Загрузить фотографиюОчиститьИскать

    Ад по-египетски

    События в Египте кажутся нам отсюда пусть и страшной, но все-таки сказкой из телевизора. На деле же трагедия в прибрежном Порт-Саиде касается любого чемпионата, где болельщики либо предоставлены сами себе, либо взяты в тиски, но неизменно лишены главного – конструктивного диалога. О том, как так получается и к чему приводит, – в материале блога Sports.ru «Объяснительные записки».

    Почва для развития бурного фанатского движения в Египте была плодородной.
    Почва для развития бурного фанатского движения в Египте была плодородной.
    Egypt Почва для развития бурного фанатского движения в Египте была плодородной. REUTERS

    События в Египте кажутся нам отсюда пусть и страшной, но все-таки сказкой из телевизора. На деле же трагедия в прибрежном Порт-Саиде касается любого чемпионата, где болельщики либо предоставлены сами себе, либо взяты в тиски, но неизменно лишены главного – конструктивного диалога. О том, как так получается и к чему приводит, – в материале блога Sports.ru «Объяснительные записки».

    Хронология вчерашнего вечера дает пищу для эмоций, но и в сухом, и в приправленном эпитетами виде многого не объясняет. Середняк чемпионата «Аль-Масри» принимал лидера и действующего чемпиона страны «Аль-Ахли». Ультрас последних считаются едва ли не самыми злостными в стране, а соперничество двух клубов – одним из наиболее принципиальных. На этом более-менее понятные для нас факты заканчиваются, и начинаются странности и нелогичности, на которые может быть два основных вида реакции: презрительного отторжения («Дикари, что с них взять?») и любопытства («Почему все так странно и страшно вышло?»). Первую мы оставим тем, кто всегда прав и лучше всех знает, как надо, а по второй пройдемся.

    Итак, гости открыли счет в первом тайме, и первые беспорядки начались уже в перерыве. Во второй половине хозяева неожиданно смогли отыграться и вырвать победу – правда, матч пришлось остановить минут на десять из-за выбежавших на поле болельщиков. Одной из причин тому мог стать баннер на трибуне «Аль-Ахли», оскорблявший всех жителей Порт-Саида вне зависимости от их отношения к игре с мячом. Доиграть встречу все же удалось, но как только прозвучал финальный свисток, сотни фанатов «Аль-Масри» ринулись на поле, чтобы научить игроков «Аль-Ахли» то ли хорошим манерам, то ли принципам fair play. Игроки гостей помчались к трибуне со своими болельщиками и с боем прорвались к расположенным под ней раздевалкам.

    Тем не менее, преследовавшую их зеленую волну уже было не остановить и, набрав ход, она врезалась в уступающих ей в численности, но готовых на все фанатов «Аль-Ахли» и зажала их в углу стадиона. Полиция – возможно, опасаясь, что беспорядки перекинутся в город, – отказалась открывать ворота для выхода со стадиона и предпочла держаться в стороне. Фанаты оказались предоставлены сами себе, потасовка превратилась в бойню: в ход пошли традиционные орудия недавней египетской революции – ножи и булыжники. Кроме того, в начавшейся давке пострадали и те, кто находился в стороне от «линии фронта», – не исключено, что без этого число жертв не достигло бы невероятных 74 убитых и нескольких сотен раненых.

    Прежде всего, дело в том, что у местной культуры боления странная, и не совсем здоровая история

    Прежде всего, дело в том, что у местной культуры боления странная, и не совсем здоровая история. До недавних пор на трибунах египетских стадионов любимую команду поддерживали традиционным «советским» способом, никаких группировок с файерами и баннерами там не было и в помине – только «кузьмичи». Болельщицкие объединения носили названия вроде «Общество любителей «Замалека» и полностью контролировались клубами. Неудивительно, что как только местная молодежь получила возможность более-менее массово смотреть матчи европейских чемпионатов, «унылые старперы» безоговорочно проиграли в ее глазах экзальтированным тифози и красочным перфомансам серии А.

