало любителей тяжелой музыки. Старший брат со своими друзьями поначалу увлеклись. А потом и я добавился. Metallica, Manowar, Helloween, Accept — с этих групп все и началось. Потому уже перешел на другую музыку.

    — Какую?

    — Готический метал.

    — И что вы теперь слушаете?

    — Ты таких групп не знаешь, наверное.

    — MySpace зато знает, вы говорите.

    — Theatre of Tragedy, Draconian.

    — Вы, видно, серьезно увлечены.

    Metal везде со мной — в машине, дома. Коллекция большая. Видео концертов покупаю.

    — Metal везде со мной — в машине, дома. Коллекция большая. Видео концертов покупаю. Когда ездили в Норвегию играть со «Стабеком», хотел себе CD одной местной группы купить. Правда, что-то не срослось. Помню, мы прогуливались по Осло, а там как раз концерт на какой-то сцене проходил. Гремело нормально :). Я все посматривал в ту сторону. Так пацаны начали меня подкалывать: «Ну, давай, Жека, иди на концерт».

    — А кто-нибудь в команде ваши увлечения разделяет?

    — Нет. Помню только, когда Дима Ровнейко приезжал… Знаешь, Диму Ровнейко?

    — Ну, Ровнейко не Draconian.

    — Так Дима, как узнал о моих предпочтениях, рассказал, что в «Немане» любителем тяжелой группы является Коваленок.

    — Вы еще и любитель книг. Считаете, всем должно читать?

    — Каждому свое. Обязывать кого-то не стоит. Что до меня, то мой литературный спектр широкий — от тяжеловесных классических авторов до Эммануэль Арсан. Я читать люблю. Был период — увлекался философией. По совету друга прочел одну книгу, потом по инерции еще несколько той же тематики зацепил. Кстати, в институте пригодилось на сдаче экзаменов по истории и философии.

    — Каких авторов любите больше всего?

    — Валентин Пикуль мне нравится. «Честь имею» перечитываю в третий раз. Был период увлечения Пауло Коэльо в момент его пиковой популярности. Хотя уже охладел к этому автору. А так мы в одном номере живем с Андреем Распоповым — и на базе, и на выездах. Постоянно книгами обмениваемся. Работаем в литературной связке :).

    — А «днепровские» ребята помоложе читают?

    — Ну, вроде бы видел, что кто-то читает в автобусе.    

    Химчистка и СТО

    — Вы в Могилеве человек популярный?

    — Бывает, узнают.

    — Часто?

    — Скорее редко.

    — Расскажите случай какой-нибудь?

    — Зашел (уже после того, как покинули «вышку») в химчистку, ковер забрать. Женщина, которая там работает, посмотрела на меня и говорит: «Лучше б ты в футбол играл, а не ковры сдавал». Я сначала не понял :). То ли она пошутила, то ли хотела сказать: «Лучше бы ты в футбол вообще не играл». Я сразу притих. Оказалось, она периодически ходит на наши матчи.

    Еще. Помню, ехал ремонтировать машину. И не доехал. Заглох недалеко от СТО. Стал голосовать. Подъезжает учебная машина. Выходит мужик: «Ну, что, Женя, застрял?» Оказалось, ходит на футбол, знает меня. В итоге он позвонил своему другу, тот меня дотащил. Денег брать не стал. Вот такой момент.

     «Стабек» и тренерство

    — Говорят, вы серьезно относитесь к религии. Правда?

    — Ну, было время. Не то, что сейчас я отношусь к религии несерьезно. Не подумай ничего плохого. Крестился я сам в 21 год. Как раз в чемпионский сезон. Помню, соборовался. Соборование на причастие похоже. Только подготовка более серьезная. А вообще, тема очень личная. Думаю, развивать ее не стоит. Теперь у меня в этом отношении все проще.

    — Тогда… Лучший матч в карьере?

    — Ой, не — не помню.

    — А какие помните?

    — Когда «Динамо» минскому проиграли 2:5, но все равно стали третьими :). Когда Калачев забил победный «Гомелю», и мы завоевали чемпионство. «Бронза», кстати, больше помнится. Потому что я почувствовал большую причастность к этому успеху. В чемпионский год ведь провел только 17 матчей — молодой был. Хотя звание чемпиона, безусловно, греет душу.

    Понимаешь, последние события все равно лучше помнятся. Домашний матч со «Стабеком», например. На выезде сыграли 2:2. В Могилеве 0:1 уступали. А пропустили после того, как я запорол. Хотел выносить, но получилась срезка прямо на соперника. Он и забил. Пять минут оставалось, норвежцы готовились к выходу в следующий раунд. И тут Юрченко сравнял. Полные штаны радости были :). Понимаю, проиграй мы, никто, может, в глаза бы мне и не сказал, что я виноват. Но на душе все равно было бы скверно.

    — Сколько еще планируете играть?

    Каждый год ставлю перед собой цель отыграть еще сезон. Долгосрочных планов не строю.

    — Каждый год ставлю перед собой цель отыграть еще сезон. Долгосрочных планов не строю.

    — Теоретически вы способны доиграть до 40?

    — Не знаю. Уже тяжеловато становится.

    — И что будете делать после футбола?

    — Тренерство — самый реальный вариант. У меня есть соответствующее образование. Еще переподготовку в Минске проходил. Только надо лицензии нужные получить.

    — То есть вы окончательно решились?

    — Думаю, что да.

    — Вы собираетесь быть строгим тренером?

    — В команде однозначно должна быть дисциплина.

    — Оценивая всю свою карьеру, скажите, за что вам стыдно?

    — За вылет из высшей лиги. Перед болельщиками стыдно. Перед собой — тоже. Все-таки от меня многое зависело, я капитан команды. А так достиг того, чего мог. Мне, если честно, за то, что был футболистом… То есть еще остаюсь им, не стыдно.

    — О чем жалеете?

    — Возможно, о том, что не смог повысить свой уровень, реализоваться в большей степени. Жалковато. Знаешь, как… Было желание поиграть в другом антураже. Понятно, это для футболистов посильнее… В общем, мне хотелось, чтобы было так — ты выходишь на поле, а на трибунах десять тысяч зрителей кричат.

    — Чем гордитесь?

    — Как бы ни было трудно, не сдавался и продолжал тренироваться. Уважаю себя за это. Мне все равно, как кто обо мне думает, мол, сильный я игрок или нет. Главное, что я сам знаю, кто я такой.

    — И вы считаете себя сильным футболистом?

    — Ну, если судить по достижениям, то не совсем :). Но нужно учитывать путь, которым я шел. 19 лет в одной команде… Ну, ты понял меня.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

    Лучшие материалы