    Почва для развития бурного фанатского движения в Египте была ровно такой же плодородной, как у революции

    Возможно, в Египте не хватает чего-то для развития самой игры, но почва для развития бурного фанатского движения там была ровно такой же плодородной, как у революции, охватившей страну через три-четыре года: молодежь, бедность, недовольство многолетней диктатурой. Только вот перенять можно лишь то, до чего ты уже дорос. Для кого-то американская культура – это гамбургер и MTV, а для кого-то боление «по-европейски» – это пиротехника, нецензурные кричалки и драки стенка на стенку. Для Египта, к сожалению, справедливо и то, и другое.

    Появившись по нашим меркам очень поздно, лишь в 2007 году, египетские ультрас быстро приобрели такой размах, что начали затмевать собой собственно игру. Трибуна стадиона стала единственной из всех трибун, где рядовой человек мог выразить свое недовольство жизнью вообще и государственным строем в частности, а драки между группировками ультрас – пусть примитивной и извращенной, но единственно доступной формой демократии и выборности.

    Власти, привыкшие иметь дело с покладистыми и сговорчивыми «любителями кожаного мяча», были совершенно не готовы работать с толпами агрессивной молодежи, набор претензий которой к власти и друг другу выходил далеко за рамки сугубо футбола. Фанатов периодически удавалось нанимать для силового давления на оппозиционеров, но обеспечить их лояльность все равно было невозможно.

    История египетского футбола превратилась в непрекращающуюся череду массовых драк, отмененных матчей, взаимных провокаций и профилактических арестов

    С этого момента история египетского футбола превратилась в непрекращающуюся череду массовых драк, отмененных матчей, взаимных провокаций и профилактических арестов. Неудивительно, что когда год назад на площади Тахрир начались массовые демонстрации и столкновения с властями, футбольные хулиганы встали в первых рядах – к тому моменту у них уже был вполне боевой опыт, позволявший не только возглавить сопротивление, но и правильно его организовать.

    После свержения президента Хосни Мубарака ситуация в местном футболе изменилась только в одном: и без того не слишком умелая египетская полиция осталась еще и деморализованой, и, видимо, недоукомплектованной. Пускай раньше победа в войне с фанатами была совсем не близка, зато было хотя бы понятно, кто с кем и против кого воюет. Теперь эта ясность, очищающая голову от сомнений и освобождающая место для чистой ненависти, исчезла. Начались сомнения, а главное – подковерные интриги различных сил, борющихся за упущенную Мубараком власть. Ослабить ли контроль за болельщиками, раз уж новые времена на дворе и можно не запикивать антиправительственные кричалки в обзорах матчей? Закрутить ли гайки еще сильнее? Или дать полную свободу, чтобы всем стало видно, что эти головорезы понимают только кнут, а стране нужна твердая рука, способная его держать?

    Так или иначе, когда после финального свистка болельщики «Аль-Масри» хлынули на поле стадиона, полицейские были удивительно безучастны. Это подтверждают и кадры фотосъемки, и свидетельства очевидцев. Капитан «Аль-Ахли» Мохамед Абутрика, выведенный в прямой эфир местного телевидения из раздевалки, куда команду загнала разъяренная толпа, кричал в трубку мобильного телефона: «Нас никто не защищал! Полицейские просто стояли и смотрели! У нас тут трупы в раздевалке!» Его слова подтвердил и избитый толпой главный тренер «Аль-Ахли», португалец Мануэл Жозе. Первый уже объявил о завершении карьеры, второй – о том, что ноги его в Египте больше не будет.

    В Порт-Саид введены войска, в стране объявлен трехдневный траур, футбольный чемпионат остановлен и неизвестно, когда возобновится. Египетский опыт не из числа тех, который хотелось бы примерить на себя, но любая, даже самая карикатурная производная может быть интегрирована обратно. Для этого даже необязательно что-то делать – достаточно просто стоять на своем, не пытаясь искать общий язык.

    КОММЕНТАРИИ

    Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.